Поиск по сайту:

1.  Не всегда даже по льду скользишь,- а здесь не лед даже, а песок! Все позади  где-то осталось – и земля, и  трава, и тонкие прутики берез и кленов. Позади даже снег и его ледяной крепкий панцирь, сковавший морозом жизнь и как будто убивший, но на самом деле сохранивший ее до весны. Все! Как будто путь окончен, - и как страница перевернута - еще одна, и еще одна, и еще. … И это хорошо! Пишется Книга, опоясывая взглядом весь шар земной,- и пишется, и иллюстрируется, и верстается  из разбросанных по миру разрозненных листов  один большой Земной Букварь  - первый и единственный, в котором жизнь во всех проявлениях ее от «А» и до «Я» не расписана, а прожита, пройдена, душой вынесена. Лист нов  – и ноге ступать так непривычно! Уже не лед, а горячий  песок там – и глазу видеть странно, и ступать горячо, и не слышно звуков привычных, знакомых и родных ароматов жизни…Трудно, ли, тяжело ли полюбить новь? Все та же Земля, – а сколько ликов у Нее, сколько глаз, сколько характеров и рук! И привыкнешь, и полюбишь, и запомнишь – по малой красной стрелке не впервые идешь вот так – с востока на запад, по материкам и странам, собирая в память Искусство Жизни, Его Язык   и Живопись: слова и рисунки, песни и сказки, в которых всегда есть печаль и в которых всегда есть Добро. Она везде одинакова, Земля! – щедра и любяща ко всему живому. А еще – Она, оказывается, единственна! И как  возможно это – не любить Ее? Невозможно! И потому ступает душа по Ней  осторожно и ногами детскими босыми, или летит над Ней мыслью своей, как птица,  дней и жизней не считая и снов не видя. И запоминает! Душа запоминает свой долгий, долгий путь  к Истоку, которому имя  и есть « Мой Дом». По Огромному Кругу  и через весть мир, - но с новой Любовью: не к « моему дому», а ко всему миру, потому что всему миру один купол  - Небо. А после ляжет и шар земной в ладони  малым глобусом, и будет красная стрела магнита, за которой вновь пойдет Душа с востока  на запад. За мгновение облетит его, и легко вспомнит все, потому что все это   было, и  все это прошла она уже давно, и круг жизни новой начнется для нее  всегда с памяти   о том, что  было когда-то. Потому и Земля для нее – планета и шар, а не плоскость страницы! Она готова принять уже Сферу,- ее сферу, свою,…где Купол общий для всех и  вся  – Вечное Небо.

2.  Не рви Красоту! – сохрани ее лучше для себя. Ты и завтра придешь, и послезавтра  – а Она уже будет! Будет ждать тебя,  и будет меняться вместе с тобой. Расти будет, смыслом наполняться в глазах твоих, в душе твоей,- с каждым новым касанием, с каждым новым к Ней возвращением. Память о Ней останется навсегда: и в мыслях, и во снах, и в мечтах в любой момент прикоснешься, вернешься к ней в мгновение любое! Секунда - и ты снова  там, и вновь любуешься ею, впитываешь всю ее без остатка, и заново учишься чувствовать, видеть, понимать.…Так рождается Художник. Так возрождается Душа. Любое прикосновение к Жизни, любое касание ее - пусть даже мимолетное,- они пробуждают, тревожат, заполняют   желанием сохранить, рассказать, передать – и не убить, не нарушить гармонии ни словом случайным, ни шагом ошибочным, ни взглядом слепым. Красота нерукотворная! – так трудно бывает тебя сохранить и сберечь! Ты быстротечна и    переменчива как сама жизнь,- и нелегко   порой привыкнуть к игре лучей света в твоих многочисленных гранях! Но возможно – если любишь жизнь и принимаешь в дар именно Жизнь – как одно, единое  Целое. Мир меняется вокруг – и ты  постоянно меняешься вместе с миром. То же Небо, та же Земля, тот же старый сад – и год назад, и  десять лет назад они были такими же – спокойными и  прекрасными в своей Мудрости. И они  радовались  так же, как и сегодня, своему пробуждению, и цветению, и  росту,  и осеннему румянцу, и яркому молодому блеску новогодних звезд, которыми так щедро и всегда делится небо накануне каждого нового рождения, каждого очередного возвращения в ту же, казалось бы, жизнь. Но она уже новая – и потому совсем, совсем другая! Ты не рви Ее  красоту! Не топчи ее, не променяй целый год ее цветения и роста  на всего один день вашего с нею единения, ибо тогда  она угасает, увядает на глазах, так и не принеся никому ни радости, ни счастья – да и тебе не принеся ничего, кроме своей трагедии одиночества. Ты дождись лучше осени!- как щедро и от души она одарит тебя! Ковром бросит под ноги  золото опавшей  листвы,- бери тот, что захочешь! Ты возьми яркий лист кленовый,- всего один,  но так похожий  на детскую ладонь! И тогда долго будет он еще жить, наполнять дом чем- то легким, невесомым и тревожащим душу… Может быть, его маленькая золотая ладошка от имени Вечности   благословит тебя как Художника, как Певца Красоты? – и тогда ты назовешь эту ауру дома вдохновением.  А, может быть, просто впервые к тебе прикоснется истинная Жизнь? -  просто  напоминанием о том, что ты  тоже живешь ;  и о том, что  ты есть часть одной большой Жизни, а потому через твои ладони тоже сможет прийти в Мир хотя бы малая частица вдохновения Той, одной большой  Души.

3. Прикоснись! – это моя просьба к тебе. Касание может быть легким и невесомым,- как дуновение едва уловимое; а может зажать в тиски боли, из которых рвутся отчаянно и с одним лишь только желанием – выжить. Касание может нести Добро – быть светлым, теплым и мягким, и закутать в Любовь как в прозрачное белое  покрывало- паутинку;  а может быть сухим, колючим и жестким, и легко ударить ради чего – то – хотя бы и не сразу ты понял, ради чего. Прикосновением можно разбудить,- и сердце, и душу, и разум растревожить. Так будят и тревожат воспоминания далекие; звуки и мотивы, когда-то  любимые; запахи, прежде родные и знакомые. Солнце ласково щеки коснется, позовет за собой , - и не вспыхнет ли жизнь с новой силой, не очнется ли от тяжелого сна? Как давно, оказывается, все угасло,-  и как преждевременно допустил ты это недопустимое угасание! Но если душа оживает – то навсегда: второй раз она себя никогда не теряет. Наоборот – хранит каждое проявление жизни  мысли своей, мечты своей, и только радуется, если ветер дикий и ароматный растреплет вдруг  волосы своим внезапным порывом. И он тоже пробуждает! И он тоже сжимает лицо в ладонях, зовет посмотреть в небо….Он тоже одаривает!  – всем, чем в силах одарить, и даже парус готов заполнить собой, чтобы душа летела по тем же синим волнам, что и он. Так подхватывают жизнь все стихии! И жизнь чувствует их все – но не только видит или слышит; она чувствует каждое их к себе прикосновение. И потому огонь – не только ярок, но и горяч; вода - не только говорливый ручей- вена на теле земли, но и спасительная в зной прохлада.… Все они несут в мир жизнь – и тебе тоже, хотя редко ты их замечаешь. Но это только пока – пока ты слеп, и глух, и как будто счастлив. Но придет пора одиночества и тоски! – а вместе с нею –   Время прозрения, понимания  и обретения. Они простят – ведь ты не жил! Так же ласково примут заботливые руки, так же укачивать будут в невидимой колыбели, и так же огонь далекий светить будет, согревая уже тем только, что он есть… Ты не один! Просто и ты прикоснись к Миру – душой прикоснись впервые. Пусть и Он тебя услышит, и увидит, и почувствует! Всего  одно   легкое касание Любви и благодарности – а как оно изменит  Жизнь! Оно исцеляет,- ты вспомни только! Хотя – ты ведь помнишь все! Поэтому и молчишь. Ты  с  душою своей говоришь  -  впервые за долгие годы. И   впервые удивляешься тому, что она плачет в жестких и холодных человеческих руках.

4. Если остался один,- значит, и  выходи один! Ни руки рядом, ни плеча,- хоть ты и привык быть все время за кем-то, за что-то. Тогда все берегли, -  не давали  ни шага сделать, ни всмотреться внимательно в окружающий мир, ни глаз к небу поднять, ни мысли протянуть миру навстречу: « А какой ты?» Они, наверное, берегли! Тебя – полагая, что счастье твое – это их спокойствие. Себя - полагая, что счастье твое  - это равно  их счастье. Что осталось для них после твоего ухода? Для них остались тишина и покой одиночества, которое уже начинает царапать, тревожить  своими острыми иглами бессмысленно прожитой жизни, неудовлетворенности и страха. Не осталось в их  воспоминаниях ни ночей тревожных, ни радости творчества, ни счастья  рождения   их Любви  уже как общего с Богом  шедевра – земного гения. А ты? Ты шел понуро, опустив глаза. Ты не жил – ты горел мечтой о своей настоящей жизни, которая  только будет когда-то. Будет! – потому что ты уже тогда знал о ней и  тогда уже желал и жить, и дышать. Это счастье для тебя, оказывается!- хотя бы на мгновение остаться одному. Ты сразу, без тени сомнения, сделал  первый шаг  навстречу Миру. Куда приведет тебя  эта Дорога? Ты не знаешь еще – но видишь, что  устремляется она куда-то в Небо, высоко-высоко.… Там легкость граничит с невесомостью, и потому там -  Полет  Духа. Он есть   истинная ценность земного воплощения; ради Него  только и одаривает Творец жизнью, и расцвечивает  ее радугой осмысленности, одухотворенности. Это счастье для тебя, оказывается! И  для Земли это – счастье: то, что ты правильно понял Жизнь.

5. Пусть тебе приснится, что ты – Птица! Там два крыла – невесомых и сильных. Там – душа, и интуиция, и далекая, проверенная тысячелетиями Память… -  и все! И больше нет  ничего  – потому что вдруг понимается Там:  ничего более тебе для истинного счастья  не нужно. Там - ни тягот и ни сомнений, – ничего тяжелого, весомого, земного. А потому  пусть тебе приснится, что ты – птица! Тогда на целый сон, как на Вечность, придет к тебе Свобода. И - крылья, Ее дарящие, Ее поющие,  ради Нее и Ей навстречу поднимающие готовую  душу, которая извечно тоскует по Высоте. Все там! Куда устремишься ты, куда приведет тебя твоя истинная  Память? Можно облететь за мгновение весь шар земной - запомнить рисунок, особенности, изгибы.…А ведь сотни лет были потрачены когда-то  на то, чтобы составить эту  карту, - и  не одна жизнь была отдана ради того труда! А ты? Ты за миг единый  увидел все! А потому… пусть  приснится тебе, что ты – птица! Есть два крыла,- куда   они  душу унесут?  Куда душа позовет!   Ты попроси их впервые о Высоте! Они поднимут с радостью – и легко откроется то, что искал ты годами и веками жизней земных. Весь мир ляжет на ладони в единое мгновение! А сколько пар крыл было сломано в тщетных попытках покорить убегающий вдаль горизонт…,- тоже вдруг вспомнится! Отсюда, с Высоты, осознается, что у истинного Мира нет ни стен, ни крыш, - что Он беспределен. И то понимается, что душа всегда свободна и вольна  улететь туда, в ту  Высоту, которая с земли кажется холодной глубиной. Это не омут! – это начало новой сказки. Она – про небесного пастушка, который ходит по иным дорогам и пытается донести до Земли  Небесную Мудрость. А вы по рассказам его из неба сини сложили Круг  - темно-синюю  вечную карту. Может быть, она позовет,- к новым Мирам и Высотам, к вечным Знаниям и к вечным Истинам? Она очарует, она  разбудит Память Души! И тогда крылья к звездам поднимут легко. Ибо Дух, поднимаясь по Ступеням Вертикали, пройденные вехи никогда не разрушает, - Он лишь  оставляет их, как пройденные, уже навсегда.

6. Через сколько веков тянется эта пыль былинная, легендарная? Сквозь дни и мгновения прошивает Игла Времени пласты эпох, не давая им рассыпаться, расслоиться на отдельные страницы. Книга Истории  верстается непрестанно – а зачем? Ты пока ответа не   знаешь – так брось! Пусть не тяготит тебя обязанность, пусть не вразумляет ответственность. Ты не знаешь, что там – за Дверями Прошлого, и  не желаешь  узнать, понять,- пока. Ты идешь, куда глаза глядят,- без Бога в душе, без Памяти и без благословения, что дает Мудрость на Путь Истинный. Ты просто идешь, радуясь своей как будто непричастности  ко всему, что есть Система Мироздания. Ты, сделав выбор, оказался вне Системы – как будто. Не о воплощении ли этой сказки ты метал, не об этой ли свободе грезил? Туман, где нет ни контуров четких, ни   идей, ни схем, - так похож он на тебя и твою студенистую душу! Разбил все, что возможно; предал огню  все,- казалось бы, только и лететь тебе теперь, когда не сдерживает ничто и никто! Казалось, что вот сейчас только сродни  звездам   и стать – тем, что далеки от системы Солнца и потому, наверное, свободны от любого Закона, от любой Системы. Ты! Ты таким почти что стал. Но те, далекие светила удерживает Закон: Его Сила, которая  есть  Справедливость, а потому  и осмысленность, одухотворенность любого проявления жизни. А ты? А тебя не держит ничто, ибо – отрекся! Потому и покатился по небосводу; потому и не оказалось рук, способных подхватить и удержать. Спас тебя  твой взгляд: зацепился он за солнечный луч – и ты не разбился, остался жить. А в это время кто-то, на Земле живущий, увидел, что звезда упала,  поверил в то, что это – к счастью. Для тебя - да. Ты понял, в чем спасение твое: память и свет. Ты возжелал родиться и стать звездой  слишком рано! Не торопись!- Время твое само найдет тебя и само тебя встретит. Пусть память и свет  возродятся в душе  Истинной Мудростью; пусть Закон Мироздания удержит тебя твоею Силой высоко-высоко в Небе,-  пусть даже и намного выше Солнца. Оттуда - приносят Свет. Оттуда - дарят Свет.  А ведь ты мечтал даже   когда-то о том, чтобы Егоуничтожить! А Жизнь – сохранила. И тебя сохранила – при обязательном  Условии Души: вспомнить, прозреть, принять, осознать.… А если осталась Земля, то   и жизнь ее  начнется  сначала: от Истока, к которому  вернулась душа в новом качестве – ваятеля, а не разрушителя Основ. Сколько звезд  сорвалось с небосклона  Земного, сколько их     навсегда осталось за линией горизонта? Не счесть! А тебя подхватил Луч Света, не дав угаснуть. Почему? Ведь если гаснет звезда, то уже навсегда. А тебе еще долго нужно светить! –  потому что и Солнце тоже  не вечно, -  хотя  Оно   и дарит Земле  Вечный  Свет.

7. Всегда  и всем было легче здесь и сейчас. Потому и не желали – ни назад оглянуться, ни вперед посмотреть. Из смутного страха, может быть,- утратить сегодняшнее благополучие, сегодняшнюю легкость; из опасения, быть может,- быть придавленным тяжестью той Истины, о которой сегодня никто не догадывается даже, но которая уже завтра станет реальностью. А Книги Вечные, мудрые   ждут своего часа! Цена им была всегда –грош медный-  но только до  поры, пока в ничтоне превращалась жизнь человечества. И тогда начиналось все сначала -  под именем другим, под иными гербами. Но всегда - чтобы человек стал совсем, совсем другим – научился видеть, слышать, чувствовать, понимать Главное и только к  главному во всем стремиться каждым проявлением новой жизни своей. Начать такую жизнь легко! Останови часы свои, если  это возможно,- чтобы не точили сердце капли секунд, торопя и подталкивая: « Скорей!» Успеешь. Раз замерли стрелки на циферблате, то, значит, целая Вечность у тебя впереди для разговора с самим собой. Только Книги остались – Судьи мудрые и бесстрастные. Они не безмолвствуют,- они всегда говорят  по просьбе того, кто ищет ответ. Спрашивай! Не для того ли тебя  впустили в Тишину, остановили Время, подарили Вечность? В Небо спрашивай бездонное; у Книг спрашивай, что мудрецами были прямо из Небесной сини  переписаны; у самого себя спроси! – ибо душа умеет говорить и всегда ответит. Слушай и спрашивай! Ты просишь себе « завтра», ты просишь себе счастья. Ты желаешь жить в ладу с самим собой, а значит, и с окружающим тебя Космосом. Ты не хочешь себе зла,- лишь только о Добре и о Свете ты мечтаешь: чувствовать ясно и гореть своей жизнью; петь ее, нести ее, дарить ее, не ощущая ни  дна души, ни ударов сердца. Ты не многого просишь! И просишь – хоть и за себя, но не только длясебя. Ты просишь «завтра» -  не потому ли, что плохо тебе сегодня и сейчас? Ты уже даже готов шагнуть в «завтра»! - но не торопись. Не предавай уже сегодня тот день, которого еще нет! Ибо – пока здесь плохо, там не может быть хорошо. И пусть долгим покажется тебе  этот Путь! –  потому и Время не торопит. Оно замерло – только  для тебя. Пусть чисто станет  кругом, пусть не останется боли стыда за оставленный дом,- это уже хорошо, и это уже есть заслуженное – непременное  условие!-  право получить Новое.  А ты не спеши  в новый день! – для должника он не станет лучшим. Пусть кто-то и рвется,- а ты не торопись! Находи – и отдавай, покайся – и прости... «Завтра» - это новая Судьба, это новая жизнь. Не отрекись уже сегодня  от будущего счастья! Не спеши принимать его, если  оно не твое или если – рано. Утратив, вернуть невозможно. Но дождаться – пусть даже и не завтра – нужно! Там, где именно твой  мир ожидает тебя, и есть твое счастье. А для Них Жизнь – это Время. А Их Время, - как Время  Души,- вечно.

8. Расскажи себе сказку о завтрашнем дне, - ту, о  которой сам   мечтал - и давно. А всесильное, всемогущее «Я» пообещает тебе завтра претворить ее в жизнь, воплотить мечту в реальность…сможешь ли? Конечно! И даже листов бумаги возьмешь больше, чем нужно,- чтобы была возможность прорисовать четко каждую – даже самую незначительную – деталь. И Тишина будет – ты сам найдешь Ее, не спугнешь ничем! Ты станешь трудиться искренне и с огромным желанием, забыв о том, что давно уже перестал верить и в мечту, и в сказку, и в счастье. А напрасно, оказывается! И ты этому  даже немного рад. И Я рад тому, что ты рад! – значит, что-то в тебе сохранилось еще от Жизни! Тебе не принес  и изначально не мог принести истинного  счастья азарт завоевателя,- ты давно уже не мечтаешь о победе  над золотым тельцом. Победу над тобой одержал он когда-то,- и наградой  тебе стала жизнь на его рогах, а ему - трон великого бога. Ты напишешь о чем-то совсем ином!- ты чувствуешь это. И кипит в душе – а лист по-прежнему бел, ибо не проходит вовне ничего, кроме молчания. Так о чем же? – чтобы случилось, чтобы сложилось, чтобы сбылось? ... Раз у Бога – значит, о Настоящем просить! А - и не о чем как будто. Так  бывает! До рассвета самого будешь вспоминать давно  забытые легенды о героях, о Добре и зле и о вечной победе Добра; о начале Нового дня и – с ним вместе –  о Возрождении истинной  жизни;  о Прекрасных дамах и о Рыцарях Света…вот они, герои и богатыри  былинные! Увидишь ли среди них себя, узнаешь ли? Начал  рассказ  о райских кущах для себя – остановился: хватит!  - ведь не принесли они на Землю  счастья. Думал долго,- долго! И всего лишь несколько строк оставил Мне! – как последнюю и единственную мольбу души,  измученной поисками выхода из Лабиринта. Окна глаз  распахнуты навстречу Солнцу, и - белый платок бумажного  листа, в котором – вся твоя боль собрана в кристаллы соли: « Ты подари мне сказку сам – Тобою для меня начертанную. Даруй! – а я приму из рук Твоих, как молитву, как внезапно сбывшийся сон…. Если Ты не утратил еще веру в меня,- имею ли я право потерять себя  вновь?» А утром листа уже не будет. Но  это не ветер унес его, а Я принял,- потому что те, другие листы,   остались нетронутыми – ни тобой, ни Мной. Они остались ждать  - наших с тобой уже общих,  оживших  и одухотворенных  легенд. Я знаю, что Они все будут о Добре - это главная сказка жизни, о которой вы давно забыли. Вспомни! – « Я не желаю зла – ни в себе, ни для себя, ни от себя», - это душа твоя говорила! Но ты сегодня ее еще не слышишь,- а Я уже ее услышал и уже понял ее. И Язла не желаю – а потому я оставлю тебе сказку о Счастье! Это будет великий Труд – но ты просил! И даже листы чистые оставил. Ты просто устал – от совсем  не райских кущей рогатого божества своего. Это хорошо, что ты от них устал! Это значит, душа  не согласна на  рабство. А это уже – первый шаг к  ее Истинной свободе, которая  есть  освобождение себя от зла.

9.Как много ты уже знаешь слов! Еще вчера было просто молчание,- ты не в силах был перевести свою мысль на язык иной, кроме языка жестов. А сегодня уже легко и свободно делишься всем собой  с окружающим миром через  такой, казалось бы, простой, доступный  и изящный механизм  слова, человеческой речи. Так легко ты к ней относишься, так легко с ней заигрываешь и управляешь ею! Ты – хозяин! – и потому вокруг их, слов –  целая россыпь. А потому  ты не задумываешься особо и особо не раздумываешь: а зачем? Их много еще в запасе,- в любую секунду слетит с языка еще десяток их, порожденных мыслью быстрой. Печально, что она, Мысль, не всегда чиста, ясна и понятна, - но чаще раздражена, встревожена, воспалена пороками человеческих страстей  и сердец завистливых и сухих. Что привносит в мир такая больная мысль? Она приносит такое же больное, как и она сама, слово, способное  отравить все вокруг,  а вместе с ним и болезнь, и боль. Зачем? Не думать о будущем всегда легче, чем знать о нем, думать о нем, быть разумно и осознанно ответственным за него. Но признайте, что прежде следствия  всегда идет причина! Но поверьте, что Первопричина есть всегда  Мысль и порожденное ею Слово! Ткань всякой жизни туго зажата  и натянута в пяльцах  Судьбы, - и всегда Мысль даст  схему, а Слово оформит  рисунок Души. Когда-то ты все  увидишь, узнаешь, вспомнишь! И не думай о том, что Время подгоняет, забирает силы, что ткань судьбы портится от каждого ошибочного укола, от каждого затертого шага иглы, от решительного удара ножниц. Трудись разумно! Не коснуться жизни было бы неправильно! – ибо смысл ее есть воплощение Совершенства, как еще одна ступень на пути к Идеалу. Трудиться в  теле Мысли, - это, может быть, и странно, и непривычно, - но именно  Она есть Начало всему! И только Она подводит жизнь к главному Учителю и Судье – ко Времени. И уже  Время проверяет истинность  любой Мысли – в слове, в деле ,- проверяет  Вечностью. И нельзя утратить эту Связь через Мысль  – ни со Временем, ни  с Вечностью – ибо там только, в них находит свое воплощение  Истина, отражением которой должна стать Жизнь Земная.

10. И не раз, и  не два еще удила закусит жизнь, почувствовав на себе властную руку Хозяйки Судьбы и ее непомерную тяжесть. Лих конь необузданный и дикий! – но не всегда ему летать от восхода и до заката, просто радуясь своей молодости и потому -  природной ловкости и силе.  Пришло Время служить – и служить во благо. Ты лишь ведомый – и послушно идешь за ведущей тебя рукой, не догадываясь даже  о том, что она  существует. Но она есть – и Она  есть твоя Судьба! Если Судьба добра и мудра, а ты умен и послушен Ей, то  случится  чудо – гармония жизни во всем и гармония пары. Так бывает всегда, если Жизнь для тебя – этоСфера жизни, а не малая часть ее под знаком  «моя». Тогда любая жажда не становится темной страстью, пороком, но всегда есть огромное желание  творить  окружающий  мир и нести в него заряд  жизни,  -  мечта, которая  со временем обретает форму, заполняется Светом содержания и  начинает  излучать Свет – тот самый,  теплый  Свет  Жизни и Красоты…. Всегда будет Судьба   сильнее темной страсти  или   порока: Она, встретив и соединив  зло-продолжение с началом  зла, тем самым  поставит точку на нем и его  остановит. Так  сохраняется  Жизнь.  Тихо-тихо подойдет душа к краю обрыва, тихо – тихо взглянет вниз и отступится в молчании от минувшей беды. Оглянется на своего спасителя - а рядом  как будто нет никого. Только боль осталась -  напоминанием  о том самом    «Стой!», которое единственное  было  услышано, почувствовано. Это боль, когда-то остановившая беду. В ней нет уже ни  нужды, ни силы: если родилось понимание Добра и зла - то зачем она?  Родилось понимание Сферы – а значит, возродилась и всесильной стала  Любовь.

11. Ширмы масок, очков, вуалей,- их целая коллекция  собралась  на всякий случай всякой отдельной жизни:  глянцевые светлые, или тусклые серые, или просто  черные безо всяких слов в определение настроения.… Есть среди них  новые,- они  еще пахнут типографией и краской. Такие   со временем утрачивают свою ценность,- они  остаются  немыми свидетелями  событий и лиц, сошедших со сцены. А есть образы древние, почти уже  вечные, - если до настоящего времени Вечность отступает, едва касаясь их. Они  неизменны, их Сила  вне Времени. Они  - щит Добра  на пути  к Истине, и потому не тронет  их никакое зло. Они – это души, - а душа всегда есть та энергия, что, как  улыбка Солнца, вне эпох. А потому и пороки ее, и болезни ее – если   есть они –   всегда неизменны: корысть и зависть, и желание сделаться единственным избранным, единственным счастливым. И средство есть, скрывающее ложь, и зависть, и страх: оно – игра. И всегда будет рядом «кто-то»- тот, кто не осудит, но наоборот, научит мастерски овладеть и средствами, и способами ее – как ключом к достижению многих, многих целей. Поможет! – и с масками, и с речами – в обмен на твое истинное лицо, -  как на истинную душу. Кто-то…! Он не жалеет труда и никогда не скупится. И его не узнаешь,-  у него тысячи лиц, а как будто нет ни одного. А что в твоем зеркале, Душа?  А в зеркале пустота отражается... Жутко станет! Обезличенный бесправен – его просто не существует! Но  за твоим настоящим  лицом кто-то  так долго  скрывался! Кто?  Впервые вздрогнешь, увидев воочию лик воплощенного порока   – холодное и слепое равнодушие ко всему. Жить ему равно до той поры, пока Душа не сделает окончательный  выбор на пути своем: кто есть Она?  А она изначально есть свет Добра, щит Добра  на пути  к Истине, -  и потому  пусть  не тронет  Ее никакое зло!  

12. Возьми, дитя,   линейку и карандаш, возьми бумаги чистый лист. Присядь за стол, положи его перед собой и расчерти крестом на четыре равные части. На что похоже? Похоже на циферблат больших прямоугольных часов, - только пока еще без цифр и без стрелок, отмеряющих шаги Времени. Оставь! Не дорисовывай больше ничего – пусть останутся четыре чистых поля - квадрата: два снизу и два сверху. Это – Мир и его сектора. Нарисуй в каждом квадрате одну из четырех главных  Идей мира – так, как ты понимаешь. Все под рукой будет – и красок палитра, и  карандашей цветных – ты только твори! И не  так важно здесь даже мастерство художника! Здесь главное – взгляд и понимание человека. Четыре квадрата дано – два снизу, два – сверху.… С какого начать? Ты правильно начал – в верхнем левом углу начал рисовать Небо. Рисуй так, как ты представляешь его себе -  пусть там будут и звезды, и  Солнце, и  Луна, и облака, и радуга, и тень могучей птицы.…Пусть будут молнии и туча, и пусть выкатится из нее слезинка дождя или шарик снега. Это – Небо. Это восхищение, это трепет, это мечта и восторг,…и немного – неуверенность первого полета, невесомости и свободы. Поставил точку – переходи на следующее поле,- пусть на то, что рядом. Здесь будут солнечные лучи, и  пляшущее пламя свечи, и улыбка светлая и чистая, несущая тепло. И тона здесь будут золотистые, румяные и  лиловые. С  них   должна начинаться жизнь   рядом с таким прекрасным, многогранным небом! А под небом – Земля. Здесь  тоже живет   одухотворенная Красота   и ее тайны! И времена года, и  прелесть их, и дары их; и мир, что вокруг – вся жизнь земная! Она многолика, – а потому ты нарисуй только ее натруженные, добрые разноцветные ладони, на которых для тебя – золотой колос. И сразу понятным станет  без слов то главное, что составляет стержень, основу  всей жизни – связь дитя и матери. …А рядом с землей будет  Океан. Что нарисуешь ты? Просто синюю ровную гладь, – Он закрыт для глаз посторонних, для рук нечистых, для душ и сердец злых; Он шуток не любит и  шутовства. Только лунную дорогу не забудь протянуть тонкой серебряной нитью! Потому что и Он зовет, и Он манит ввысь, и Он приглашает, и  Он любит...  Все!  Мир перед глазами, похожий на циферблат огромных часов. И стрелки минутные, секундные побегут по стихиям, отмеряя шаги того, кто творил и ваял картину, как он сам назвал ее – «Мира». А где же в ней будешь ты? Поставил точку на пересечении двух линий-границ,- Вертикали и горизонта. Красную точку поставил, чтобы всем было ясно видно: вот он Я. Из этой точки – и стрелки часов начало свое берут, из этой точки – рукой подать и до Земли, и до Неба. Ты видишь?  Мир -  вокруг. Он многогранен – но един, он  не разбит на части. И ты   – не лишний, но, наоборот,  то самое  связующее звено, что позволило им когда-то соединиться. Через Любовь твою ко всему! Храни Ее – и рисунок свой детский храни всю жизнь. В нем – все то, что есть  у тебя. В нем - равно все то, что ты можешь потерять, утратить. Где будет твое место в  мироздании? – это выбирать  тебе и не сегодня. Но пока ты - в Центре мира, потому что сегодня Он принял тебя. А после, годы спустя,  и сам признаешь, что та красная точка в центре – не ты вовсе! Это Солнце, - и от Него берут начало и Время, и Жизнь. А то, что ты Солнцем был когда-то,- за это Время благодари! Ты понял, что главное – сохранить и удержать. И понял, что именно –весь мир- тебе нужно беречь, соединять и хранить  как частицу самого себя.

13. Солнце большое и далекое. Но, несмотря на это,  никто и никогда не скажет о том, что Оно  неживое! Почему? Потому что Оно просыпается и засыпает, и Землю пробуждает по утрам, и убаюкивает на долгий ночной сон. Оно может быть теплым, улыбчивым и щедрым,- и тогда на Земле все хорошо. А может нахмуриться, или задернет  в своем  синем окне темную суровую шторку тучи.…И все внизу как будто сжимается, делается меньше и неуверенней; и сразу холод уносит уют, и сырость начинает хватать  за руки  своими влажными  цепкими коготками. Солнце живое! А значит, когда-то родилось, и выросло; и  напиталось силой, и получило великое право греть и освещать  - и не только Землю, но и другие планеты! Девять планет – как его дети – всегда с ним  рядом, и ни одна не устремится из-под Начала, из-под взгляда и воли, из-под власти Светила. Оно дарит свет, Оно дарит жизнь,- и все девять планет протягивают ему навстречу невидимые ладони: « Отец!» Его чтут – и почитают как   Бога. Почему? Оно – Начало жизни, ее первое зерно, ее хранитель и продолжение. Всякой жизни! – земной и неземной, видимой и невидимой. Солнце даже не дети его воспели и короновали,- Его сама Вселенная наградила короной! -  и ее, Солнечную, даже с земли видно. Тяжело носить  такую! Это и честь великая, и ответственность непомерная, и огромное же, истинное  счастье – оказаться избранным для продолжения вечного труда Жизни. Солнцу под стать! У него и имя свое есть, собственное,- оно не какая-то далекая безымянная звезда! Светлое, чистое, теплое и такое домашнее имя… Правильно! – ведь куда бы оно ни заглянуло, - в каждом уголке, куда лучи дотянутся – везде его дом. И везде его встречают с радостью, и везде поют его, - кто как может и кто как видит, - но всегда искренне и всегда душой. И всегда его ждут как самого дорогого и желанного гостя, - и как Хозяина. Есть мечта заветная, детская – у него в гостях побывать. Оно и зовет даже, протягивая длинный палец протуберанца, похожий на язык пламени. Если не испугаться его, Оно не тронет жаром. Откроет дверь,-  и окажешься в  святилище: внутри этого огромного золотого шара. Что ты увидишь там? Каждый увидит свое – но каждый именно то, что и ожидал увидеть. Огромный очаг, в котором живет Огонь - Вечное Негаснущее Пламя. Может быть, где-то совсем рядом хлебы пекут, если вокруг – его теплый аромат? ... Хозяин Дома  выйдет навстречу – в таких же золотых одеждах, как и само Солнце. Внимательно  в душу посмотрит, взгляда не отводя. Улыбнется навстречу  улыбке ребенка, которая - такой отчаянной смелости и такой чистоты. Ему радостно, что кто-то пришел поклониться, - не издали, но в Доме у Него,- наверное, впервые! Ладонь на ясную голову маленького гостя возложит. Помолчит.… И подарит на память маленькую золотую каплю Солнца - тот самый круглый хлебец, ароматом которого  заполнено все вокруг.

14. Царство Цветов - это тоже Царство! Здесь живут краски и ароматы, здесь начинается Красота земная, нерукотворная. Это – первая Красота, к  которой прикоснешься и которую увидишь, и услышишь, и почувствуешь. Это – первое чувство весенней радости, и восхищения, и благоговения. Это первый  чистый  восторг перед чудом пусть  мимолетным, но несущим в себе всю гармонию Вечности. Что такое цветок? Это та же Земля, та  же жизнь. Это радость земли и ее пробуждение, ее улыбка, ее первый наряд. Или выбелит он  , как снег, или расцветит всеми цветами радуги. Он может быть простым или роскошным; он может быть порождением самой природы или усилием и результатом труда человеческого,- но всегда это радость Земли! Это ее понимание  Красоты, ее дар Красоте, ее  любовь, воплощенная в гармонии и красоте мира. Что такое цветок? Это теплая, шагнувшая от  морозных стен, пробудившаяся для жизни земля. Это крошечное семя,  принесенное и опущенное в землю ветром, или оброненное птицей, или вложенное  заботливой рукой. Это ласковое Солнце и теплые дожди; это корень, напитанный соками жизни,- и земли, и влаги, и Солнца; это тонкий ажурный зеленый росток с маленькими, свернутыми в иглы будущими листьями. Это первый день Красоты вне сундучка семени, это первый день рождения под синим земным небом. Это праздник – и радостное ощущение праздника вокруг. И ничего для этого праздника природа не пожалела! – ни красок, ни оттенков, ни форм, ни ароматов. Красота не может быть быстротечной! Она была  - и навсегда должна – и остается!  - в памяти. Что такое цветок? С весны и до самой осени дарят они  цветением своим Земле  звезды-огни разноцветные, резные. И не остается в памяти ни печали утраты и ни горечи расставания. Отчего,- если снова в назначенный срок будет встреча? Каждый цветок оставит зерно, плод – ту малую , главную часть самого себя, которая сохранит и передаст будущей  жизни все лучшие свойства и качества, всю красоту и самобытность жизни существующей. И снова будет  весна, и вновь оттает земля. Как прежде… Но ты!- ты будешь уже с нетерпением ждать  встреч с этим пестрым, душистым разноцветьем, которое улыбнется тебе тысячами живых глаз – а в них и   маленькие  желтые солнца, и синие капли, и белые снежинки. Ты будешь ждать! И с удивлением непреходящим будешь  вновь и вновь смотреть на щедрость Земли, на праздник Земли, на дары ее,- нежные, хрупкие живые создания, которые  первыми несут в мир  красоту и первыми исцеляют  любую боль.  

15. Походи по Земле, посмотри на глаза ее, на ладони ее, на   наряды ее. На ковры ее посмотри, - на те,  что под ноги расстилает, не жалея и не  глядя   на ноги не всегда легкие. Много пройти придется! И долго ходить в задумчивости, перелетая через реки и перешагивая через горы. С заплаты на заплату – белые, зеленые, синие, желтые, серые,- каких только нет на теле Земли! И влажные, и сухие, и гладкие, и шероховатые, и мягкие, и суровые... В морщинах ее глаза, усталые и мудрые, – хотя и кажутся  ясными и молодыми; в трещинах – паутинах ее руки, что протягивают красоту, - хотя всегда они новы и красивы всегда так, кажется, как никогда прежде. Живет Земля! А  идешь по ней и удивляешься: насколько она старше, - но насколько она юна! Тихая, щедрая и улыбчивая Душа, в чем секрет твой? Ты встречаешь и провожаешь, ты дороги лунные щедро под ноги стелешь, ты даров и радостей никому не жалеешь, ты зла по воле своей не желаешь. Потому и остаешься вечно! А путники и спутники проходят мимо – приходят и уходят, и уходят, и уходят…Кто-то мимо и без эмоций, кто-то с завистью глянет.  А кто-то руку протянет навстречу с еще  не озвученной просьбой сердца: « Возьми меня в свою вечную жизнь рядом с вечными Богами,- с твоими хранителями и покровителями твоих стихий!» Она возьмет! Только спросит сначала: «А кем будешь ты в этой вечной жизни?» Кем? Слугой? – это неправильно. Хозяином? - это несвоевременно. Защитником? - уже поздно. Ты обошел весь мир – и не раз уже обошел, и перелетел, и  переплыл! Ты все время что-то искал для себя – и с жадностью прятал находки в большой заплечный мешок, который и по сей день горбится за спиной, бесполезный. Искал выгоду - нашел ли? С сумой заплечной к Богам и в Боги просишься,- а это неправильно. Что там, за спиной? Дары?- нет. Отобранное, вырванное из недр, жесткое на ощупь богатство. На поклон пришел ты - или чтобы вернуть, или, может быть, продать? Ты и дарить, и  возвращать, и каяться давно разучился! Приходи босым – не неси свое  в чистую обитель. На Земле и не было никогда, и сейчас нет ничего, кроме чистоты,- ты ведь и в башмаках своих, запыленных и избитых, всегда только по коврам ее ходил и  дорог суровых она тебе не выстилала. А по Земле и босыми ногами  пройти не стыдно – не выжигая и не вытаптывая красоты ее. Если к Ней приходишь ты за вечной жизнью, то не только она должна делиться с тобой своей силой!

 16. Где есть та пуповина, что связывает тебя с телом матери? Ведь ты же сын ее, хотя и блудный,- а значит, по определению не можешь быть одиноким и неприкаянным. Ты стал таковым по воле своей, по воле своего выбора: сорвал неудобный и жесткий, как показалось однажды, хомут. Ты стал таким, вырвавшись на свободу одиночества и независимости. Стал - и потерялся: как дитя бездомное и брошенное - только сам себя бросил,   сам себя потерял! А ведь был дом, где родился, и были родители. Было тепло,  - и рядом с теми, кто любит  тебя  – очень, очень спокойно. Была радость – и она светилась в твоих  глазах и отражалась в тех глазах, что напротив - любящих и любимых. Вот она -  та самая невидимая и потерянная нить! Вот она - питающая и дарящая жизнь, и сберегающая жизнь – та самая невидимая, но всемогущая нить любви. Она и связывает! Мать и дитя…. Разве могут они потерять друг друга? И разве могут не встретиться вновь? Мать отпускает свое дитя  в жизнь выбора,- и  дитя уходит с благодарностью ей за ее  мудрость и со смутным ощущением своей как будто вины перед нею. Дитя! Ты полетишь навстречу миру, его печалям и радостям, его открытости щедрой и его закрытости суровой. Ты  увидишь  счастье – когда весь мир радуется вместе с тобой;  увидишь горе - и не услышишь рядом, не почувствуешь  никого, кто поймет и поддержит в трудную минуту, в горький и тяжелый час. Дитя! Ты  не вспомнишь о матери в минуту радости – но она почувствует, что он счастлив. Ты не вспомнишь о ней никогда и не позовешь   ее никогда, если  не случилась минута горя.  Но час пробил – и зовет ее родное дитя. И мать  всегда услышит  этот зов. Рядом ли она, далека ли – для истинного чувства нет невозможного и нет расстояний. Потому что есть Любовь – то самое, что связало когда-то, как душу с Богом, навсегда. Это  огонь  Жизни, это символ ее! -  и она всегда рядом. А потому не ходи по земле одиноким, если ты не одинок! Ты всегда сможешь вернуться. Прикоснись к Земле - и  она, первая мать всей жизни, отзовется. И всегда поднимет душу до небес  – даже если и не руками женщины-матери, но своими любящими материнскими руками.

17. Жизнь есть всегда реакция. Ответная реакция живого организма – на свет, на звук, на прикосновение, на боль,- реакция на любое касание изнутри или извне и оценка этой реакции. Как и чем можно оценить?   Как   хорошо  или  плохо , как  светло или темно… Как  красивое или уродливое, как приносящее радость или грусть; как  «мое» или « чужое»… Видишь – и оцениваешь; слышишь – и оцениваешь; чувствуешь – и    оцениваешь,-  естественно и не замечая.  А с оценкой приходит понимание, а с пониманием – осознание, переходящее в новое Знание. Время не пропускает в Потоки Будущего  ничего из того, в чем заложена энергия разрушения жизни. Жизнь уходит от таких  форм и от подобного их   содержания. Ибо Ее главное требование – нести саму жизнь, вибрации жизни: продолжения, развития и полета. А  еще жизнь вокруг  – это всегда Содержание. Взгляни!- она заполнена   до краев – информацией, энергиями, силами, связями, ритмами. Жизнь  никогда не останавливает своего хода: все так же день сменяется ночью; и  все так же вслед за осенью приходит, сквозь зиму пронеся себя, весна; и все так же птицы встречают рассветное  Солнце  с его доброй, улыбчивой, щедрой и мудрой Силой. И в этом – Ее, жизни, Великий Смысл: Она есть Путь - Поток, устремляющий к Совершенству. Для силы ее Любви нет преград: все исцеляемо ею и ее Временем –  теми же ритмами, теми же  веснами,  теми же птицами, что поют новый день и счастье этого дня. Это у человека вместе с егокатастрофой  рушится целый мир! Но что это за мир, если он от малого  толчка может рухнуть? Тогда он есть всего лишь  неверие в жизнь и во всемогущество ее. Тогда он – всего лишь обида слепой  души: как  равнодушный  подлунный  мир  может оставаться вечным и как   он остается, если  уходит душа?... А пройдет время - и вспомнятся белые бинты снега, которые туго перетягивали раны и боль земли; и листва молодая  вспомнится, которая зовет: « Просыпайся! Просыпайся вновь!- ведь пришла весна». Вспомнится синий  лоскутик неба за окном,- и радость, счастье свое неожиданное вспомнится от того, что жизнь продолжается и  зовет за собой, прикасаясь к каждой живой душе теплом и радостью своей любви и своей силы. Она разбудит – и ждет ответной реакции. А если ты улыбнулся навстречу ей, значит, вспыхнул огонь! А значит, будут снова и зимы, и весны,- только оцененные уже  иначе - как бесценное свойство жизни. И благодарность души  будет жизни за этот ее Закон: на возрождение Света, на продолжение Света всему  даровать и Время, и Силу.  

18. Давно когда-то жизнь вручила душе Пустоту с одним лишь: «Заполни – и принеси!». И на вопрос: «Где найти Ее кладезь?» ответила просто: «Иди к Источнику». У всего в жизни есть Начало – и у тепла, и у света, и у холода, и у боли…Источник есть – то самое место, где зарождается сгусток жизни, откуда берет он свои начало, и свойства, и силу, и  характер. Много таких источников для человека рождено извне – самой Природой. Они естественны, а значит, гармоничны по природе своей  и изначально  не несут, не таят в себе зла. Каждый из них дарит не только ощущение, не только восприятие, но и мысль. Источник света не только дарует свет, но и пробуждает, и зовет. Источник красоты – любой!- будь то бутон или цвет его, или аромат его, или  кристалл, - любой нерукотворной, а потому бесценной красоты  тоже пробуждает и сам  раскрывается   навстречу потянувшейся душе. Потому и возвращает всегда память человека к воде, и к  огню, и к Солнцу, и к  временам года,- это все есть  не только физическое проявление процесса  жизни, но и радость ее, и  тихая, светлая музыка ее. А есть источники жизни и красоты рукотворные. Они -  это не что иное, как  стремление чуткого разума и  любящего сердца сохранить, запечатлеть, передать само дыхание  жизни вечной. Чтобы волшебство мимолетное обрело зримую форму,- в цвете, в звуке, в  слове, в любой композиции! – и спустя Вечность все так же пробуждало бы жизнь, воспевая ее прекрасный чистый мир. В этом нет кощунства!-      почувствовав Душу Мира, отобразить ее и воспеть ее. Это Искусство, это Гений; это есть  касание Истины и  великое счастье - запечатлеть Ее для Времени. Чтобы Источник Жизни уже был – и всегда был истоком чистоты сознания и мудрости, красоты и света. Это вечно!  И тот  Гений, что воспел чудо Жизни, тоже вечен и Время не властно над ним. А дитя все равно станет искать! И он сам для себя вновь откроет целый  мир, и найдет для себя их – Источники Жизни, тепла, Света, радости, красоты – тоже сам. И они – вечные для всех – все равно будут  и его собственными!  Так, как он, никто не увидит никогда ни Солнца, ни звезд,  не услышит ветра и шепота волн, не почувствует  их   в своих ладонях. Дитя! Он уже пришел в мир с мечтой: сохранить для Земли свою красоту. Такая красота  получена сквозь призму души,-  и видение ее, и восхищение ею, и  песнь, и  молитва для нее и ради нее. А Земля  пусть  сквозь века увидит ее – и  поймет его. И пусть  никто не  скажет, чей Бог Красоты есть Истина - ибо Она, как и Вселенная, едина. А Кто на воспел Высшее?  Всегда - Любовь  Вечная! И все только Ей поют единый Гимн, как самой Жизни  – и  пусть  каждый  свою, душой рожденную Песнь! -   Она услышит всех.

19. Много есть чудес на свете! Каких? Любое движение, любое рождение, любое явление - природы ли, души ли человеческой, разума – все чудо! Его лишь видеть научиться,  воспринимать, осознавать и чувствовать. Ему лишь радоваться научиться - и не дать погаснуть никогда этой радости,– от встречи  с любым, даже с самым  обыкновенным  днем. И тогда будет Чудо – главное чудо:  станет слышимым  пульс  жизни  в каждом  семени ее, которое мир хранит и приносит к Солнцу  на своих ладонях. Есть чудеса яркие, громкие, - это радуга, это первая гроза, и первая  капель, и первый снег, и  хрупкое  кружево льда. Они – навсегда и для всех, и всегда они - пусть в разной степени, но  трогают  и радуют. Но они – такие - не каждый день бывают, их не каждый день встретишь! А есть чудеса малые, постоянные, близкие и оттого малозаметные,- и они ли   есть чудо не меньшее, но даже большее? День новый, и пробуждение в нем, и чья-то счастливая улыбка навстречу.… Или мимолетное воспоминание, которое тронет на мгновение душу, и  как  будто теплый и ласковый  ветер  прикоснется ладонью  к щеке. Мысль – чудо из чудес, удивительное и ставшее самым привычным из всех - просто мысль о чем-то добром, что всегда есть в этом мире! Ценишь ли? Впитываешь ли каждое мгновение этого Чуда жизни, или ждешь только Пика  – яркого и сильного? Будут такие вершины –   и всегда   были. Но не только из них  сложится картина мира полная, объемная. Это яркие штрихи, - те, что определяют. А есть еще полутона и полутени,  и  переходы их,  и игра света, цвета, высоты.… Это не всякая душа почувствует, но лишь  тонкая,- та, что остро чувствует  красоту и ждет ее   рождения  из  каждого зерна, что день принесет на ладонь ей. Чудо малое! – ты есть всего лишь начало большого и великого  Чуда. Они -    твое продолжение! – как  развитие и рост внутреннего, истинного   счастья. Вот что есть  Истинное Искусство  – Знание о плодоношении жизни, и  способность увидеть будущий  плод в зерне, и понимание истинной ценности каждого  живого  зерна. Вот что есть  Гений -  знать о той красоте, что только еще  родится,  и выйдет навстречу всему миру, первым лучам света, и расцветет,- и воспевать ее уже сегодня; знать, что Красота  всегда одна! -  и видимы миру  ее бесчисленные грани  во всем богатстве и содержания, и форм. Взгляни на тот мир, что вокруг! Он есть отражение Божественной Идеи   Гармонии. Душа! Стань отражением этого мира, - и тогда Красота родится! А она всегда есть равновеликое чудо, - ибо един и велик  ее истинный смысл.

20. Боль рождения, равно как и Счастье  – это тоже жизнь! Это – ее первое и главное начало, первое и сильное касание. Рождение самостоятельной формы – процесс долгий, незаметный. Это всегда  поиск  и радость встречи. Это всегда печаль расставания с чем-то, что давно стало частью себя самого,- и понимание необходимости отдать, отпустить, даровать, - и мир, и миру. Это всегда труд –  Начало. Здесь мало одного только чистого желания, короткой и яркой вспышки. Для творчества нужно горение постоянное, ровное – горение любви к жизни, желание жить и петь ее всем собой. Потому Любовь всесильна – Она есть и Начало Жизни, и апогей ее, и ее продолжение. Но не угасание! Ибо Светило не гаснет,- так же, как и Любовь его, и  его потребность созидать  и творить, творить и созидать. Он, Творец истинный, не мыслит  для мира иного счастья!   Ему дитя его  и полет его, и счастье  его, и  размах его крыльев есть единственная радость. И именно Он, Творец истинный, ведет за собой  все выше и выше, освещая путь возможного восхождения  тому, кто,    ищет Свет и Истину. А освещая Путь, не сгораешь! – ибо  остается  то самое вечное свечение, которое даст новый импульс, новый виток  жизни,- с новым пониманием, а потому и на новом этапе эволюции.   Гению всегда остается счастье,- творить  и воплощать; мечта – раскрыть Мысль Бога как душу свою, -чтобы целый мир смог получить искру Той, Великой Любви, которая творит и постоянно требует своего воплощения в процессе творчества. Боль рождения- это не потому, что солнце в душе погасло!- это дитя родилось, чтобы нести в мир весь  его свет. А светило не гаснет! И вновь родится Идея, и будет властно требовать своего воплощения, и    наполнит  мир  чистым, глубоким смыслом.… Появится новая жизнь – и будут  у нее и начало, и апогей, и - уже свое- продолжение. Только обрыва ее  не случится – до поры, пока Любовь к Жизни не угаснет. А Она, истинная, не угаснет никогда, потому что Она – Солнце.

21. Посмотри на тот мир, что вокруг! И ответь, что ты видишь,- рядом с собой, под собой, над собой? Это все и есть твой дом – идеально сложенная и выверенная  композиция, в основе которой – глубокий, единый, вечный смысл. Что есть Земля? Может быть, это дом под высокой синей крышей неба, - разноцветный дом, где каждому цвету определен свой мир, свое царство? Или, может быть, это корабль? – и он  под своим чистым синим парусом плывет в Беспредельности    Космоса, а легкий ветер  ведет его не спеша, и всегда он попутный, и всегда послушный мудрой Мысли Ведущей, которая светит, из любой точки Вселенной видимая как единственный истинный маяк.… А может быть, Земля для тебя и не дом, и не корабль, а просто игрушка -  мяч, который с рук на руки перебрасывают дети, вставшие в круг игры, желая определить ей единственного хозяина? Что для тебя Земля? И дом, и корабль, и маленький шар, модель ее  – глобус. Если твое понимание Земли на мгновение  станет рисунком, то увидится  она или кругом пестрым, или треугольником синим, или  окном, где  за синими стеклами   – тонкие стебли цветов  и чей-то звонкий, переливчатый, похожий на колокольчик смех; она может быть одновременно и   равниной, и пустыней, и цепью горных вершин, и водной гладью.… Но в любом восприятии дома  свет его - один, маяк его – один, источник Жизни его – один:  тот, что всегда будет улыбаться из верхнего угла любого рисунка крошечной золотой сферой Солнца. И никогда дитя  не отобразит свой дом плоской линией, не откажет ему  в объемности, многогранности! Почему?  Если  радуга – это  мост между небом и землей  и всегда она  дугой в небе,-   это ли не первое признание Земли в том, что она   сфера?

22. Тихо-тихо, чтобы не было слышно шагов, чтобы не потревожить сон и подарить чистое, неожиданное чудо, приходит зима. Она приходит сильным  ветром, седым небом, холодным высоким солнцем. Она приходит белым снегом, легким ледяным кружевом, суровым ледяным панцирем. Она кажется неожиданной, она кажется даже недоброй,- но это только кажется! Ее ждут. Ждет вся  природа  отдохновения от трудов и легких, пушистых нарядов. Ждет река свое колючее и жесткое одеяло, которое сохранит  жизнь в подводном мире. Ждет вся земля!  –  и как испытания на прочность и силу, и как обновления    накануне новой большой весны. Зима не врывается в дома,- она предупреждает о себе заранее, издали: чуть холоднее дыхание осени, чуть бледнее солнечные лучи, чуть суровее и молчаливей все вокруг – и даже небо! А оно по ночам становится высоким и темным, а звезды – крупными и яркими. И они, далекие, тоже чувствуют,  и тоже  знают, и тоже ждут! Даже с каким-то нетерпением – они горят мечтой принести  в новую жизнь только лучшее. Зима… Это ведь не Солнце от Земли отвернулось! – это просто Земля   далека от светила.  Она  так далеко, как только это  возможно и  как позволяет расстояние, определенное полем движения и жизни. Тоже нужно! – чтобы побыть в одиночестве и о многом подумать … и встречу в памяти хранить уже не как должное, а как святыню. Зима тихо-тихо приходит! – и не слышит никто и никогда ее шагов. Она приносит с собою все – и печали, и радости. Она время дает – и на то, чтобы уснуть, и на то, чтобы подумать о жизни прожитой… И на то, чтобы сбросить последние следы усталости , чтобы проснуться в новой молодости, полученной из ее холодных белых рук. Она более бережет, чем разрушает! И больше дарит чистоты и красоты, нежели колючей и суровой хмури. Нужна ли она? Нужна! Уже просто потому нужна, что она есть, и что первая встреча с ней приносит удивительную, тихую радость, и что  накануне прихода ее, сам того не подозревая, пытаешься услышать ее приближение,- и даже кажется,  что слышишь ее тихие шаги.

23. Где место твое? Не только дом, где родился и живешь, - но в мире огромном, среди кажущегося хаоса, но на самом деле в  удивительном, гармоничном,  разумном  и осмысленном мире? Где место твое,- души, чтобы не чувствовала она своей неприкаянности, непричастности к происходящему вокруг, к пришедшему извне. Ты уже ходил, ты уже искал. И где только не был!- везде: и в небе  высоком, и на  дне  морском, и всю землю не раз и не два обошел если не словом, то точно мыслью своей, и даже до далекой и чистой Луны дотянулся пытливой ладонью. И везде тебя встречали, - хотя никто нигде тебя не ждал и никуда никогда не звал. Встречали без удивления и радости, - но как пришельца, который способен силой разума перевернуть, перекроить жизнь любую так, как тебе видится, понимается, мечтается. Встречали без улыбки и настороженно, не зная, кто есть ты и  что ты несешь собой – Добро или зло. А ты, бродивший долго по земле в поисках самого себя,-  для себя не знал даже, кто ты, с чем идешь к миру и что несешь в мир. Приходил всегда с орудием, с оружием, с целью. Приходил с силой – но не только тела, но и мысли, и  разума, - а потому с заведомо большей силой. Приходил хозяином – а потому  приходил забирать, и забирал отовсюду и все, что мог забрать при помощи своей силы. Ты пришел скорее со злом,  ты принес в мир жестокость, боль и зло. Ты принес цену тому, что бесценно – ты оценил само понятие «жизнь». И ты всегда уходил равно  с тем, с чем приходил; уносил всегда равно то, что приносил! Оттого и   счастье обходит стороной, хотя живет на земле Его птица! Не желает она души пустой, ладоней пустых и холодных. Мир! Чего никогда не забрать у тебя? Ведь это -  все, чего не отнять – это  единственное, чего так не хватает кому-то для счастья! Кому?  Душе, не выбравшей   Путь, которая вся  есть  борьба  Добра и зла.  Мир! Это Ей так не хватает   для счастья Песни твоей, жизни твоей, радости  твоей – и чистоты твоей, которая дарует высокое право всегдабыть услышанным.

24. Мысль – она уже рождена, но еще не озвучена. Слово – это рожденная и озвученная мысль. Но любая мысль – это импульс и начало реакции, а значит, и очередной выбор. Слово – это воплощение, рождение сферичного образа, который  заполняет все органы чувств; это уже и идея, и вспышка света, которая озарит и  путь к результату, и сам  процесс творчества, и результат его,- даже если от первого слова идеи  и до конкретного воплощения ее  пролетело, как мгновение, не одно столетие жизни. Это те самые, Вечные Мысли – те, что завещаны целым поколениям и ведут целые поколения; те самые, что были приняты чуткой душой и острым умом прямо из рук  Космоса, и  сохранены несмотря ни на что. Это те самые мысли, что и сегодня удивляют,- настолько отличны они от того, что привычно видеть.  Не сразу придет  понимание того, что есть Знание Высшее, для малого, нечистого сознания не доступное. Но воплотится  Гений, и чистота  его Духа даст способность и к Высоте, и к полету. И придет через него  новое Знание – и  родится   восхищение   возможностью и данностью, высотой и сферой человеческого «Я». Что может «Я»? Подняться над Временем и пространством, и приблизиться к  не замутненной искажениями  Истине. Что есть Знание? Это Труд, Горение, и многие  жизни,- их, безымянных, и бескорыстных, и любящих, - всех  несших  Свет  и Добро в Жизнь с верой в то, что она станет истинно осмысленной и потому прекрасной. Какую мысль ты можешь оставить миру? Она ведь не вдруг зарождается!- она, настоящая, чувствуется  в окружающем пространстве. Мысль живет в Мире  –  ее нужно только встретить,  узнать,  понять и  озвучить. Ты  соответствуй Ей,- своей Высокой Мысли! - душой, и сердцем, и разумом соответствуй, - и тогда Она сама найдет  тебя. Что оставишь ты после себя миру? Что-то очень простое, но никогда и никем прежде не сказанное,- ты скажешь!  Для этого   и жизнь дана -  сейчас и здесь.

25.Что такое Красота? Она – всего лишь символ, имя. Хотя встретить ее можно повсюду – видеть, слышать,  чувствовать. Это все – образы прекрасные, шедевры жизни высокие и недосягаемые. Все то, что трогает, удивляет, восхищает, зовет; все то, что светится изнутри  и   вокруг себя  все озаряет своим дивным внутренним  светом, - все это красота. И тишина ночная, и Космос беспредельный, и радость каждого прикосновения  к ним - это тоже красота. Она разная бывает, - та, что для всех и та, что для немногих; та, которую просто не имеешь права не увидеть и не почувствовать, и та, что доступна для понимания тем только, кто видит глубже и выше, кто слышит тоньше, чувствует острее. Красота – это всегда энергия чистоты и света,- даже если она еще не собрана в фокус луча, потока. Красота – это всегда близость к Богу и высокий источник света – и потому она, истинная, не бывает безликой и никогда не несет  в себе зла. И  всегда красота есть отклик живой души на  эту слышимую или не слышимую еще музыку, - та  же, или очень похожая, песнь сердца. Это чудо, это удивление и восхищение, это воплощенный идеал и стремление дотянуться, прикоснуться, повторить в своем излучении ту же силу, тот же заряд, тот же источник. Что она дарит людям? Каждому – свое, ему недостающее. И потому ищет каждый именно свое -  и находит свое: то, что исцелит, и осчастливит, даст ответ на какой-то очень важный для конкретной жизни вопрос. Потому так много ее вокруг! Она – во всем – своя для каждого и единственная истина  для всех. Щедра на нее природа: в ней нет дисгармонии,   и всегда в ней  есть стержень – главное, смысл. Легко и изящно соткан мир, и красота его открыта! Ищи, находи, впитывай, чувствуй, поднимайся! Зачем? Чтобы самому творить и дарить,- воспевать, излучать, хранить, передавать. Что есть красота? Это только символ – гармонии и единства мира, его сферичности и неделимости. И самое великое чудо , и самая великая тайна,- это все есть проявление   Закона Соответствия  вибрациям света  и  вечного  вместе с ним совершенствования…. Так просто, оказывается, стать и быть красивым!

 26. Если мечтаешь о высоте, найди ее. И – поднимись. Жизнь дана для поиска, выбор дан для поиска. А еще есть возможность не потерять Путь – рука ведущая, мудрая и щедрая. Она есть потому, что ты ищешь. Она ведет, потому что ты идешь, и потому  пути ее  тебе открыты. Она мудра – и отводит беду, - тем, что дарит интуицию, и волю, и разум. Она щедра, потому что одарила самой жизнью - полноценной физически и духовно. Она подарила счастье – возможность воспринимать  жизнь как сферу. Для этого все дано – Природа  оделила   способностями  многогранно и разнопланово, - как никого из детей своих, одарила возможностями чувствовать, познавать  и осознавать окружающий мир, осмысливать его, анализировать, и изучать; не только принимать объективное как должное, но и оценивать, и творить лучшее. Это дар?   Это щедрый, очень щедрый дар! - способности и возможности неисчерпаемые, неиссякаемые; кладезь бесценный знаний, которые распахнут горизонты и поднимут над ними,- удел  избранных! Дитя.… Но не только  Природы! Из чьих рук приняла она тебя, - так  не похожего на существо земное, но так похожего на Творца всего Мира? Это осталось их тайной,- так же, как дитя осталось : жить, расти и подниматься здесь  - в доме, который стал родным. Для чего? Не только дар великий, но и ответственность великая – разум и воля. Свет небесный – удивительная, неземная искра души, которая зажигает и жизнь, и звезды в глазах. Чудо земное – чуткое, отзывчивое и мудрое сердце, которое остро чувствует чужую, даже невидимую глазу боль.… Для чего  дано все это? Не для того, чтобы растерять, продать, разменять! Для того чтобы найти Вершину – ту, что ждет давно и зовет давно. Ты слышишь ее зов – он как зов твоей мечты. Подними за собой целый мир! – туда, ближе к небу, к Космосу, к одному для всех  общему дому Беспредельности. Где найти? Жизнь дана для поиска, и  даже ответ уже дан многими предыдущими жизнями: любая вершина есть Пик – и развития, и полета. Души, в первую очередь – как главной силы, которая поднимает ввысь и для света ничем и никогда не   ограничивает Высоту.

27. Хорошо, что колыбель твоя - весь мир! Тогда он весь – для тебя и весь – ради тебя, и весь счастлив тебе и твоему проявлению, твоему явлению. Великое чудо – Жизнь! Из каких ты глубин, из каких высот? Зарождаешься, или приходишь, или прилетаешь, - кто знает? Никто, кроме самой жизни. А ведь она – не гостья! Она – желанная, долгожданная и уже заранее принятая, признанная и любимая. Может быть, потому она так прекрасна? Она желанна   и к ней не может быть отвращения или ненависти. Она долгожданна  – в ней не может быть ни тени уродства. Она принята  -  а  значит, ее уже невозможно ни оттолкнуть, ни отделить, ни отказать ей в ее желании остаться. Так любая жизнь на Земле зарождается -  в любви. И колыбель ей – весь мир, и заботливая матерь  для нее – вся природа. Никто не имеет права нарушить гармонию, усомниться в идеальном порядке Вечности! Система жизни  сферична и идеальна, в ней изначально нет дисбаланса ритмов, законов и скоростей. Еенеобходимо принять за основу мироздания,-  и свое место в мире определить как часть единого: мира, ритма, системы. Дитя! Ты давно уже не дитя на самом деле! Ты принес в мир понятие зла и само зло. Ты не раз уже  разрушил мир во имя зла, но не во благо. Ты разрушил и самого себя, пытаясь дотянуть свое «Я»  до  невозможных тебе пределов. Оказавшись на грани   очевидной  катастрофы, ты всегда пытаешься  вернуть токи  сознания в русло жизни. Гордыня непомерная  позволила когда-то забыть, что Жизнь всегда сохранит большее, всегда пожертвует меньшее ради сохранения самой себя. Пока несешь ты беду и порождаешь зло,- ты всегда будешь тем самым, меньшим…. А хорошо было тогда, когда душа была в колыбели!  Тогда весь мир был – за тебя.  Но он и сейчас – за тебя! – только ты   против. Против равновесия и любви – и даже готов упасть,  хотя так не хочется душе  терять своей  высоты!

28. «Что» и « Почему»,- главные вопросы, которые зовут вперед и заставляют с радостью делать новые и новые шаги на бесконечном пути познания мира и определения своего места в нем. «Что это?» - первый вопрос, заданный ребенком. И из пестрого хаоса начинают прорисовываться части и детали Целого,  и само Целое – его структура, система, схема, смысл. Рождается слово -  оно обозначит смысл, и память примет  его как истинное значение и всегда изобразит образ, живущий вовне. Появляется общение через слово, -оно  позволит не только связывать воедино, но и сохранять блоки полученной  Информации.  Речь     живая, осмысленная, образная отразит не только смысл, но и качества любого явления, предмета, процесса. В речи  обязательно появится цифра –  как  мера качественных  и количественных отношений,  как  схема, которая описывает и сохраняет единую структуру  жизни в каждом, сколь угодно малом ее проявлении. Данность земного гения – уловить на кончик пера звук, закон, чувство, видение, мысль – и сохранить их для Земли не на мгновение, но навсегда; сохранить и передать мимолетное дуновение чуда туда, в Вечность. Здесь – начало науки, высокого и чистого искусства. Здесь: через живое, яркое и точное отображение вдруг осенившей мысли, через стремление сохранить ту Божественную Идею, которая есть воплощенная на Земле Истина. Любой Поток проверяется расстоянием и Временем. И Сила его, и ценность, и сама жизнь  могут со временем иссякнуть, затеряться. Но могут остаться неизменными! – и именно эти Потоки есть Потоки Вечные - Мысли вечной, Знаний Истинных. И даже на вопросы души  легко можно найти ответ  в таких Потоках,- и особенно на вопросы души, ибо она есть  один из таких вечных Потоков. Мировой Гений щедро делится мудростью с каждой душой, которая ищет Истину Жизни. Человек здесь, на Земле – зачем ты? Это ключ к раскрытию тайны жизни  истинно осмысленной, освященной истинным знанием, а потому счастливой и вечной - жизни, которая связана единым трудом  и с планетой, и с Космосом.

29. Что такое жизнь? И разве может на живой Земле, под живым небом в чем-то не быть ее – этого самого простого,  самого земного и самого Высокого, самого удивительного и неземного Чуда? Нет, не может, - и это так ясно! Жизнь – во всем,- и во всем ее движение, дыхание, ее искра, красота и неповторимость. Как – оживить? -  вдохнуть жизнь, заполнить жизнью, напитать ею.  Огонь, вода, земля, воздух – они  вдыхают жизнь в каждое ее создание,- и напитывают, и заполняют, и расцвечивают. Истинное, великое искусство – не безликого штампа, но искреннего творчества с одной мечтой – душу свою излить, заполнить ею свое творение  и увидеть продолжение своей жизни  - в нем, пусть  даже пока  единственном. И отдать все – всего себя!-  ради будущего шедевра, который будет светить уже не только Земле, но и от Земли подарит в Космос луч света. Все для этого есть! Как птица, дари свою жизнь миру через песнь души – напитай его жизнью, вдохни в него жизнь, заполни теми энергиями, что принесут в него жизнь. Все для этого есть – ум ясный, душа любящая, сердце живое…Руки есть – и через них дари тоже! Через воплощение, через движение, через любой труд  твори красоту, заполняй ее своей жизнью - и всегда дари  миру эту красоту. Зачем? Чтобы не остаться в одиночестве ледяном, когда все мимо проходит, не задерживаясь,  и не трогая, и не пробуждая. Зачем? Чтобы не потерять  в одночасье  весь мир, - любовь никогда не даст  угаснуть чувствам, всегда сохранит  душе ее внутреннее зрение и слух. Зачем? Мечта о той жизни,  которая вся  есть способность  любить, творить и дарить, - она не даст душе угаснуть безвременно, но подведет- обязательно подведет!- к познанию Вечности. А что и есть жизнь, как не вечное, неугасимое желание продолжения? Своего продолжения -  во всем, что окружает и во всем, что заполняет.  Продолжения   красоты, любви,  творчества, полета, мечты.… И еще жизнь – это вечное желание сохранить и сберечь Целое, Сферу – то самое великое и тихое чудо, что вспыхнуло когда-то давно на живой Земле и под живым небом. Оно заполнило собою до краев каждое творение  земное   и небесное, подарив душу и жизнь даже камню.

30. Где бы ни жил ты и чем бы ни жил, куда бы ни устремлялся, - так часто под ноги выскакивает малая змейка осторожности: « А так ли? А туда ли? А с теми ли?» Даже в снегу иногда замечаешь ее темную, юркую живую тень - ни холода она не опасается, ни мороза! Ухватишь – и лишь хвостик в руках останется; наступишь – и все тот же хвостик под ногой, и смотрят пристально и внимательно два ее острых темных глазка из-под придорожного камня. Она не боится тебя совсем! – совсем не так, как ты ее. Она останавливает тебя на распутье, и требует оглянуться назад еще раз, и еще раз, - обо всем подумать, все взвесить и решить. Разноцветные ящерки - и черные, и зеленые, и синие, и белые.…Сколько было их на пути - не счесть! Вчера еще задумывался – а нужны ли они? Ведь они –это  лишние мысли, лишние тревоги, раздумья и чувства, и бессонные ночи,… а сегодня понимаешь – нужны! Обстоятельства часто торопят, и подгоняют,  и вынуждают; они – такие -  оглушают мысль, лишают силы чувство. А мелькнет под ногами живая тень – и вдруг остановит на мгновение, даст возможность задуматься, прислушаться к голосу не разума, но души. И не раз вспомнишь ее с благодарностью! – и за сделанный шаг, и за не сделанный. Но сомнений на пути, если он правильный, должно быть все меньше и меньше. Если сделан и  выбор, и первый шаг, то остается уже только Путь. А первый знак  того, что путь избран правильный, что он верный и, главное, твой,- для тебя и начертанный  и проложенный – первым знаком станут исчезнувшие с дороги разноцветные, пугающие пестротой и гибкостью реакций змейки и ящерки сомнений…. И даже хвостика своего, уже сброшенного, ни одна  на память не оставит.

31. Доля, часть, угол…- есть среди них мое, есть чужое, а есть и общее! Что мое? То, что есть я сам: личность, характер, внешность, привычки и симпатии, манеры и воспитание.  Еще – родители, дом. Все, что поддерживает мысль, горение, интерес к  окружающему миру, к жизни и саму возможность жить – тоже считается как «мое»: мною любимое и очень высоко ценимое, хотя принадлежащее не только «мне». Есть «мое» личное, а есть – по привязанности, по степени зависимости и ответственности, по зову души. Личного меньше, конечно! – а его и должно быть меньше. Ведь даже если «Я» - это целый мир, то мир вокруг все равно и объемнее, и больше, и богаче. Хотя они и похожи, и связаны взаимно, эти миры! – когда хмурится день, то и на сердце не радостно; когда утро улыбается в окно, то душа, как солнце,  уже сияет ему навстречу. А еще  всегда  есть в жизни чужое. Что такое «чужое»? Понятие, которое также  живет в двух плоскостях одного мира. В личном, внутреннем зеркале  чужое воспринимается как чуждое, несущее иной заряд и излучающее иные вибрации; его не приемлет разум, его  отталкивает сердце и отторгает душа. Что угодно может быть чуждым для восприятия! – любое начало, в котором -  противоположный жизни знак: по сути, по мысли, по цели своей. А во внешних зеркалах чужое – это  все то, в отношении чего  не имеешь никаких прав  – ни формальных, ни фактических, - хотя всегда несешь свою долю общей ответственности перед миром за одну   жизнь  всего человечества. А мир един! – хотя есть в нем родное и чужое, близкое – и чуждое по духу. Оно не делится послойно, оно окружает всех и каждого единым полем информации и энергии. А «мое» в каждом случае должно  нести в себе заряд добра, света и любви. Потому что «Мое» всегда концентрируется  вокруг конкретной души, создавая то, что называют оболочкой, миром, судьбой и жизнью. Сделать «Я» главным фокусом такого мира –  Добра, Любви и Света – способен каждый!  Это данность духа, это способность его, его потенция,  внутренняя сила. Ведь есть Общее! – Небо, Земля, Солнце, есть красота их и прекрасное Вечное.…  И нет на Земле души, которая отреклась бы от этой своей   любви - ко Всему. Ибо  есть   внутренняя связь   между ними! -  это  идеальный мир: его   категории, каноны, эталоны и законы Жизни- Сферы. И если есть эта связь, то просто душе один раз и навсегда различить Добро и зло, и  определить, что сильнее… и ответить на главный  любой жизни вопрос: что всегда  ищет она в этом мире, и какой мир всегда мечтает найти?

32. И в самом малом зерне жизни – уже целая жизнь! Так же, как и в любой форме жизни обязательно есть ее малое зерно-начало. Если есть плод, то есть в нем и семя. И возможно, глядя на семя, описать его будущность по образам того, что уже было:  и период роста, и цветения, и плодоношения, и увядания,- все знакомо! И то, что обрыва цепи этой никогда не будет, тоже известно, – ибо сама жизнь немыслима без продолжения ее, без будущего. Способность увидеть будущее в его сегодняшнем проявлении, как в семени – это данность. Зная о дне вчерашнем, сегодня поведать о будущем – это уже есть эволюция жизни:  увидев линию на бумаге, почувствовать  и воспроизвести шедевр; услышав  первый звук, понять, подхватить  и  безошибочно  продолжить тему; в слове сказанном уловить  смысл  - и главное остальное прочесть между строк.… Это дар души – увидеть, почувствовать, понять, отобразить, воспроизвести. Это дар – уметь чувствовать семя будущей жизни в любой жизни настоящей, и сохранить его, и дать возможность развития и роста каждому ее ростку. Это дар – знать о потенциальной  ценности каждой жизни и потому творить добро, помогая  всякой жизни раскрыться миру навстречу, помогая миру увидеть красоту  всякой жизни. Это дар – верить в силу души как высшего на Земле Божественного творения. Этот дар есть начало собственной способности творить, - так же как и умение видеть жизнь в каждом творении. Умение  видеть огонь жизни  есть начало собственного света. Умение видеть и оценивать огромный труд жизни есть начало  собственного плодотворного  труда. … А любить ты уже умеешь! –уже умеешь просто потому, что живешь и светится в тебе огонь жизни, и тянется он  навстречу всему миру. Научись беречь жизнь! – в каждом ее, сколь угодно малом проявлении, и тогда возродится  в  душе главное  ее искусство-  искусство истинной жизни:  творить  Любовь. Это заложено в зерне Духа, – и пусть родятся юные острые ростки Ее! А они родятся -  ты только не помешай им увидеть Белый Свет.

33. Есть большое и малое – не только и не столько по величине, но по смыслу своему, по  значимости. Есть главное и второстепенное, есть ощутимое по силе давления, а есть – едва уловимое по касанию. Из всего этого состоит собственное восприятие мира: это сравнение, это оценка степени важности, это регистр собственных реакций на любое воздействие изнутри или извне. Есть всякие формы! – большие оказываются малыми   по  содержанию, - просто оболочкой, скрывающей пустоту. Или наоборот – то, что важно  и значимо, оказывается малым и незаметным по  виду, но несет в себе огромный заряд истинной силы. Нет ничего удивительного в том, что внутренняя оценка каждого события, явления, процесса может и должна быть отличной от остальных. Шкала ценностей – это внутреннее восприятие сферы мира, собственное  понимание каждого из ее элементов. Эта мера  о многом может  рассказать! Есть  шкалы похожие, почти одинаковые,- их объединяет жизнь в одну, общую: она характеризует не личность конкретную, но  уже систему. Систем таких, объединенных общностью внутренней структуры, много,- но чем выше уровень развития, чувствования, организации Духа, тем более требовательной и избирательной становится шкала его ценностей и тем более там настоящего, и тем  менее второстепенного, - всего того, что пытается увести от главной мысли жизни, от ее ритма и цели. Шкала ценностей, система ценностей, системы личностей.… Это все есть пирамида Жизни! Чем ближе к основанию ее, тем шире горизонт как площадка связи с землей, со всем  земным. А вершина – это  Пик. Это всегда точка Вертикали и точка горизонта. Эта точка есть точка Начала, точка  отсчета новой  Жизни  и  нового Времени  – она легко проходит сквозь синий купол, чтобы вывести Душу в  околоземное Небо как в преддверие Космоса. Эта Душа и  есть Пик развития Жизни  на Земле! Эта Душа и есть то, что только и удержится на пике,   – сфера.

34. Куда бы ни пришла  жизнь – есть ли на Земле место, где ее не ждут, где не примут? Нет!- Земля никогда не отторгает  от себя ни одного, любого, сколь угодно малого ее касания. Но Земля  есть в первую очередь стихии ее, - и у каждой свои требования к жизни, свое  понимание и  восприятие ее, свои возможности. И жизнь, пришедшая в стихию, должна принять эти условия как необходимые для продолжения собственного существования. Принимая эти условия,  под их воздействием и влиянием она обретает формы и набирает силу, и развивается далее,-  уже только в них, ставших необходимыми и естественными. Что такое вода? Это необходимость быть под ее полупрозрачным одеялом, жить в ее толще,   дышать в ее толще. Для кого-то это  невозможно! Но дом стал родным, и сама Природа дарует все необходимое для полноценной жизни. В родном доме -  это значит, в родной стихии, где все складывается так, как должно, где Законы Жизни работают всегда «за», а не «против».  Что такое  воздух? Это полет, это высота, это солнце и ветер, это всегда далеко-далеко от Земли.… Это птица, которая свободна  и вольна. Она неуловима и часто невидима. Она всегда погибнет в неволе,- но не потому, что дика, а потому, что невозможна  жизнь  ее души вне – стихии и дома. Дом всегда один,  -  и пусть будет у каждого свой, давно избранный дом! А еще есть земля- это горы и равнины, это пустыни и болота, это берега жаркие или заснеженные. И везде – своя жизнь, свои ее условия и формы, свои особенности и потребности. Веками впитывает душа свой дом! – и во всем, в каждом проявлении ее вовне – в мысли, в характерах, в речи, в искусстве – легко можно увидеть и узнать его сферу. А еще - так же легко можно увидеть и почувствовать  Любовь к Нему, ибо Любовь к нему – она, как в зеркалах, во всех формах жизни отражается. 

35. Земля укачает на волнах, убаюкает, как в колыбели. И песню ее услышишь в шуме ветра, листвы или дождя.  А трава или снег будут хрустеть под ногами, и птица подарит волшебную мелодию, которая вся есть – воплощение  чистоты и красоты  мира. Мир звука! – ты есть то первое чудо, которое дарит земля. Они и манят, и зовут; они – это беседа с мирозданием: они и поведают, и утешат, они и предупреждают, и останавливают. А  душа слышит – и воспроизводит: повторяет, извлекает, подражает, и ищет новые…   Дан голос, дано слово – главный инструмент общения  и связи с окружающим миром. Дан голос для того, чтобы петь и повторять песнь. Дан слух – чтобы слышать музыку и запоминать ее. Душа дана – чтобы услышать музыку в каждом проявлении жизни, - ту самую, собственную музыку каждого шедевра, ибо нет на Земле иных  форм ее: каждая – образец, и каждая прекрасна, и каждая – совершенство. Эта мелодия – Истины, услышанная и прочувствованная – способна творить, и чудо есть только одно из ее творений! Она как будто смахнет пыль забвения с мечты о счастье, она заставит смеяться, или плакать, она вновь подарит радость пробуждения и весны.…Здесь у каждого звука есть свой цвет, и свои слова, и свое настроение,  и свое, особенное умение воздействовать на Поток Жизни. Здесь у каждого звука – своя Судьба, свое предназначение. Их высокое, гармоничное сочетание очаровывает и  дарит жизни новое, сильное  звучание; их дисгармония  разрушает и губит. В природе нет дисгармонии – ее звуки успокаивают, исцеляют, привносят в душу еще одну, новую грань из бесконечного множества граней красоты   мира.  Ее музыка    была образцом – и осталась жить  эталоном в образах, порожденных душой человека. Такие образы есть  отражение  внутреннего, истинного  слуха души – как  способности чувствовать, воспринимать, передавать мир  Будущему  в творениях настоящего. Эта данность  позволяет по – настоящему  петь Жизнь, – пусть даже через одну крошечную слезу! Мир гаснет без звуков, – по-настоящему гаснет, как будто вдруг угас один из ликов Солнца. Да, угасает малое Солнце,- всего лишь один, крошечный луч его,- но как много уносит он с собой радости, и возможностей, и тепла, и  света! Тогда  вдруг  понимаешь, как нужно беречь  способность души слышать и чувствовать  для того, чтобы остаться  человеком. Душа глухая уже слепа наполовину! – и потому уже способна на любое зло, будучи не в состоянии разделить свет и тьму.

36. Разными бывают мысли, слова и поступки, разными бывают мечты и шаги к исполнению их. Разными бывают и жизни, и судьбы, - именно в зависимости от высоты, от чистоты, от силы полета тех самых, первых изначальных мечты и мысли. Кто вспомнит о них, о самых первых? Никто. Но они были – и именно они дарили радость жизни и огромное, ничем не ограниченное желание жить. Дитя просто впитывает мир – и любит еще больше: каждую его секунду, каждую радость, каждое диво, каждое свое  мгновение в нем. И потому  мир не дарит ему  ничего, кроме красоты своей,- небо дарит, звезды, снег, траву и ветер,- все удивительное, далекое и близкое, что воплощается  в душе волшебной сказкой жизни. И уже не мыслится этой сказки – вне, и уже не мыслится этой сказки – без. С миром рука об руку, -  познавая и осознавая, восхищаясь и любя еще более; догадываясь или даже зная уже о хрупкости гармонии и  каждого живого равновесия, равно как об их бесценности и значимости не только для кого-то единственного, но и для всех. Сказка написана – и природой, и чудом самой жизни  в ней. Сказка жизни подарена,- а  она и есть  будущее,   она и есть первая высокая мечта: быть нужным миру, быть ему  необходимым; найти, обрести себя  тогда,  когда взгляд еще чист и реакция души на любое касание  много быстрее и сильнее реакции разума. Где нужен ты?  Там, где Земля ждет Бога -  мудрого, любящего и знающего… Мечта!- это то, что называется жизнью души,  грезами наяву.…  А еще это – жизнь твоя, судьба твоя! А еще это – призвание, талант, гений.… Есть Знание души, есть память души, -   и именно они притягивают и зовут:  в небо ли, в море ли, за горизонт ли, к Солнцу ли, к людям.…Это просто та, большая любовь заговорила,- та, что определила  путь,  и уже ждет на нем, чутко прислушиваясь к каждому робкому шагу. А против нее только одно – предательство: не отозваться на зов души, не почувствовать его, не поверить ему. Тогда нигде в мире не будет  душе места, и везде ей  будет тускло, неуютно, серо и холодно,  и везде будет  – не по себе. А  Боги вновь даруют  жизнь, а Земля – всю свою красоту.… Ищи! Находи – и выбирай по любви, а не по зову разума,- чтобы выбрать уже правильно.

37. Есть ступени, есть площадки. Год – ступень, год – площадка…и так – все выше и выше. На первую ступень жизни чьи-то руки всегда поднимают. На все последующие  поднимаются сами  и идут по ним уже самостоятельно. Тогда, когда полностью готова душа воспринимать и принимать, осознавать и нести ответственность. И сума за плечами не пуста! –  самой жизнью и давно  собрана для восхождения. В ней знания, умения, навыки и устремления; в ней мечта о счастье и желание красоты во всем. Вкладывала  их Жизнь – руками тех, кто был рядом, и мудростью  тех, кого рядом не было, - щедро, не желая обделить даже случайно. Тебе бы не пугаться того, что будет груз тяжел! Знания не тяжелы, они – не в тягость, хоть  кажется порой, что  много легче бежать наверх опустошенным, без обузы и без груза. Казалось бы, в момент взлетишь на самую вершину, но нет! – год – ступень, год- ступень.… И никуда выше, пока нет готовности – Высота не удержит того, кто сам не в состоянии на ней удержаться. Она требует условий соответствия ее уровню – и чем выше, тем строже требования, и тем способных к восхождению – все меньше. У каждого есть свой  предел, своя высота– тот уровень, что  определен   как максимум жизни , выше которого не подняться. И это тоже труд, и это тоже уровень, это тоже площадка, дающая и возможность, и право! Мечтай о высоте, чтобы на нее, свою, подняться! И не приходи никогда  в мир с пустой душой и с пустыми глазами – впитай все, что возможно, и все, что возможно принести, принеси. Зачем? Оставить тем, кто поднимается вослед, - так же, как чей-то труд  сделал легче твое восхождение, не оставил душе голые отвесные стены скал… ты тоже ступаешь по ступеням готовым, приходишь на площадки обжитые! Не лишай себя права на высоту, на которую право дала тебе сама жизнь, - не останавливайся на полпути, не отказывайся от нее! А там и жизнь другая! – насколько чище она, свободней, радостнее и ближе к тому самому, желанному состоянию свободы Неба! Год – ступень, год – ступень.… Поднимайся! Иди! И не жалей труда, -  чтобы не остаться у подножия, нужна сила. Не останавливайся! – вспомни, как летел ты навстречу всему в далеком и уже высоком детстве вопреки всем запретам и протестам.  Ты знал тогда, что  остановить твой полет никто и ничто не  в состоянии, - только сам. Когда придет усталость от необходимости  постоянного совершенствования; когда устроит вид из окна и пейзаж за окном; когда, когда, когда.… Когда угаснет само  желание роста, тогда и произойдет остановка его. А остановка роста – это всегда точка жизни, ее предел: когда жизнь становится душной и тесной, и ничто в ней  не радует,  и уходит из нее сам смысл. Не ставь пределов  своей Высоте! – и  когда-нибудь станет ясно, что  их просто нет: их нет, пока есть  вечная жизнь, где каждое мгновение –  это ступень роста.

38. Всегда есть желание откинуть крышку с сундука! Окно распахнуть, шторы отдернуть, льдину над телом реки приподнять.…Не только из жадного любопытства – рассмотреть и изучить свой дом, который только кажется закрытым и неприступным! Дом полон загадок и тайн, которые еще только решать;  открытий, к которым еще только подходить. Здесь, в этом доме, жить -  и нужно  лучше, и правильнее, и в ладу, а не в разладе с его Законами. Это целая кладовая! Пока не хватает роста и сил, можно только ходить по ней, любуясь шкатулками и ларцами. Они, разноцветные, хранят в себе целые царства – и земное, и морское, и небесное. В этих, синих -  россыпь звезд, планет  и Галактик.… В этих, зеленых и холодных,- богатства подземные,  а по красоте как будто неземные. Здесь – вся Земля с ее теплой ласковой жизнью, здесь и сама жизнь, близкая человеку и наиболее для него понятная: под небом и в природе, а не в одиночестве, потому что рядом – такая же жизнь растений и животных. Человек! Тебе одному  суждено и вырасти, и дотянуться, и снять замок и откинуть крышку сундука, и прикоснуться к сердцу всех великих тайн и явлений Земли. Тебе доступными  оказались  ее ларцы,- все  их богатства, вся их  история  с момента зарождения и самой Земли. Не спеши вытряхивать под ноги и жадно перебирать бесценные находки! Ты отбрасывал как будто ненужное и оставлял полезное, способное согреть вдруг ставшие  жадными, цепкими и нетерпимыми  сердце  и  ладони. А ты не торопись! Это же твой дом, и в нем тебе жить. Походи по дворцам его и по залам; научись видеть красоту его, чистоту, монументальность  и изящество творений Великого Мастера. И учись у Него! – постоянно учись, чтобы быть способным не только принимать, но и взращивать, и возвращать, и творить. Найди свою красоту,- пришедшую  из Вечности, но тебе понятную  и близкую. Это счастье – услышать Музыку Жизни, просто прижавшись щекой  к пока еще Тайнам Ее. Где услышишь свою, тебе родную? В каждом дворце, в каждом ларце свой, особенный ее мотив.  Их не разделить, не разлучить, - они связаны  единым смыслом и близки друг другу, какими бы непохожими,  далекими друг от друга не казались.  И если ты веришь в то, что связывает их – в жизнь, в ее единство, то  Музыку жизни, биение и горение ее услышишь, увидишь, почувствуешь даже в холодном и неприступном на вид, но прекрасном, многоликом и многогранном царстве живых  Камней.

 39. Начни искать свою дверь в Мир! Пусть это будет арка окна, или ладья, что понесет по волнам его.…Пусть это будет чья-то мудрая и любящая Рука, или  План, или карта, - что угодно!- лишь бы знаки в них были понятными, слова – разумными, ключи к дверям – подходящими,  мысли – мудрыми. И арка, и ладья – кораблик, - все будет! И полет фантазии, и воплощение несбыточной мечты, и встреча лицом к лицу со знакомым и родным незнакомцем… Ног не хватит, чтобы обежать; рук не хватит, чтобы объять, жизни одной не хватит - повторить путь первопроходца. Но хватит мечты и желания, хватит разума и сил, хватит бесконечной жажды познания – чтобы как будто обежать, как будто охватить, как будто повторить каждый путь, протянувший  нить поиска Истины. Открой тяжелую обложку – дверь! - она впустит  без стука того, кто готов к пониманию знаков, мыслей и слов Того, великого, разумного и мудрого, любящего человека, прожившего тысячи жизней  и в тысячах лиц, но не изменившего ни разу своему главному Делу. Это Дело -   изучить, описать, тронуть жизнь в каждой ее связи, и рассказать о ней, воспеть ее, сберечь ее. Для кого? Для того, кто только еще на пороге  открытия для себя ее главного чуда. Это клад, собранный за тысячи лет! Все и обо всем, - как видела, как понимала, как изучала, как чувствовала жизнь Душа. От самых малых, невидимых ее форм   и до огромных и масштабных систем, - ты только прими! Учись, накапливай Знание, пользуйся Им во благо, и заполняй Им мир,  тем самым  развивая и его и себя. Первая дверь в мир, или  первое в него окно, или ладья-кораблик.… В ней не страшно плыть, за рукой ведущей не страшно лететь по разделам  и главам  одной большой, мудрой  человеческой Книги о Жизни  - Науки. Она поведает обо всем и каждому: о мирах  видимых и невидимых, осязаемых и не осязаемых; о Мирах Закона и Абстракции, Идеи и Мысли ; об отражении и о воплощении их здесь, на Земле – в жизни простой, волшебно красивой и красочной, в которой нет, как кажется, никакого каркаса, настолько она гениальна, изящна и легка. По страницам, по разделам и главам: на Земле и под Землей, на воде и под водой, в небе и над ним, вечным.…Так много всего, оказывается! Жизнь многогранна, - и ничего в ней нет лишнего, ничего, что нарушит общность композиции и пропорции ее Плана. Велика Книга  Мудрости! – и она самой жизнью подарена, а Жизнь – щедрый даритель! И каждую букву прими с благодарностью, и  каждую ошибку отработай в соответствии с объективностью  Ее Закона! -  ибо  ошибка жизни  всегда против нее. Будь благодарен и за щедрость ее, и за труд! И за Руку Учителя тоже будь благодарен и особенно благодарен, потому что она для тебя – и первое крыло, и первая книга; и арка из радуг, что пропустит в мир, и первая ладья, что понесет по волнам его.

40. Раковина! Поделись с душой шумом далекого моря, расскажи о его жизни правду, а как будто  сказку. Тебе много лет,- ты изваяна не только океанами, но и временем; твое крошечное и изящное   живое ухо многое слышало, многое помнит и знает. Волна вынесла на берег тебя – как символ красоты и тайны моря. Ты подарена морем – и найдена человеком. Через тебя возможно  и в глубину заглянуть, и жизнь ту, подводную увидеть… Как? Приложить ухо, прислушаться к шепоту волн, к гимнам далеких, уже угасших бурь; подержать на ладони, рассмотреть каждый шип, каждый изгиб; представить твой дом - какой он ? Он, должно быть, прекрасен, -   далекий и   такой отличный от  привычного мира! Он, наверное, щедр и добр, - и  там обязательно должен жить солнечный свет – пусть даже крошечный  луч Его! Ты из теплого моря – а значит, там есть  и свет, и прекрасные подводные сады с кружевами кораллов  и с разноцветными пестрыми рыбами. Там в похожих раковинах из крошечных песчинок вырастают жемчужины,- результат  труда и жизни этих живых створок – ладоней. Так же там бывают ночи и дни;  и так же бывают дни ясные и хмурые, и так же остро чувствует мир  уход Солнца и его пробуждение.…Нет, ты не  из моря холодного, в котором жизнь сурова, а красота ее часто непонятна и встретившего впервые даже отталкивает! Но  ты знаешь, что там тоже есть жизнь!- неяркая, выносливая, свободолюбивая и бесконечно любящая этот суровый край. Раковина! – откуда ты? Откуда бы ни была, ты рассказываешь о своем мире, ты поешь его красоту и неповторимость.… И ты, сама того не ведая, становишься для души  символом того, твоего  мира. А каждая душа увидит в тебе что-то особенное, свое; услышит что-то, никем прежде не слышанное; мир твой представит себе именно таким, каким ты его сделаешь для души -  через  рассказ  свой, через  свет свой, через свое  видение. И кто-то, быть может, вернет  раковину на берег – чтобы волна подхватила и унесла ее  в море вновь. Ей  жить  дальше, а не пылиться чудом давно прочтенным! -  ведь  чудо Жизни, чудо  Природы нельзя остановить! Оно изменчиво как море, - и  потому, наверное, неизменно в главном:  оно  никогда не потеряет, не утратит для живой души ни света  своего, ни очарования, ни  тайны.

41. Стук –  он воспринимается и как просьба, и как требование, и как мольба, и  как готовность. Удар, толчок, разрыв, разлом -  а все ради чего-то. Чего? Рождения Нового, - того, что уже созрело под оболочками предыдущих слоев жизни. Эти оболочки уходят, с готовностью и спокойно понимая и принимая конечность одного качества  и необходимость перехода в иное, высшее по уровню развития и содержания, и форм. Жизнь дышит и пульсирует каждой своей секундой: вдох – выдох, напряжение – расслабление…И во всем – ритм, во всем – точно отмеренные интервалы, равные промежутки времени, достаточные для восстановления силы  и обеспечения  еще большего подъема. Нарушить их, сломать ритмы – значит лишить жизнь ее основ, - всего того, что дает возможность вырасти новому и подняться, прорвав оболочки отжившего; всего того, что  дало саму возможность прорыва и подъема. Так и движется  вперед жизнь, - как будто незаметно, гладко и без видимого  напряжения. Но каждый шаг – это долгая подготовка к нему, накопление и созревание всех  необходимых  элементов, и выход их в определенный срок, поднимающий  еще выше.  Потому и бьется жизнь, и дышит!  А душа слышит, чувствует  и ощущает ее биение, ее дыхание  и ритмы в самом близком и знакомом существе, доступном для наблюдения и восприятия – в себе самом. Удивительны ее движения, ее скачки и переходы! Еще вчера не было ничего, кроме томления и смутной боли – а сегодня уже новая возможность; новая, дающая бесконечные перспективы  способность, которая пробуждает в памяти следующую потребность духа.  Сесть, встать, сделать первый шаг, заговорить… Все – не сразу, но все – по плану, все  по схеме, все в ритме Времени. И самым трудным в ожидании всегда бывает дождаться, - даже зная заранее о зародыше, о зерне, о капле; даже  чувствуя в них  новую жизнь, не  торопить, не требовать гладкой, наблюдаемой непрерывности движения, а ждать того самого стука, который  есть не что иное, как готовность к рождению нового. Здесь необходимо  только Время – и невмешательство в Его ритмы, в Его Законы, в Его возможности. Птенец всегда лучше яйца, а росток – лучше семени. Но они – следующие. А в зерне – начало их жизни, которая в срок и в определенных условиях  покажется чем-то совсем иным  - неожиданно и вдруг, сквозь разрыв отдавшей себя Новому оболочки.

42. Из малых камней вырастет  когда-то гора; из крошечных, почти невидимых песчинок  - пустыня, из капель воды – море, из малых нитей – любой узор. Долго? Долго. Здесь – время и труд, и  желание завершить его, поставить точку; здесь -  горение  своим  трудом, своей работой,-  что им неподвластно? Им подвластно все – и даже Вечность, потому что Она тоже – от песчинки, от капли, от секунды берет свое Начало.  Но - Откуда? Где оно, то самое зерно, породившее Жизнь? -  и какое оно, и чей Ветер принес его, и в какую почву  обронил? Можно идти по нити Времени и туда, и обратно, -  и   вперед, в день завтрашний, и назад – силой мысли и памяти. Зачем? Узнать, откуда всё-  всё то, что есть, что существует зримо и присутствует  в жизни невидимо: План ли это, или ошибка чья-то, или беда, что переломила русло великой реки и заставила  бежать ее воды по иному каналу.… Зачем? Для того  чтобы почувствовать родное, и принять его, и сохранить для Будущего обязательно.  Это - всё  то, что от корня, от Закона  берет свое Начало. Оно не может быть во вред, не может иссушить и  загубить даже самый прекрасный и требовательный   цветок  самого далёкого от корня бутона. Ещё зачем? Чтобы резко и вдруг ощутить  любое чужое, инородное тело  и отнестись е его появлению в родном доме очень внимательно и осторожно. Что-то несёт оно собой  – Добро или зло? И как приживется, и не отравит ли своими  соками уже существующую жизнь? И гнать не нужно, но и оставлять, привязывать, и навязывать  насильно нельзя. Подобное всегда найдет подобное  и приживется естественно с течением временем. А чужое, чуждое останется  просто высохшей  ветвью - оболочкой, - до поры, пока Время не  сотрет его даже из памяти. А когда-то случалось и так, что не выбрасывали чужие камни, но даже  носили специально, -  и получалась чужая гора, придавившая душу родной земли. Счастье  – сквозь Время увидеть, найти ее! Чтобы  так же, по камню, но уже разобрать до основания, –  это необходимо, пусть и  долго! Для чего, если тот цветок давно уже сломан, стебель  в землю втоптан? От того, что  Корень его в земле – и он  остался! Сохранился, чтобы дать жизнь новой  сфере, – той самой, которой для жизни так  не хватает  и, как Время расскажет уже  после, ради которой   Солнце   светило   и  светит. 

43.Что-то должно щелкнуть внутри, чтобы душа потянулась навстречу! Что-то должно вздрогнуть, как от удара  - и тогда пойдет реакция, и  тогда уже будет можно ожидать ответа. Главное чудо жизни – в ее способности воспринимать и реагировать, в возможности измениться  качественно в ответ на воздействие, и внутренним изменением и ростом своим  влиять на окружающий мир, тем  самым изменяя его. Этот  тонкий, мудрый, давно уже налаженный механизм взаимодействия, взаимозависимости, взаимозаменяемости и  возможности дополнения друг друга способен  вызвать  лишь удивление и восхищение. Но что дает он жизни? Он обеспечивает любой системе ее жизнеспособность  и жизнестойкость; он защищает и сохраняет, он отфильтровывает все ненужное, отжившее и губительное от самого понятия « жизнь». Он дарит жизни огромные возможности по компенсации, по восстановлению, по возрождению. Это та самая связь, что не допускает обрыва жизни, потому что любой обрыв –  это, прежде всего,  отсутствие реакции на воздействие, отсутствие взаимодействия, общения, а значит, и  продолжения. Где ты, а где система? Та сфера, в которой бьется и твоя жизнь – где? Наверное, тот самый мир, что вокруг – именно потому, что он – вокруг, а  ты – в нём. Что дано тебе от мира? Всё! Всё, чем владеешь, что умеешь, о чём  знаешь. Весь инструментарий восприятия и познания – душа, разум, органы чувств  и способность видеть и чувствовать намного тоньше и глубже, - потому что, кроме реакции разума, есть еще и реакция духа – того самого живого начала, которое позволяет определить человека  как личность. Есть ты, есть  мир.… А какая  связь между вами?    Она  должна быть связью двух сфер: умный и тонкий диалог  без зла и  без насилия. И обязательно должна быть ответная реакция на воздействие – реакция мудрая и чаще всего – единственно возможная. Как реагирует на человека мир, - природа, жизнь? По- разному. Но любая реакция его – это всего лишь  его ответ человеку.  В мире нет сознательного зла! А в человеке – есть. Есть пока еще и  осознанное зло, и неосознанное – как безграмотность по отношению  и к себе, и  к природе,  и как нежелание расти и учиться. Потому ответ, или вопрос, или реакция человека могут еще быть несправедливы, -  но  природы и мира – никогда. 

44. Какой силы свет может выдержать взгляд? Какой силы Поток могут принять души и руки? Какой степени чистоты должны быть  и душа, и разум, чтобы осознать главное: «Ничего невозможного нет»? Есть уже образ! Кристалл  - прозрачный и чистый. На вид он хрупок и изящен, но твердости необыкновенной. И каркас – решетка его не только удерживает форму, но и, освобожденная от лишней породы,  принимает  и пропускает сквозь себя любой, самый сильный и яркий свет, рассыпая его вокруг тысячами разноцветных огней - бликов.  И нет страха в этом камне, и ничто   никогда не повредит ему,  не отнимет его качеств и свойств – потому что  плотность, качества, сила не та!  Им и восхищаются, его и ценят  не только за красоту, что глаз  радует, но и за прозрачность, и  за твердость. А ведь кристалл этот, красоты неземной, – порождение Земли! И найдена, и освобождена, и  воспета красота его человеческим гением. Так неужели человек слабее или хуже? Или менее ценна его жизнь, его горение и свечение? Нет, не хуже. И душа человека, и разум его гораздо дороже бриллианта  и по смыслу своему, и по нагрузке,  и по способностям. Нужно только научиться видеть  в любой красоте, в любом даре, в  любом явлении  не цену его, но истинный смысл и перспективу,  - ибо она есть самая  главная  ценность - Будущее.  Вот они, качества кристалла -  чистота и прозрачность, плотность и твердость...  И всё он выдержит  – любую нагрузку, любое давление, не расколется и не треснет  и свет любой силы сквозь себя пропустит, рассыпая единственный Солнечный луч на тысячи разноцветных  лучей и  звезд - бликов. Вот такой  живой кристалл, живой бриллиант  нужно взращивать в себе из данного Богом  ядра Света, – Жизни: искать, создавать,  обеспечивать условия его роста , шлифовать и  гранить . Этот труд  – целая жизнь, а не одно мгновение ее. Но нельзя убить  Богом данные красоту и перспективу потому только, что  труд души, ежесекундный  и кропотливый, по – настоящему труден и  только когда-нибудь будет востребован, замечен, оценен самой жизнью и  потому признан бесценным. Засияет живой бриллиант, принесет на Землю новый, не  виданный ранее Свет… и тысячи душ потянутся Ему навстречу, благодарные за то, что они оказались способны увидеть и понять  истинную ценность своего бесконечно одаренного  «Я», для которого нет ничего невозможного.

45.Глубинный, истинный смысл предмета, явления, события  никогда открыто не лежит на поверхности. Он может прописаться контуром, силуэтом, тенью, – и как легко обмануться, или быть обманутым, глядя на эту тень! Почему? Потому что смысл – это, прежде всего,  связь,- порождение причиной следствия и само, несущее определенный заряд следствие. Каким внимательным и осторожным  нужно быть, любуясь далеким силуэтом, загадочным и изменчивым!  Вершина айсберга – это всего лишь малая его часть; внешность  -  всего лишь доля   характера; слово  - слабое отражение самой мысли.… Это не обман и не великая иллюзия, в которой пребывает любое разумное существо. Это  видимые  элементы, которые   несут нагрузку Целого и  внимательному, знающему взгляду разума и души могут рассказать очень многое. Быть внимательным и мудрым – равно  быть способным  заглянуть вглубь и в будущее, понять  связи между  элементами внутри самой системы  и осознать смысл и принципы взаимодействия системы с окружающим  ее миром. Этот труд – поиска -   может быть долгим и  кропотливым, а может быть просто  счастливым озарением.  Истинный смысл, истинное лицо, истинный характер, истинная реакция.…Это – та самая база, что определяет всю дальнейшую судьбу и жизнь ее  носителя.  О ней думать, ее  изучать, укреплять и взращивать и в себе самом, и вокруг себя  – не самый ли благодарный  в жизни труд? В нем – цена истинной красоте  ее  и правде. А они  всегда однородны и чисты; они – без подтекста и недомолвок, без тягостного молчания….Все это – красота и  правда природы, Мира. Все это – Красота и Истина тех, кто умеет видеть и чувствовать Настоящее. И это всё должно стать эталоном Красоты и Истины для человека:  Мир  никогда и  ни в чем не терпит неправды, обмана и лжи, ибо он весь  и сама его жизнь – всегда и во всем воплощенные Истина и справедливость.

46. Старость – это не только дряхлость, это еще и Вечность, и мудрость. Это основа и каркас бытия и сознания, не сломленные, но лишь проверенные Временем как  лучшие, основные, достаточные  для сохранения и продолжения жизни. Это – та самая вечная Земля,  которая примет Будущее, ибо сберегла для него лучшее из  Настоящего. К древности должно тянуться с уважением, - как к любой живой истории, к живому зеркалу Времен, событий и лиц. В нем  отчетливо просматриваются и черты собственного, юного отражения! А еще в нем – всё: и  корни беды, и  корни радости, - хоть  и далеки они, но как будто на ладони!  И нет плотной завесы Времен  – ибо сквозь все  завесы и преграды острым лучом проходит тонкая нить связи между всеми Временами, всей жизнью бережно хранимая, как единственный гарант ее продолжения и расцвета, а не угасания. Уходит  отжившее и исчерпавшее себя,- пределы,  ставшие тесными   для растущего и крепнущего организма. Уходит Прошлое.… И его отпускают с благодарностью  за его труд, за помощь в свершении когда-то необходимых и очень важных для Будущего шагов.  Отпускают – но не должно его  презирать  и забывать о   потерях, пользуясь плодами Его трудов!  Нет ничего более юного, более чистого и прекрасного, чем весна; нет ничего более воспетого   и все равно нового, и удивительного, и волнующего, чем Любовь, -  хотя Они - в веках уже, и Время им – Вечность. Есть только одна истинная дряхлость, старость – нежелание жить и гореть; угасание – из лености, из нежелания расти, трудиться, любить; нежизнеспособность души – загашенный очаг самого главного, вечного дома человеческой жизни, - и потому угасшие при жизни глаза. Это и есть самая страшная слабость, - признание своего бессилия и – тем самым - отречение от собственной Силы. Это – предательство жизни через отказ от себя самого, и оно так и останется черным пятном в живом зеркале Времени  - как  точка в существовании  обессмысленной формы сознания, которое  не проявило, не отразило  в себе   главный смысл Жизни –  ее непрерывность и необходимость  вечного совершенствования.

47. Малая часть, но  все в ней! - разве бывает такое? Бывает, если она – часть Большого и порождение его. Бывает, если она несет те же вибрации, тот же заряд и те же чувства, что  и породившее ее огромное полотно. Малая ладонь  Неба - а сколько радости и жизни  несет в себе его чистый синий  цвет! Особенно тогда, когда  не ждешь его, а он появляется в разрыве свинцово – серых туч. И завтра  уже будешь знать:  высокое, большое небо там, и всегда оно там,- даже если сокрыто, спрятано  за тяжестью облаков. И всегда, в любое мгновение увидишь его, - по крайней мере, сможешь всегда увидеть, если будешь верить  в него и знать, что оно есть. Радость приходит внезапно,  и всегда как будто накрывает волной, и обрушивается, и заставляет весь мир вокруг пробудиться, раскрыться и расцвести, запестреть всеми цветами радуги. А может быть, и незаметно она  подходит, и даже чуткое ухо ожидания не услышит в тишине  ее робких шагов. Ту, первую радость, чистую и сильную, узнаешь всегда и всегда примешь – как то самое Большое, то самое Целое, - и воплощение мечты, и долгожданная встреча со счастьем, и  уже наяву, а  не во сне возможный полет. Но таких  встреч не много в жизни бывает! – если вообще  они суждены. Главное – узнать радость спокойную и тихую, без вздрагиваний и всплесков, и принять ее именно за радость  настоящую и долгожданную, а не  просто за  чуть более  светлый  день жизни.  Обрадуйся любой  ее капле так, как будто это не капля, но целый океан! Если сумеешь сберечь малое, сбережешь и большое; если сумеешь увидеть великое в малом, увидишь и великое. Все будет – если сумеешь  не торопиться, но прислушиваться и терпеливо ждать, и верить, и не подгонять себя навстречу событиям и лицам. Ладонь Неба  - чаша малая – и  это всего лишь часть Неба, но  все Небо в ней – вся его красота и сила. Люби её! – и радуйся ей так же, как  всему Небу. Но радуйся даже малому искренне -  и жди этих радостей, и встречай их как самое большое счастье своей жизни. Тогда душа не зачерствеет и не пройдет мимо того,  ради чего сама жизнь ей дана. А начинается жизнь всегда с простого и  с малого: принять Красоту в капле ее и загореться мечтой о большем, чтобы стать достойным и океана Ее ... если океан тебе нужен!  К любой встрече нужно быть готовым,  - ибо она  изменяет  судьбу и  жизнь. А эта – со счастьем – просто обязана их изменить!

48. Разве может что-либо не иметь  причины,  корня? Нет, не может! Можно не знать  о них и их не видеть, можно о них не подозревать и не догадываться даже  – но они всегда есть,  ибо жизнь должна брать свое начало только от жизни. Сухая ветвь, увядший лист …это всё – жизнь прошлая,-  уже потому, что оторвана от корней своих  волею судеб, законами и ритмами жизни, самим Временем.  Так и любая форма ее может высохнуть, пойти  прахом, утратить свои видимые оболочки  и для других форм жизни казаться потерянной навсегда, если будет разлучена с источником самой себя, со своим началом. Начало одухотворяет, оно дает и разум, и качества, и свойства, и  саму жизнь. Что может случиться? Другие условия  существования, иные требования и нагрузки… К ним жизнь приспосабливается, привыкает и даже начинает видеть в них  часть своего, родного. В резко отличных  условиях происходит угасание – либо быстрое, или медленное и потому мучительное.  Всему свое место, всему свое Время, всему своя пора! Не нужно пытаться изменить ход событий и вещей,  перестроить  сам смысл явлений, - чтобы  случайно не нарушить своей связи с   источником, с причиной, с корнем. Разрыв, отрыв – это всегда отчуждение , отказ – и , как следствие, отсутствие возможности   просить помощи и получить  помощь  от Той, огромной Силы. Та Сила - от Земли и от Солнца, от их любви к жизни и от их потребности жить, светить, гореть  и творить, и радовать, и отдавать свое «Я» одному общему Будущему. С этим корнем связи терять нельзя! Он – для всех и для всего Источник  жизни  общий и единственный. Он  даровал жизнь всему, что есть на планете, он вдохнул жизнь в  каждое существо, в вещество, - в материю и в поле.  И к Нему все тянется, возвращается, - чтобы опять от него возродиться. И человек должен стремиться,- ни забывать не должен,  ни  отрекаться. Есть общее Начало всего, Причина всего высокая и чистая, - как  дыхание Мира есть одно, общее для всех. Даже если и не видишь их – но всегда их чувствуешь, - и всегда о них помни! Сохраняй   в себе ту, Его  высокую частицу  как свое самое родное и близкое. А оно и есть самое близкое и родное, потому что именно оно, то Высокое Начало Жизни,  о котором можно только знать, даровало жизнь тебе  - твою жизнь, в  доме Земли, для тебя рожденном и  идеальном.

49. Приняв  в руки инструмент, подари камню  свое стремление к совершенству  и свое видение его, свое желание красоты и гармонии мира! Вдохни в него свою жизнь, вспыхни мечтой даровать ему   часть себя, сохранить  проявление души своей в нем, в его кристалле – и  тогда он раскроется перед тобой,  впуская в свой мир. А ты будешь  удивляться   бесконечности проявлений этой пестрой, разноликой красоты, которая сокрыта в слоях породы, как в складках холодного, жесткого платья, и ждет своего рождения, своего часа  - мудрого, внимательного, любящего гения. Это  уже искусство – увидеть красоту в камне, полюбить ее и воспеть именно ее, такую,  трудом своей души: ее способностью  к творчеству и ее  бесконечными возможностями творить, - самой  раскрываться, расцветать и тем самым расцвечивать все вокруг. Душа, готовая осветить мир, мечтает о полете, -  о  достижении вершины во всем,   к чему   способна прикоснуться мысль и рука,  к чему потянутся сердце и разум. Во всем: суметь увидеть жизнь и помочь ей разгореться, отдав свою. Вдохнуть жизнь, пробудить жизнь, воспеть жизнь  - вот он, истинный  смысл любого творчества, переросшего в веками хранимое, оттачиваемое  высокое Искусство. Так проявляет  себя  главная   потребность человеческого духа  – лететь дальше, понимать и чувствовать тоньше,  жить более полно и осмысленно. Когда для жизни все дано – необходимо, в первую очередь, осознать  все и исполнить все.  Но не бездумно и не слепо, - помня, что  есть истинные  радости, и никуда не исчезло желание летать, парить высоко в Небе, и творить Ее, жизнь, уже там.  Что перевесит – вечное или конечное? Все конечное становится  когда-то  прахом, и никто уже не ищет его и не вспоминает о нем  даже. А Вечное остается  - те самые душа и мысль далекого гения, художника  и певца жизни, который видел  во всем  ту, самую главную и единственную ценность – жизнь, и помогал ей освободиться  даже от каменного одеяния  горных пород. Это - тот самый Вечный очаг живого  Огня, воспетый и сохраненный. К этой, настоящей   жизни, которая есть воплощенная на Земле Истина Бога, по сей день приходит  душа человека, -  всегда,  и особенно тогда, когда  остро чувствует свое  собственное  угасание; к  Ней  приходит душа человека, осознавшая границу между Вечным и тленным.… И чувствует, как здесь, рядом с вечной жизнью Неба, Земли, Воды, Камня, Гения -  разгорается с новой силой и ее  собственная  жизнь. 

50.  Любое касание, любое движение, любая мысль – это всегда чье-то дыхание, тронувшее  сердце и вызывающее начало движения этому дыханию навстречу. Оно может быть легко и неуловимо, а  может быть ощутимо остро и ярко. Дыхание Солнца, дыхание Неба, ветра, Земли, воды, - все это прикосновения как будто незаметные,  но по степени влияния  трудно найти так  любящие, более сильные, направляющие. Все это – дыхание жизни. А в дыхании ее – и радость, и тревоги, и  огорчения, и ожидание Чуда.… А в дыхании ее - самое главное ее чудо, ибо оно и позволяет жить: дарит такую возможность и пробуждает такую потребность. Я живу, пока дышу… так же, как и огонь живет до той поры, пока дышит.  Я задыхаюсь, когда нет возможности полноценно жить и развиваться- слышать любое, малейшее движение  и самое неуловимое дыхание жизни, и дышать с ней в унисон: если холод – то холодом, если дождь – то дождем, если весна – то весной, если радуга – то радугой. Одно, единое с жизнью  дыхание – это не фантазия и не желание, но потребность души, для мира  необходимое единение всего:  ритмов, тональности, ценностей их. Это  есть гармония:  жить и дышать общим  с одной большой жизнью дыханием, чутко реагируя на каждый вдох  и радуясь каждому новому выдоху: …когда две души – но, кажется, что одна; когда два сердца бьется, но кажется, что одно, и только удары его в два раза сильнее и громче, чем обычно;  чтобы во  всём – продолжение друг друга, во всём – абсолютное понимание  и  доверие, чистота и прозрачность. Вот оно – Чудо жизни! – когда Ее дыхание слышишь  в каждом собственном вдохе, в каждом выдохе; когда узнаешь  самого себя в каждом ее касании; когда дышать  невозможно во мраке и в серости невежества, в одиночестве  и в злобе – потому что это всё  против Нее , - против  Солнца, ветра, дождя, весны, первого снега и первых цветов; когда  поселится в доме  Её дыхание - и оживет  душа человека, пытаясь услышать и почувствовать именно его и отозваться на этот зов.

51. Так легко бывает  нарушить связь! – оборвать, перерезать, спалить тонкие, не видимые почти и потому кажущиеся бессмысленными нити диалогов с миром. Они, хотя и казались такими, но не были бессильны в сдерживании  разгула пороков и страстей, - они жесткостью  каркаса  принимали и удерживали любую потенциальную опасность, любую разрушительную силу, сохраняя тем самым саму жизнь    в пределах Закона, Связей и отношений, компенсации функций нарушенных или блокированных. Это правильно – жить в режиме мира -   осознавая свое «Я» элементом, берущим  начало от Целого. И это необходимо – так жить, - когда Законы жизни всего Мира  принимаются сознанием как единственно возможная форма  собственной жизни. К тлену живая душа не потянется,- так живи! Будь спокойным, внимательным и мудрым Творцом своей собственной жизни, учись рассматривать и мыслить себя не как отдельное, но всегда в контексте, всегда в связи  с окружающей  тебя сферой. Каковы  связи  между вами?  Ты живешь, и жизнь дарована тебе миром  – а это уже определяет саму  возможность дальнейшего развития: быть  истинно любящим - и постоянно учиться, воспитывать себя и  совершенствовать   свой каждый, усиленный разумом, шаг; помнить о том, что день сегодняшний – это всего лишь преддверие «завтра» - каким бы бесконечно длинным он не казался.…Чтобы  «завтра» не   случилась катастрофа: отсутствие связей  с миром есть всегда паралич и потому – вдруг возникшая  беспомощность  в жизни. Трудно, долго и часто невозможно восстановить  первозданность былых  форм, - утратить всегда много легче, чем найти, обрести вновь!  Но возможно и необходимо  восстановить и подводить  к идеалу  сознание, каждой секундой жизни  осознавая и подтверждая  истину: запрещено разрушать то, что даже не искал и    не находил, но получил в дар    от  Жизни - как свою возможность жить.

52. Из тонкого золотого луча родится семь цветов радуги; из малой тучи – тысячи  снежинок или капель дождя, где все – разные и  нет ни одной похожей.…Не сразу поймешь,- откуда вся эта россыпь чудес, ее палитра  богатейшая? – настолько далеки они  друг от друга,  по небу и по земле рассыпаны, разбросаны, что уже не собрать их, кажется, не соединить в одно, единое целое. Но это только видимость! Все цвета и оттенки их – тысячи, десятки тысяч, - из тех, что различимы глазом; все названия их – необъятная  гамма! – всё  можно собрать в те, первые семь, попытаться соединить в тот, один, самый первый  и единый луч, который пришел от Солнца. Он  принес все то, что принес, от Солнца, и должен, наверное, вернуться туда, к Солнцу, в неизменном виде. Возможно ли это? Если россыпь можно соединить в гамму, то гамма никогда уже не станет породившим ее единым звуком. Он разделен, он расслоился навсегда – как материал для работы, призванный творить красоту вечную и тем самым  прикасаться к Вечности. Для труда  многое дано, если не всё! Без необходимости вернуть данность  в неизменном виде – но с непременным условием использовать  ее, развить, расцветить, сфокусировать ее силу на созидании мира, а не иссушить ее. Это  Дар бесценный – но не бессмысленный! Он требует большого труда для обеспечения своего развития и роста  – но этим он душу на новый уровень поднимает. Дается многое! И в мироздании  идет постоянный круговорот, обмен энергиями – свет приходит с неба на землю и уходит ввысь  теплом и радостью; снег приходит с неба на землю и уходит ввысь  все той же влагой, чтобы  вернуться вновь.  Человек не может - и не должен -  возвращать  принятое  в неизменном виде, – но он обязан принять и пронести по жизни любую данность свыше, чтобы не утратить ее навсегда. Ибо она дается  и для Земли тоже!  Это – реализация Высоких  энергий,- их трансформация и воплощение в жизнь; это  - всегда поиск, всегда работа, всегда труд, - но и всегда для души это истинное счастье. Того, пришедшего на землю луча назад никто не потребует, – но будут ждать его продолжения, развития и роста на Земле. Будут ждать! А любое ожидание – это всегда вера в то, что  семя приживется и даст пусть не зеркальное отражение своего источника, но даже более яркое, четкое и лучшее. А пока есть вера в продолжение – и источник не иссякнет.

53.  Сила воздействия бывает разной и варьируется от тяжелого, грубого давления до легкого, едва уловимого касания. И степень воздействия силы  тоже различна – иногда самое тонкое, самое невесомое прикосновение чувствуется намного сильнее, чем удар, и реакцию вызывает намного более яркую и продолжительную, и   следствия несёт  намного более  значимые. Это особое искусство – воздействия! Это  влияние, ваяние, творчество, воспитание: как будто незаметно, исподволь, бережно, как будто даже и без единого прикосновения, – так волна полирует прибрежные камни. Для этого и сила дана  огромная, и воля великая, и знание, и  терпение, - пусть  они не видимы,  но они всегда  есть там, где есть осмысленное движение. Они всегда есть - сила и власть слова, графического изображения, цвета, света, звука,- там, где  есть осмысленный труд  - как  воплощение  любого прикосновения жизни.  Реакция души на них удивительна и различна!- от  полного равнодушия или даже угасания и до  воспарения в Небо, до радости от ощущения истинной красоты и счастья жизни, абсолютной свободы духа в ней. Это – сила внутренняя и она есть порождение не только природы мира, но  уже и природы человека. А потому  она равно может нести как Добро, так и зло,-  и несёт, в зависимости  не столько от возможностей ее, сколько  от уровня развития  сознания и воли носителя этой силы. Мир даровал  человеку способность и  возможность  сознанием  охватить всю  сферу Мироздания -  жизнь, ее законы и ритмы, скорости ее роста  или  торможения,  пики  развития  или  угасания. Для чего? Не для зла, конечно! -  но для восприятия мира полноценного и истинного; для собственной жизни в мире осмысленной и заполненной  светом  созидания новых форм ее, новых, лучших  воплощений Ее смысла. Душа, принявшая Знание, должна использовать их, Высокие, как ключ к созиданию  Добра  и Красоты. С чем сравнить можно великую Силу высокого и чистого Творчества? Она едва коснется души – и  уже дарит прозрение, и  тем уже исцеляет любую боль; она  едва тронет – и уже вызывает волнение, извлекая первый звук и порождая первое слово будущего гимна жизни. Наверное, точно так же реагирует душа на чудо Вечности  в природе – на небо  звездное, на море спокойное, на дорогу лунную… Точно так же! - потому что всё это есть  прикосновения одного и того же Луча. Он  однажды  был увиден, почувствован гением – и сохранился в творении Его духа, способный донести и  передать всей  Земле силу того, неуловимого, но навсегда изменившего  жизнь и судьбу касания. А для кого-то это всё, быть может,   тяжкий молот, способный  уничтожить жизнь  в  жестоком шторме  неразумной  силы зла. Но это - запрещено! Дар высокий - для Высокого, и Его лишается отступник. Утрачивает способность чувствовать и реагировать больная душа, а позже угасают и разум,  и тело: чтобы не лишать Высокое и Чистое Начало  его абсолютного   права  извлечь из  жизни первый звук  и первое слово каждого  будущего Ее  гимна.

54. Красота  всё чистит, а сама никогда не  испачкается. Она растворяет любую грязь, любое зло, любой тлен,- но не убивает, не разрушает их. Они просто исчезают в небытие  под ее чистым,  светлым и очень  сильным мудрым  взглядом, - и ни следа  от них не остается, ни дыма, ни памяти. Хотя в памяти остается! Как рубец, как шрам на века, - неизвестно откуда вдруг всплывшее уродство,  которое порождает и боль, и беды, и ужас. Это те, что когда-то были призваны уничтожать, убивать выжигать; они были призваны подтвердить торжество грубой, жадной и неуёмной силы зла, которой для существования её необходимо только уничтожение жизни. Откуда пришла эта темная сила – и почему прижилась, и как отравила своей идеей умы, пробила сердца, очернила души? Пришла из тьмы – и принесла с собой  зло, и свое желание его   абсолютной власти. И всё  было этой силе  как будто дано, всё как будто разрешено – под покровом темным, в  воде мутной,  с возможностями, не ограниченными ни Законом, ни моралью, но отполированными до блеска  механизмами гордыни, лжи, ужаса и страха. Сила  зла родилась, - на удивление огромна и удивительно бессильна. Любой мрак, любая тьма просто исчезают, растворяются в первых , даже самых робких лучах света: Солнце взойдет, и уже никто не вспомнит о том, что  была ночь, и мрак ее казался всесильным и всемогущим хозяином всего мира. Это ли не воплощение чуда – один только взгляд света? Это ли – не основа любой красоты, рукотворной или нет, но всегда свет несущей? Взгляд светлый способен растворить собой тьму души и  тот мрак, что вокруг души, как  вокруг сосредоточия жизни собрался . Он просто  дарит свет  ее угасшему огню , - все  возможно и по силам  для носителя Того, большого света  Того, Большого Высокого Огня. Солнечному Лучу не нужно для жизни  ничего, кроме своего Начала, своего источника – Солнца. Но любому мраку для существования   необходимо одно, главное, непременное и почти всегда единственное  условие: отсутствие Света.  Всего  один блик его – и  власть ночи рушится, и сама  ночь исчезает. Вот что нужно для того, чтобы  не было или не осталось  на Земле  источников боли и зла! – просто не гасить свет нигде,  -  ни в душе огня, ни в небе Солнца, ни в  красоте, её убивая. И всё! А Красоте мудрой, вечной только взглянуть  – и  уже не останется вокруг Неё ничего, кроме Света.

55. Так много места вокруг, оказывается! – целый мир распахнут  навстречу  душе и готов принять её, пришедшую,  как родное дитя. Лети куда хочешь, куда крылья поднимают! И все будет даровано, если захочешь – и крылья, и ладья,  и душа,  которой уже целая Вечность, а она все ещё юна.  Всё будет! – так же, как и было:  Мироздание  давно уже ждет своего путешественника, искателя, хозяина, Бога и певца.  Мечтаешь? Мест много для воплощения своей мечты!- целый   мир протянул навстречу свои разноцветные, огромные, удивительно непохожие друг на друга  ладони малых  миров. Где был ты, где не был – сейчас и не вспомнишь! Как будто и не был нигде, а все знакомо вокруг и чужого не видишь даже в чужом на вид, но чувствуешь   и в нём что-то очень родное и близкое. Это счастье и благость – когда вот так всё: тогда и места себе под Небом не ищешь, потому что вся Земля - твое место. Тогда и в душе – чистота и гармония отношений со всем, что происходит; это значит, что восприятие мира не надтреснуто, и реакция на проявления мира в жизни собственной всегда  мудра, адекватна и правильна. Счастье ли это? Это великое и единственно возможное для души  счастье – жить в соответствии с Законом доброй воли и доброго желания. Тогда нет различий и споров между требованиями разума, души и тела: « Я хочу», «Я могу» и « Это необходимо», потому что тогда это  не требование,  но нормальное и без насилия над волей выполнимое условие сохранения, обеспечения, развития  и роста. Тогда не случится никогда страшного –  утраты    Времени и жизненного пространства  ещё живым, но уже нежизнеспособным организмом. Тогда не случится той, страшной секунды осознания того, что всё вокруг стало чужим и холодным, равнодушным к требованиям и нуждам. И не придется никогда душе метаться неприкаянной от Неба к Земле и от Земли к Небу  с одной только мольбой: «Помоги! Услышь!» Остановись, ставший чужим! Остановись  - и побудь наедине с душой своей,  вне скоростей и вне шума сует, чтобы себя услышать и вспомнить. Душа вспомнит обязательно, если по-настоящему изболелась! - душа вспомнит обязательно.… И первое отречение свое от жизни в Едином общем Потоке, - тогда ничего не осталось в сердце, кроме алчности и гордыни. Себя вспомнит – победителя, поправшего и растерзавшего  все стихии ради  новых горизонтов познания, которые  есть всего лишь основание трона для человеческого «Я». И Небо вспомнит – далекое и мудрое синее  Небо;  и землю, истерзанную  и уставшую от  тяжелой  тоски  тысячелетий.… В тот миг, когда протягивали они руки душе навстречу с одной лишь мольбой: «Услышь! Помоги! Остановись!» Вот он, ответ! – в памяти духа. И вот он – ключ к возвращению. Ты просто сейчас кого-то об этом просишь, – а ты попроси впервые  самого себя.

56. Что такое точка? Это всегда – или конец, или начало. Это – окончание прошлого и преддверие Будущего; это переход, ожидание, всплеск мечты, волнение перед встречей с уже  записанным и мысленно даже прочтённым «завтра». Это радость окончания какого-то отрезка пути, и подведение итогов, и оценка результатов. Это легкая грусть расставания  со ставшими уже привычными схемами, режимами и тропами, с мечтами и с радостями. Это – всегда чуть тревожное ожидание встречи с  Будущим, и уже заранее заданный куда-то в Небо и вглубь себя вопрос:  «А каким Оно будет?», и вера – просто чистая, а никакая не слепая! – в то, что  Оно будет именно таким, каким  и должно быть и стать – воплощением идеальной встречи, идеальной мечты, идеального полета. Остановись в этой Точке! Она – не только символ окончания и перехода, но  ещё  и Точка отсчета, от которой  возьмет начало следующий отрезок Пути, - та самая, « совсем другая» жизнь. Остановись, душа! И задумайся, - куда тебе идти дальше? Можно – на все четыре стороны, где все дороги упираются прямо в далекую линию горизонта и, наверное, все сходятся в одну точку тупика  - последнюю на пути точку, за которой нет никакого «завтра». Там  за последней исписанной страницей тихо  закроется корка обложки. Хожены эти дороги,  перехожены! И   слезами разбитой мечты, почти досягаемой – дойти до  предела горизонта  и выйти за  его пределы   - омыты, и поступью жадной разбиты.…Туда уходит любая высокая мысль безвозвратно,  туда мечты все уходят, и горение  жизни, и её желанность, окрашенная высоким смыслом. Остановись, душа! – ибо есть ещё одна дорога – в Беспредельность, в Высоту,  в Небо. И нет ей  ни пределов, ни границ,  ни конца и ни края; и не разбита она, и не замарана,- из Вечности и в Вечность тянется Её чистая светлая дорога. Здесь точка отсчёта – действительно Начало всех Начал, а не начало конца! Вот Он – и кладезь бездонный, и  дом безмерный, без стен  и без крыш. А ведь туда манит, туда поднимает!-  мечта, и сон, и музыка, и прекрасное, чистое мудрое слово. Всё это – легкость необыкновенная и удивительная, бесценная и потому никем  не оцененная. За ними пойти, за ними потянуться – и они обязательно поднимут ввысь! Только сбросить нужно  с земных ног те дороги, что намертво связали крылья души: назвать  им истинную цену- тупик и закрытая дверь, -  и заплатить  её без жалости, потому что    решение принято – Жизнь.

57. Всё возможно! Все возможно, но ничто  не проходит  бесследно. Если запущен механизм и не остановлен, то результат не заставит себя долго  ждать – или, наоборот, заставит ждать очень и очень долго. Но важно другое – то, что он придет обязательно, он догонит, он напомнит о прошлом, давно забытом, и направит силой  своей в ту сторону, о которой даже не мечтала душа, или не догадывалась даже, или не могла  поверить. Результат всегда приходит – догоняет, накрывает волнами следствий,  - как необходимость ответить за каждую свою даже мысль,  а не только шаг или поступок. Его, этот результат, можно назвать платой – за  равнодушие, за слабость, за бессилие и за предательство, за ошибку и за неверный шаг. Его можно назвать наградой – за труд, за усилия, за веру свою даже среди всеобщего неверия, за упорство в достижении цели и за умение ждать, пусть даже и очень долго. Но это – всегда тот самый результат!  Тот , которого ждешь и которым грезишь;  или тот, от которого убежать пытаешься в ужасе, но он всё равно обрушивается тяжелой ледяной волной. Они, результаты,  могут быть принципиально   двух видов: результат – созидание и результат – разрушение. Но все они  есть последствия шагов, решений, действий, слов, оброненных зернами когда-то давно, вольно или невольно, в благодатную почву Времени.  Нельзя разрушать и сеять разрушение, чтобы не догнала душу когда-нибудь  после  его  всесокрушающая сила. Но необходимо творить и созидать – для того, чтобы  дождаться плодов добра, света, тепла и труда души. Запрещено запускать  любые механизмы зла – и Добро, и зло  легко запоминают своих носителей  и всегда возвращаются к ним уже не зерном, но плодом, в котором чуткий, внимательный и мудрый взгляд  всегда узнает когда-то вброшенное в почву жизни семя. Всё можно, потому что за всё отвечаешь! И, выбирая Настоящее, сразу получает душа  ответственность за Будущее. Пока ты мал, тебя берегут: нельзя, нельзя, нельзя.…Предупреждают о возможной опасности, о тяжелых последствиях любой ошибки – беды, о необходимости быть очень внимательным и всегда, всегда  тщательно взвешивать на весах мудрости и анализа каждый последующий свой поступок и шаг. Где-то сейчас она, та мудрая рука, уберегающая от несчастий и бед? Её нет физически – и давно уже нет! Но она всегда есть – она осталась  как право выбора, как память, как разум, как возможность  анализировать и просчитывать каждый ход жизни так же,  как при игре в шахматы.  И так же, как в шахматной партии,  в жизни   правило главное: ход сделан, записан – и его уже не вычеркнешь, от него не откажешься; лишь за каждый ход и за их совокупность ответственность несет хозяин партии – своим  поражением или победой.

58. Идея, мысль, фантазия, мечта, разум, воплощение их… Определение потребностей и нужд, механизмы их реализации, - сколько дано для того, чтобы шаг был уверенным, осмысленным и твердым, а взгляд – светлым и  спокойным ; чтобы душа пела и радовалась каждому новому дню своего полета  и воспринимала его как самое великое чудо изо всех земных и неземных вечных чудес! А потому  было бы неразумным и неоправданным отдавать свою жизнь под черновые записи. Их ведь много уже было, таких листков! - и бездарно загубленных, и  глупо зачеркнутых, ошибками  замаранных и до дыр затертых бесконечными исправлениями их.  И их хватит уже Земле не на один век, не на одну жизнь! Это – страницы истории и роста личности; это - страницы одной общей, большой истории человечества; это – драгоценные крохи опыта и яркие, прорезывающие тьму тысячелетий лучи истинной, сильной, светлой мысли. Огромная работа была проделана личностью по поиску  ответа на простой, казалось бы, вопрос: как и зачем жить? Но не просто жить, а правильно,  чисто, осмысленно, в мире Добра и света, не обрывая, но  продолжая Время и подхватывая Его секунды для продолжения жизни, а не в бездарное « в никуда». Работа великая – и осознанно, вслух, и  интуитивно, в  мысли. Опробованы и модели, и схемы организации, и даже полное ее отсутствие… Огромно  тело скальных пород, в котором – завещанный ответ: крупицами, крохами, вкраплениями чистого Знания. Они заметны сразу, - настолько прозрачны и чисты. Из огромного числа черновиков, пестрящих пробами пера  души и ошибками его же, возможно и нужно выбрать лишь те самые кристаллы мысли, которые суть есть отражения лучей света Истины. Они сразу  заметны – потому что они вечны. Выбирай их, собирай их, душа живая! Собирай, чтобы выстроить для себя и в себе образец, идеал  Мира –  его Красоты, Гармонии, Вечности, Чистоты и Мудрости. Для того дан тебе  белый лист, - как  новая  эпоха: целый пласт истории не  тронутый длиною  в  жизнь души. А  над ним – кто? Творец Мира - Художник, Певец Его? Кто? Человек, душа  его. И ей писать, ейтворить, охватив памятью тысячи своих и не своих земных и неземных воплощений-жизней. Первое слово – самое важное, то, что станет началом новой эпохи, - каким оно будет? Оно должно заложить основу, смысл всего Будущего. «Ушло из мира Добро, и ушел  Его свет и сама жизнь, когда  ушла из мира  душа живая. Что теперь? Теперь ей нужно   вернуться – и остаться. А миру  Земли – её  только принять». 

59. Что стоит за интересом? Многое – из того, что подтолкнёт, разбудит, заставит искать и находить, собирать и накапливать. Может быть, это желание узнать, понять, изучить, заглянуть вглубь, чтобы узнать и  тем самым понять главный, основной Закон жизни: Закон наличия истинного смысла  во всем, что происходит в мирах как видимом, так и не видимом. А законы рождения и развития жизни везде одинаковы! Это Закон осмысленности и обязательного наличия высшей функции как  одухотворенности организма. Это  закон  эффективности существования любой формы жизни,- минимальности затрат при максимальной эффективности реализации функций. Это  закон наличия стержня, который определяет позицию жизни и удерживает весь каркас, всю ее структуру. Это  Закон связи – прямой и обратной- с окружающим миром, позволяющий выстраивать единый здоровый и чистый, мудрый и одухотворённый организм. Это закон эволюции – бесконечного устремления жизни к движению ввысь -  к продолжению, к развитию, к росту, - чтобы она стала ещё выше, ещё тоньше, ещё отзывчивее  на каждое, пусть даже и минимальное воздействие Космоса. Если есть желание познать – всегда приходит познание. Если есть желание осознать, увидеть  картину мира в ее целостности, а не фрагментарно,  то всё  возможно:  и найти своё место в мире, и познать законы его развития как свои, определяющие жизнь законы,  и обрести тем самым новые возможности эволюции, - уже как выход духа  в Беспредельность. Они откроются, придут, будут дарованы -  искателю, несущему добро в душе и в сердце: он мечтает познать и изучить  мир, но для того лишь,  чтобы жизнь его летела, созидая миры,  но не  ломала и не калечила их… Что ещё может стоять за интересом?  Жадность, алчность, страсть наживы и завоевания всего и вся; огромная темная страсть – как мечта об обретении  абсолютной власти  везде, во всем  и навсегда. Этот интерес как будто уже с рождения жжет и сердце, и  ладонь:  печать, готовая для того, чтобы   на что угодно ставить клейма: « Мое». Каков интерес, таков и посыл! Каковы цели и принципы, и методы достижения  и отстаивания их, таков и результат! Кто бережет, кто ждать умеет и уважает требования  жизни, Законов её и Времени, предъявляемые  к другим, а равно и  к себе, - тот всегда найдет  и обретет  и  жизнь свою,  и Судьбу. И результат  такой жизни  всегда будет так же чист, как  и мысль,  что к нему повела когда-то. А кто не бережет жизни – того и она не сбережет! Жизнь отдаст  такому  всё, что  он требует,-  всё, что давно уже сосчитано и продано. Отдаст без жалости к себе,– зачем? Пусть будет результат - как секундная радость  бытия и обладания! Пусть будет – в обмен на тот стержень, что  удерживает любую жизнь. Пусть будет! – он правом выбора встанет между секундой и Вечностью. А любой выбор в пользу Вечности – это всегда жертва, пусть и не всегда осознанная, - ибо   тогда Вечности начинает  принадлежать каждая секунда жизни духа.

60. Чем старше, тем выше. Чем выше, тем сильнее. А чем сильнее, тем тоньше и мудрее и восприятие, и реакция души, и ответ ее, ибо сила накапливается во всем – и в душе, и  в разуме, а не только в физическом теле. Так должно быть! Жизнь – это всегда рост. А рост – это всегда высота. А высота – это всегда новые возможности познания, ибо восприятие мира там правильнее, и чище,  и проще. Рост – это всегда опыт и уже после, в определенный момент – спокойная уверенность и мудрость. Рост – это всегда знание, позволяющее  открывать  всё новые и новые двери  и подниматься на последующие ступени. Это не всегда знания, несущие по-детски чистую радость, - они  часто сопряжены с печалью  и скорбью понимания и осознания, но они способны привести  к более тонкому и глубокому анализу жизни для принятия в будущем   правильных   решений относительно каждого из  ее проявлений. Рост – это всегда возможность, проанализировав,  исправить то, что можно и должно исправить; улучшить и усовершенствовать то, что можно и должно совершенствовать, оттачивать, шлифовать,  гранить и подводить к идеалу. Рост – это всегда способность не просто знать и понимать, но и уметь предвидеть будущее, и принимать решения относительно его всегда мудрые, разумные и достойные, и воплощать их в жизнь  спокойно, уверенно, без сомнений и без страха. Рост – это готовность принять и нести любую ответственность, не опасаясь ни степени ее, ни труда, с нею связанного, - если ответственность направлена на созидание, если она разумна, продуманна и честна. Рост – это отказ от лицедейства и игры во всем, начиная с разговора с самим собой. Это жизненная потребность в чистоте и в правде и невозможность нахождения вне их сферы. Это желание чистоты и правды  во всём вокруг – и все прилагаемые  для этого собственные  усилия. Это  внутренняя потребность в общении с равными и с лучшими, - для того, чтобы подняться ещё выше, стать ещё лучше. Рост – это всегда пропорциональное взросление всей системы, а не отдельных её  элементов,- развитие  обязательно сферичное, гармоничное и стабильное, пусть и не быстрое. Но только тогда это и есть  рост истинный,  осмысленный и ожидаемый миром, и  только тогда  он способен  обеспечить соответствие жизни требованиям и всё более возрастающим нагрузкам  Вертикали.  Только тогда и    красота  жизни душу  по-настоящему тронет,  даруя  право  на Истину и человеку, и Земле.

61. Для чего  человеку   глаза и руки? Для чего  живут  его сердце и душа?  Разум гения, волшебника, полубога – для чего дан? По-разному и ответят, и воспримут ответ. В основном – «для жизни…» А что есть жизнь? Молчание  всегда – в ответ. Что есть она  – для каждого? Диапазон восприятия  ее огромен: от неподвижности  и до полета,  от холода подземных царств и  морских глубин и до Солнца, и выше Солнца,– всё она и во всём – она! Есть ли формы её выше, тоньше, разумнее  и прекраснее? На Земле – нет,-  если дана человеку  возможность видеть и творить, и претворять  в жизнь свою  удивительную связь  с чем-то Высшим,  мудрым и большим, нежели  земное проявление «Я» -  воплощать Мысль…Кому? Человеку – единственному на Земле. Благо ли это? Равно как и обязанность, и ответственность, и долг. Что есть жизнь? Творить во благо, и обязанностей не сбросить, и долг исполнить, и данность духа не загубить, но вернуть ее  миру  Его отражением, расцветом  Его мысли, - через  гений земного творца Небесной красоты. Что есть жизнь? Это постоянный и напряженный труд  творчества; это  бесконечный процесс осознания и осмысления, узнавания и подъёма; это постоянное горение и тепло, дающие возможность расцвести новой  и каждой последующей жизни.  Это бесконечный рост сознания: его постоянное развитие,  его способность искать и находить.… Это так же и  его  гений:   чудо любви   и  её  способность поднимать  к невозможным  и неведомым прежде высотам  на своих легких, невесомых крыльях огромной силы. Ещё жизнь - это светящийся изнутри прозрачный шар, который дарит  весь свой свет миру, не задумываясь  об утрате. Это – сфера, в  которой зарождаются и тепло, и свет, – как  единственно возможное продолжение её собственной жизни, как главный смысл  её. Это – живое маленькое Солнце огромной  внутренней силы, – любая человеческая жизнь. С нею и обращаться нужно так же, как с Солнцем, - и так же её беречь и ценить. Не гасить, убивая, и  не делить на доли, но сохранить сферой, несущей в себе огонь – и передавать  выше не пепел, не угли и не искры его, но именно живой  огонь. Для чего и даны  глаза, и душа,   и сердце,  и руки!  И разум гения дан -  именно для этого! – чтобы собирать из тысяч живых малых Солнц  одно, огромное и вечное земное Солнце. Кто- то спросит, - зачем Земле два светила? А ответ будет прост и ясен, – для жизни!  Если  душа способна  стать  источником света, то  её, как живой магнит, примет в свое поле Космос. Примет,   как себе равную по силе, и поднимет её  без  единого сомнения  и с абсолютной верой в жизнь иных Высот,  где   встречает  души-Солнца  Высший Разум.

62. Что-то когда-нибудь вспыхнет  в душе! – и вспышка эта яркая обязательно пробудит в ней  жизнь. Это должно случиться!  – точно так же и Солнце поднимается над горизонтом,  и тревожит уснувшую жизнь, пробуждая ее, призывая жить далее – но уже в новом качестве иного дня.  «Завтра» всё будет по-другому! И ярче, и чище, и свободнее… «Завтра» будет обязательно лучше! Добрее и теплее будет день пришедший,  - и этим уже принесет настоящую радость. Эта радость – для жизни той, в которой каждый миг счастья – не в копилку, но именно сейчас и сегодня озаряет целый мир. Это счастье -   едва рожденное и  потому  не утратившее   еще  ни остроты своей, ни чистоты и ни силы. Что-то яркое когда-нибудь вспыхнет и разбудит! И будет это даже не огромное  далекое Солнце, а  что-то для других незаметное, лишенное, может быть,  и смысла, и силы. А вспышка случится! – и станет она  на миг  светилом, самым ярким во всей Вселенной. Не для всех душ и не для каждой, но для конкретной человеческой души, - той, которая готова возродиться  именно сегодня и ждет давно уже своего возрождения. Что станет завтра с  таким Солнцем,  и на какой период времени и жизни растянется долгая ночь перед её  первым внутренним рассветом? Для кого-то  это целая жизнь, для кого-то это вообще невозможно…. Что сможет душу тронуть до первой слезы, до первого  слова  давно забытой и прекраснейшей её песни? Удар беды всесокрушающий, который только и способен до основания  и в одночасье  испепелить в разумах и в сердцах  все прежние, колючие и сухие схемы,   изжившую себя систему представлений и понятий о жизни - существовании.  А может быть, ты ищешь Солнца своего и ждешь его, душа? Каким оно будет, сегодня ты ещё не знаешь и не догадываешься, - ведь оно будет завтра! Но оно будет, и расцветит мир вокруг, и крылья дарует,  и для  любого светлого  полета и   силу даст,  и благословение,  и веру. Каким оно будет, это маленькое Солнце, ставшее для души на миг Центром Вселенной? Любым – но для каждого своим собственным. Это может быть слово, или сон, или  первое настоящее и сильное чувство, или просто весна. Но любое малое Солнце несет собой  одно удивительное свойство: огромный заряд любви, который весь  вкладывается  в  его зовущую и ожидающую душу. Так и случается всегда  чудо прозрения:  когда  вдруг  становится рукой подать до  Центра Мироздания.

63. Ожидание всегда томительно, и это состояние его не зависит от того, знает ли душа о том, чего ждет, или просто чувствует возможность  и неизбежность  перемен. Оно томительно, но радостно, когда ожидаешь  результата труда упорного и доброго, направленного на созидание  и подхваченного токами Времени.  Оно радостно, когда знаешь  о том, чего ждешь, - это Время, когда семя уже вброшено в почву и осталось только  дождаться первого ростка. Он станет символом начала самостоятельной жизни  нового, уже рожденного организма. Трудно бывает ждать! Не торопить  ни себя, ни события,  и не  подгонять, не подхлестывать Время; верить в должный результат должного труда и приложенных усилий. Трудно, но радостно – именно потому, что  есть вера, и знание, и нет сомнений, а есть только последний виток, закрывающий процесс созидания. И готовность ожидать столько, сколько необходимо  для завершения его, очень важна и принципиальна:   она  необходима для всей последующей, уже не всегда зависящей только от собственной воли работы, направленной на развитие следующего этапа, который есть уже – развитие и рост.  Это трудно бывает –  верить, и отпускать на свободу, и бережно относиться,  и быть внимательным, тактичным и мудрым. Иногда возникает желание сжать любое Будущее – даже эпоху!- в своих ладонях  до состояния секунды, которую и возможно, и легко изменить, подтолкнуть к идеалу в смысле, доступном для собственного понимания. Нельзя делать этого! Так легко бывает сломать, навсегда уничтожить,  если человек не видит  и не слышит в мире  никого и ничего более, но только самого себя, и не  принимает права на выбор иной, на жизнь иную, чем его собственные.  Что будет,  если на арену созидания и творчества ступит сила грубая и по природе своей несущая зло?  Тогда   любое ожидание  чуда  жизни превратится в мучительное, долгое и заранее  лишенное смысла  глухое и тоскливое,   тяжелое одиночество. Почему? От любого насилия, от любой   искусственной   догмы жизнь уходит,  - чем могут  стать они для неё? Точкой в развитии, а не площадкой для дальнейшего роста. И она уходит, оставляя силе лишь право выбора -  понять  или не понять  главное условие любого сознательного творчества: труд, направленный на созидание жизни, должен  звучать   в унисон с  мелодикой Мироздания,  с тем его мысленным результатом, который по – настоящему сможет оценить и  отполировать до идеала только Время. Сила тоже может и должна созидать! Внутренняя, чуткая, мудрая и спокойная сила – должна. Но ей родиться нужно сначала,  - из любви и из веры, из понимания  и  из мудрости. И никогда не использовать ради себя самой  ни данной ей власти, ни данного  ей Знания, - ибо сила эта всегда даётся для  достижения,  и всегда – с верой в способность ее достичь Идеала.

64. Самая главная ценность человека – в  способности его  разума и духа  к восприятию,  к пониманию, к осознанию, к созиданию. Он способен жизнью своей выразить свое отношение к миру, тем самым  либо изменяя мир вокруг, либо изменяясь лично – внутренне и внешне -  в сторону общности, соединения и слияния с лучшим и большим. Способность понимать – что дает она,  и какие возможности, как двери на пути, открывает? Она освещает все дороги  и этим уже предупреждает обо всех принципиально возможных следствиях. Она открывает дар   видеть, слышать, чувствовать намного более чутко и  ясно. Она дает возможность  свободы выбора мысли, слова, действия, потому что ограничивает любое поле обязанностью  осознать смысл любой своей реакции  и  всегда отвечать перед миром и перед собой за ее  мудрость, правильность и законность. Способность понимать – себя, других, окружающий близкий и далекий мир – это и есть та самая необходимая составляющая любого человеческого счастья, потому что она дарит гармонию отношениям,   освобождая жизнь от  любых  негативных  проявлений  - от боли, гнева  или зависти.  Она дарит спокойствие и уверенность в себе и в своих качествах: понимая,  не ошибешься;  обнаружив причину, устраняешь возможное  следствие – тем уже, что обретенный опыт  всегда подскажет  выход из будущих похожих ситуаций. Способность понимать со Временем, если накапливаются  опыт и знания, плавно перерастает в мудрость, в силу духа. Появляется новая   возможность – чувствовать  мир еще тоньше, осознавать его еще тоньше. Когда- то мудрость родится  обязательно! -  если ее как потенциальную данность  и как способность  не  душить, не отталкивать,   но, наоборот, развивать и воспитывать: как терпимость, как внимательность и чуткость, как необходимость продумывать и анализировать  каждый свой шаг и все его возможные последствия, как умение уважать иное мнение  и отстаивать свое собственное. Здесь всё – и дисциплина, и воля, и  стремление увидеть во всём сферу  и охватить сознанием  любое событие, явление, процесс, любую личность только  как целое. А сфера – это  всегда плод, несущий в себе зерно.  И тот, кто способен понять и принять сферу,  именно зерно её и  получает в ладонь: много зерен, в каждом из которых -  частица Будущего. Именно  тому, кто способен понять, дано и принять, и понести далее, -  потому что он   выбирает  лучшее по  истинной ценности его, а значит, и по праву.

65. Любой переход – это секунда, мгновение,  скачок: так же, как и всё в Потоке Времени,- вот  ещё  было «вчера» – и  вдруг уже родилось «сегодня». Это с виду легкий, плавный и незаметный шаг,  но он способен в корне изменить качество восприятия мира, - просто потому, что это уже иная ступень, иная высота, а значит, и жизнь  хоть немного, но иная. Удивляет порой то, каким  длительным  бывает  процесс подготовки  к этому переходу, и как  медленно тянется время его ожидания! Но дни, заполненные  трудом во имя  роста и развития, не могут нести в себе ничего, кроме ощущения праздника их. Все условия, требуемые для  получения нового качества,  необходимо  обязательно и в сроки исполнить  для того, чтобы быть готовым к выходу за пределы  ставших тесными очередных рамок сознания. Хотя никто не станет ни подгонять, ни торопить! – никто и ничто, кроме Объективного  Времени, по Законам и принципам которого  живет Вселенная и которым  должна соответствовать Земля. Даны условия, которым нужно соответствовать  для того, чтобы подняться. Условия эти объективны – и объяснимы требованиями новой жизни:  новыми в ней нагрузками и новыми, не знакомыми ранее  правами и обязанностями.  К любому переходу в иное качество нужно готовиться – и к нему нужно быть готовым и внутренне, и внешне. Это – рост, развитие  и взросление; это  приобретенные знания и  накопленный опыт; это – обязательно!-   максимально полное раскрытие   талантов и способностей разума, тела и духа. Всё это собирается, воспитывается, копится, развивается не один день и не два, но в течение всей жизни. Только ли ради единственной секунды перехода  её в новое, лучшее  её  качество? Не только ради неё, но и ради собственного шага к Новому, - к тому, что позволит  подниматься всё выше и выше в Небо, легко минуя очередную планку  возможностей и потребностей жизни. Душу никто не  подгоняет, выбор ее никто не подталкивает! Но Небо позовет, Небо расскажет,  - и к нему потянутся. Потянутся те души, которым невозможно уже находиться в тесных рамках только бытия и материи. А кто-то останется! - те, в ком нет готовности к  дальнейшему развитию, к полёту и разума, и духа.  Он останется, чтобы не сломаться под тяжестью   непривычной и потому как будто непомерной для него  тяжести сферы новой жизни, в которой  присутствует, работает  в будущем  и творит   Будущее, помимо материи,   ещё  и сознание. Он останется, потому что  сегодня просто  не готов к полету.  Он останется! Либо ребенком, с готовностью и с желанием    расти далее,-  чтобы все возможно стало для души, пусть не сегодня и не завтра;  либо - душой, что отказалась от дальнейших попыток к  движению в высоту, и согласилась принять крышу дома за небо, а любое прикосновение к ней – за касание самой высокой Истины.  Пусть останется дитя и растет дитя, горя мечтой высокой о жизни новой, в  которой одна-единственная секунда перенесет из пройденного «сегодня» в неведомое «завтра». А кто-то останется травинкой сухой, – бывший росток, принявший от жизни и силу, и любовь, но так и не сумевший подняться. Корень ли слаб, или Земля другая - кто   скажет? За прошлое –  уже никто и ничто. А за Будущее всегда - и уже сегодня! -  скажет душа, сделав  выбор.

66. Любое колесо тронь – и оно покатится. Насколько силы хватит оттолкнуть,  или завести зубчатый, острый механизм Времени, - там остановится оно, прочертив острый, ровный или нет, след – колею.  По ней и шагать,-  за Временем или  против  Него, пока катит в никуда колесо жизни  неверная  рука  души, - а долго ли – и сама она не знает!  Так белка телом своим колесо крутит, не находя выхода из замкнутого пространства, в которое превратилась жизнь кому-то на удивление, на утеху или на радость. Замкнутый круг, из которого не найти выхода.… Но он  очерчен по Земле, и огорожен он более для вида. Это   пространство для внутренней работы, которая направлена на обретение мудрости, – а потому оно  и привязь, и рука Судьбы. Она душу человека  стремится поднять до высот Бога, и она  душу  человека  превращает в душу Бога. Без единого сомнения  она отпустит со своей ладони ввысь  того, кто готов  принять высоту: там, между Небом и Землей, ни сетей нет уже давно, ни птицелова. Но для чего душе дан этот замкнутый круг? Узнать, что есть жесткие очертания и замкнутость пространства горизонта;  осознать, что есть Беспредельность Вертикали и в Ней - не пустота, но  жизнь более высокого уровня. Для чего? Для того ,  чтобы выйти на этот уровень – уже за пределами Земли. Но необходимо  собрать силу  и волю для подъема, - чтобы он был без страха отрыва от привычного поля жизни, новых  расстояний, возможного одиночества в мире большем, – неизвестном, но ждущем своих уже крылатых певцов. Выходить нужно, отработав эту площадку развития сознания - Земли! Замкнутый круг  не как петля был дан,  но как возможность  совершенствования и очищения, и обретения должной для принятия  иного Будущего мудрости. Но он свивается петлей, и    становится она  тесна и   гибельна для той  души, что  не принимает ни его возможностей, ни его  данностей, но которой сила  не на пядь исхоженную, но  уже на целый мир дана.  А в мире есть острое, зубчатое колесо  Объективного Времени – единственный механизм жизни  Земли, который Вселенная  тронет, заведет, за которым позовет. Лети в его ритмах, чутко прислушиваясь к каждому его шагу и требованию! -  и  Оно выведет на дорогу прямую, где два Учителя – Мудрость и Вечность -  ждут своих уже крылатых  учеников-детей.

67. Чистая идея в воплощении - большая редкость! Но это – и высокое искусство,  и данность,-   принимать из Беспредельности Космоса  и  объективно отражать Мысль, - стать  живым  зеркалом Высокого Сознания и Разума. Это – дар вдохновения  в жизнь земную силы  того,  Высокого Луча,  и перевода его вибраций в область человеческого понимания и восприятия. Идей много! – и чистых, высоких,  и земных, материальных и плотных. Они порождают мысль, они регистрируются мыслью и оформляются в воплощенную форму ею же. Они проходят через разум, тревожат сердце, трогают  душу,  – ибо иначе им не родиться, не воплотиться, не обрести самостоятельную форму жизни в  пусть даже и не всем и сразу понятном  содержании. Они проходят, они затрагивают, они тревожат. Они всегда изменяют – каждым своим прикосновением,-  но и сами,  касаясь Земли, часто  изменяются и порой до неузнаваемости. Что это? Это – как раз тот самый поиск, творчество, рождение формы, - как попытка отразить, отобразить, передать наиболее полно и гармонично   саму  идею, саму мысль – донести изначально именно её смысл  и уже после – свое к ней отношение, свою её оценку, свое собственное её восприятие. Высокая Идея – это редкость! Это – всегда оттуда, из тишины ночного неба,- тогда  сама  Вечность делится с миром  своей Мудростью  и красотой, протягивая её с густо-синих прекрасных ладоней. Это может быть сон, это может быть явь, это может быть озарение или внезапное, в одночасье, прозрение. Но это всегда – огромное доверие и огромная ответственность, – приняв  Ту мудрость, Те знания,  стать их носителем и принести их Земле, как когда-то  чудо  огня, - даже без надежды быть сегодня и сейчас принятым и понятым.  Высокое – высоко во всём! К Нему – тянуться, до Него – расти, до него подниматься, изменяясь в качестве,  становясь тоньше в восприятии и чище в мысли. Оно избавит и от тумана, и от тлена,  от пыли и от праха, - каждого, кто захочет увидеть, услышать, впустить в душу Его высокий луч  и сохранить Его там  уже не гостем, но постоянным  и всё более ярким источником Света. Оно способно учить – и оно учит; оно способно исцелять – и оно исцеляет;  оно способно воскрешать – и оно воскрешает…всегда!  Чистая идея в воплощении – большая редкость! Не каждый  способен принять из рук Вечности частицу её мудрости и пронести, донести, передать  миру  именно её, Мудрость Вечности. Но тот, кто способен, всегда принесет Её и передаст  Земле, - тот самый, пусть даже безымянный, гений,  чей вечный огонь и свет и учит, и исцеляет, и воскрешает, - потому, что касается сразу души, легко проходя  сквозь металлические прутья разума.

68. Так много всякой правды развелось на земле и разбежалось  по  ней, что просто удивительно! И похожей, и непохожей, и высокой,  и низкой, и молчаливой, и кричащей во весь свой тихий или громкий голос….  Странно   видеть эти осколки! А  еще более странно бывает   искать среди них  частицы того, настоящего зеркала, - того, что с Неба когда-то на Землю спустилось, но не было удержано слабыми человеческими руками. Оно рухнуло, придавив всей своей небесной тяжестью, и разбилось на тысячи тысяч  крошечных игл-зеркал. В осколках  грех искать свое  отражение   – к беде! А целого нет, – в этом и беда. Потому и  ходит с корзиной по Земле одинокий странник, собирает и складывает в неё  найденные пылинки, осколки  и  камешки, - наверное, не от мира сего он, раз ходит и ищет правду! Кто вспомнит о том, что была она, одна-единственная? Никто! – и вспоминать не станут. Кто поверит в то, что собрать можно из праха в   единое  Целое  даже то, что когда-то было? Никто! Хотя  время придет, заставит взглянуть каждого в собственное его лицо, в глаза собственные всмотреться  пристально и без привычного  уже кокетства и косоглазия. Тогда и вопрос останется  к себе  единственный:  «А куда?» Куда смотреть, если смотреть некуда? Где – истина, если любое отражение кажется только злой насмешкой, или карикатурой, или  пародией на человеческое лицо, на человеческие глаза? Оттолкнет он себя почти в первозданном  ужасе, скажет: «Неправда!» Это раньше ложь была недалека от истины, а теперь вдруг ясно стали они отделяемы друг от друга: день и ночь.… А где она,   правда? Где? Даже осколок ее малый – того, настоящего зеркала – где? Истину не грех увидеть, даже если озерцо Её ясное трещинами пошло. Главное – увидеть. Главное – запомнить. Главное – поверить в настоящее и по-настоящему. В прудик загляни – чем не зеркало? Ветер рябью тронет - но исказит ли его? Нет! По-доброму подскажет: живое изменчиво.  А то, Высокое – вечно. Плети корзину, странник! – хоть из травинок, здесь же, у пруда, зовущего в глубину, – и иди за ним,  за  Вечным, по Земле! Многое уже собрано для того, чтобы представление о той правде далекой составить! Самое главное – это  то, что она одна, настоящая, и не может быть у неё тысяч лиц, тысяч рук, тысяч глаз. Достаточно будет крошечного осколка Истины, чтобы, глянув на него, увидеть основное: в нем, как в зеркале, всё Небо отражается. Именно такими и должны быть глаза любой земной правды,- потому что она, истинная, есть всего лишь малое отражение  одного - Большого и Великого.

69. Присядь со мной рядом, маленький путешественник! Посиди, раз устал! – а, может быть, и не устал вовсе, но всё равно посиди  немного. Ты удивительное, ты живое чудо, для которого каждый  выдох, каждый вдох – это новый шаг, новое движение, новый порыв. Ходит по земле удивительный  новый человек – с ясной головой, с острым взглядом, с чутким слухом и сердцем, с душой золотой и с руками   мудрыми, но не жадными и не злыми. Ходит воплощенное чудо – радость и счастье, – и ищет чудеса везде – на Земле, под землей, над Землей.… У него всё есть для этого,  весь  инструмент! – и молоточки, и  лопатки, и альбом с карандашами и красками,  и белое легкое перышко, чтобы записать, ухватить удивительное. Он обошел, он облетел Землю и всё даже пространство вокруг Земли,-  и  все  огромные её богатства и красоты, чудеса нерукотворные и сказки небесные  - всё собрал! В память,  в сердце,   в душу безбрежную.… Вот они! – и в глазах  звездами светятся, и в улыбке плещутся крошечными разноцветными  рыбами, и  в ладонях жар-птицами горят….  Он ничего не взял для себя, он всё оставил Вселенной, - он только рассказы и песни о красоте миров своих с собою  принес. Он    удивлялся:   « А зачем мне более? Я видел мир, я восхищался им, я прикасался к его тайнам,  мне было разрешено всё это  – что еще нужно?» Только принести  – и рассказать, и показать, и позвать за собой в леса, в горы, в степи, в океаны. …Чьи вы, радость и счастье? Кому принадлежите и куда, босоногие и свободные, путь держите? А вы просто ответите! – к тому, кто зовет,  кто ждет, и кто верит; к тому, кто истосковался по жизни настоящей, и чья душа угасает без неё.  Ты присядь рядом со мной, маленький путешественник! Посиди, если устал – хотя ты не устаешь никогда, я знаю! А я устал – но не навеки заснул! И пусть не тревожит тебя даже то, что я просто придорожный камень, - и меня ведь Солнце  трогает, греет!  А я тебя согрею и  своим, и принятым  от Солнца теплом. Я могу! –  любви к жизни   не  может быть мало. А ты посиди со мною рядом, дитя, и расскажи мне о главном чуде изо всех чудес Света. Его все встретить мечтают,  его зовут, и грезят им, - о себе расскажи! Ты ушел, потому что стала тесна тебе клеть. Ты улетел по Зову, – чтобы  вернуться к Земле, став мудрым и сильным. Ты улетел, но ты возвращаешься, – потому что услышал Зов. А это я тебя позвал- остановил радость жизни, счастье светлое на мгновение  остановил. И я не прошу у тебя ничего,  кроме одного  – я прошу единственного твоего взгляда. Он и камень тронет  новой волной  жизни,- чтобы  и камень  мог протянуть  душу  навстречу  Солнцу  и за  тепло поблагодарить светило, – за то тепло, что согревало, что  помогло дождаться  и отогреть не ловца, но Певца Жизни – само Её Счастье.

70. Откуда пришло оно – это удивительное и странное желание полета? Оно зародилось не вдруг, но как-то исподволь: может быть, это сны так душу растревожили,  а может быть, это сжала сердце давняя мечта ожиданием и восторгом будущей встречи  существа земного с небом огромным и вечным. А то, что бескрыл – это не беда! Глаза закрой -  и появятся крылья,- ты ведь ясно чувствуешь их тогда, когда накрывает тебя волна света и радости! Тогда и душа поет, и  летит как птица.…  Вот и накрыла тебя сегодня такая волна! – как будто без повода и без причины, - хотя разве не причина её – само высокое чистое Небо? Будь птицей сегодня! – лети как птица и пой, как она. Куда лететь? Не на  четыре стороны,  но сразу ввысь -  туда, куда крылья только и поднимут. Сквозь дым туманов, туч и облаков;  сквозь теплое или колюче-ледяное дыхание близких и далеких ветров; сквозь завесу из  юных, едва родившихся  снежинок или капель дождя, – туда, еще выше, насколько силы  хватит! А куда? Земля вся внизу - вот он,  такой её неожиданно  живой круглый теплый шар!  Земля дождется – но она  и отпустит  душу много выше. Чья  она птица, душа твоя? Она не земная, - хоть и поет земные песни. Может быть, далекая звезда – её дом, - та, что  давно протягивает  навстречу тысячи ладоней – лучей? Может быть! А может быть, она просто просит запомнить  её песнь  и унести с собой   на Землю, - чтобы  услышала  её вся Вселенная! Ты запомни её – и пропой там, дома, когда вернешься. Тепло Солнца принеси малым его отражением – а Оно не пожалеет жара и вызолотит голову своего Певца. Тишину глубокую запомни, светлый и ровный взгляд лунных глаз…Ты запомни Её, красоту и песню   мудрости Вселенной! -  кому, как не душе крылатой,  вернувшись к Земле, петь Её? Вот он, твой малый родной и живой теплый шар! Он ждет и встречает: дорога ровная, и  ни  туманов, ни облаков, ни гроз, ни бурь и ветров… Кто-то скажет, - так не бывает! А ты видишь, что бывает! А ты видишь, что бывает – потому что здесь очень ждут и тебя, и  твою новую, подаренную высоким небом песню. Кто сказал, что душа бескрыла? Те, кто не видит ее крыльев,-  но пусть они услышат ее песни! А душа ответит: « Они – не мои, они – Оттуда!» Потому и боль от них такая, –  они окрыляют бескрылые души и отпускают их  из рук своих прямо в Небо: летите! Летите – и возвращайтесь   к Земле  с золотыми каплями Солнца.

71. Если ты – носитель жизни, если ты – часть ее огромного, неиссякаемого источника, - ты должен нести ее, отдавать её, передавать, о себе не думая и в своей дальнейшей судьбе  не сомневаясь. Круг замкнется – и  вновь вернется душа к неиссякаемому ее ключу, чтобы, сделав новый вдох, на выдохе  передать его жизни  и передавать вновь, и вновь, и  вновь. Ты, душа – всего лишь малая капля  космического  океана, но ты тоже  носитель Его силы! Ты на Земле питаешь ее, не даешь ей иссякнуть и погибнуть.  Ты,  слезой дождя приходя с Неба, через свою разлуку с ним   приносишь на Землю  часть  единой жизни, заключенную в твой живой кристалл. И радуются тебе, как долгожданной манне, и считают святыней, и называют часто - «живая вода». И ждут, и встречают… Крошечная слезинка, не печалься  о разлуке с Вечностью! Тебя примет Земля- каждое ее  живое синее окно  глаз – озер, каждая  песчинка пустыни, каждая трещинка в камне скальных пород. И жизнь Земли возродится – заполыхает, потянется ввысь, - чистая, праздничная и вновь юная. А ты в землю, как в ее корень,  уйдешь – но разве навечно? - там реки есть, холодные и чистые; там камни есть  - прекрасные, древние и мудрые. Там  всё позовет: «Останься!» Останься, чтобы стать  частью этой жизни!  И в Её  улыбке, в Её  свете   узнают когда-нибудь  тебя, - а вслед за тобой   и то,  Большое.  А ты все равно вернешься домой! – потянешься за первым теплом,  за первым лучом Солнца.  Оставишь здесь, на Земле, тело свое, заряд свой, – полями  и   лугами, снегами  и полноводьем весенним. Душа  всё оставит, всю силу  свою отдаст  – и тонкой, невидимой струной  водяного пара  через дыхание земли, воды, всей природы, всего мира вновь  уйдет  туда, ввысь, счастливая чьим-то, оставшимся здесь,  счастьем. И – своим собственным! – отдать всё, чтобы вернуться за  большим, но не для себя, - за новой своей жизнью, наполненной одним  общим смыслом. …Давно ли ты пришла сюда, капля дождя, похожая на слезу о расставании и о прощании? А теперь опять  возвращаешься  туда, ввысь, - зная о том, что ждут тебя там как часть огромного неиссякаемого источника Жизни, как её будущего носителя и продолжателя…  Круг воплощений всегда замыкается  возвращением души. И снова делает она вдох,  и снова  приходит в мир,  принося ему  свое дыхание и через свое – дыхание и силу того, Единого и вечного  источника Жизни. Он неисчерпаем и неиссякаем своим удивительным даром Любви – и  через   свет  живой  души Он  передает  эту Любовь всему миру.

72. Доли людские, судьбы земные,- а  сколько вас? Сколько жизней, столько и судеб,  и долей, - все в одну большую корзину собраны, и в ней перемешаны, перепутаны,- клубками, обрывками нитей. Разноцветные,  правда! –   есть  и серые, и пестрые,  и белые даже! Дана секунда счастья душе – свобода в праве выбора: вот корзина, вот доли и судьбы в ней.  И – дано  душе  право выбора, но с непременным условием, которое есть и  высочайшее её право: жить.  Сказка! Мечта воплощенная, явью ставшая, – кто откажется принять её? В Высоком Мире  нет обмана и двойственности  толкования  Его законов, а потому без тени сомнения душа выбирает долю лучшую, судьбу чистую, время  жизни – счастливое, спокойное и светлое. Она выбирает всё, чего желает, о чем мечтает   – и живет каждым днем и каждым часом избранного пути, но уже не во сне и не в мечтах, а наяву:  разумом  своим   и сердцем своим, а не чужим.  Но  он оказался не так прост, Этот путь земной, хоть  он и чист, и  светел. На нем – постоянный труд и великая ответственность за каждый последующий шаг, ибо каждый шаг здесь – это новый уровень  всего,  а каждый новый уровень  - это целая эра. Трудно даются и высота, и идеал! Здесь каждое мгновение жизни душа  обязательно должна  быть чуть выше, чем была  еще секунду назад.  Но там, в  высоте,  живут и ждут  истинное  счастье и  истинный Свет, – и, наверное, Их ты увидел, рассмотреть сумел в клубках серых и спутанных, к ним  потянулся всей жизнью своей!  И идешь по этой светлой нити тонкой,  - а она крепка и иногда даже режет  разбалованную ладонь человеческого духа. А душе – ничего! Истосковалась она по  настоящей радости, по истинному счастью, -  а потому готова  жить  и бороться за них:  счастье легким не бывает, если оно истинное - и никогда таким не станет! А сказка, - это состояние  мечты, которая, воплотившись,  становится  явью. Но  для чего, для кого они?  Душа,  земной  путь прошедшая, не впервые задумалась над этим! А жизнь чистая, судьба лучшая   одарили  её прозрением:  если души  на Земле нет,  -  какое земное счастье  обрадует? Нет такого – и  только удивит оно  вдруг своей непомерной тяжестью. А значит, душа должна быть обязательно – и   идти должна по этой светлой нити тонкой, - по  острому краю Истины. 

73. Бабушка старенькая и седая. В ней жизнь уже не бьется ярко и неудержимо, но тихо горит ровным и ясным  светом. Сердце доброе и мудрое, руки заботливые, умелые и ласковые, голос негромкий,- есть ли красота более светлая, более освобожденная от искусственности жизни земной? Нет, наверное! Ей не нужно ни мишуры, ни подсветки, ни блеска; ей нет необходимости расцвечивать  себя  в неудержимом стремлении заполнить или закрыть пустоты и  трещины. Она и ценна иначе – такая красота! - освобожденная и просветленная мудростью,  она становится поистине бесценной. У неё и запах другой – теплый запах чего-то с детства знакомого, - запах чистоты, жизни и родного  дома. У неё руки сухие и натруженные за долгие годы – но  не бывает ей стыдно протянуть их к Небу, чтобы просить Бога  не за себя и  не для себя, но   счастья настоящего, чистого. Это счастье - в   продолжении  жизни достойном  и крепком,  без невзгод, искушений и  льдистых дорог  в  Будущем. Это искусство жизни   – рассматривать себя как часть Её, как одну из её возможностей  развиваться и расти далее. Это - высокий жизни  полет, – жертвовать собой  ради Будущего, имя которому – Вечность, и быть абсолютно счастливым этой своей жертвой. Самое страшное для неё – черная тоска  внутреннего одиночества, осознание бессмысленности прожитых лет. Она готова отдавать себя жизни постоянно – и денно, и нощно, не жалея ни времени, ни сил, ни любви своей. А все вокруг только удивляются порой: откуда в человеке, прожившем жизнь долгую и часто трудную, насыщенную  бедой  всего  человечества,  столько любви к жизни, столько жизненных сил и  даже самой жизни? Откуда, - если даже в иных, человеческой беды и горя Земли не видевших,  и не плакавших по-настоящему ни о чем, - такого горения и такой силы уже нет? Бабушка седая и старенькая.  И, о чем не спроси ее, никогда не услышишь в ответ  пустого, равнодушного молчания её  души.  С чем ни приди к ней, она всегда встретит и ответит, и доброй руки своей горячей никогда для головы буйной и повинной не пожалеет. Главное, чего не пожалеет, - души своей, тепла своего, своей мудрости. Это мудрость  в глазах её светится – как трудно  в мире встретить такие молодые, такие чистые глаза, такой светлый и спокойный взгляд! Она расскажет о себе – впервые за жизнь свою долгую о себе расскажет, а не о нас. О нас  она все знает, – да и что, как оказалось,  про нас ей знать особенно? А про себя и про жизнь свою одно только  и скажет:  «Я люблю вас!». Это – первая  и самая  главная её  вечная мудрость, оставленная Будущему. А потому – спасибо тебе, бабушка, – за гораздо большее, чем мы сами!

74. Многие мысли рождаются в разуме  суровом и взрослом, всё повидавшем на своем веку,  а потому ко всему остывшем и в самой жизни давно разочарованном!  Их все не отследить, не подвергнуть строгому и чуткому анализу духа, – но все  и не нужно! Есть среди них мысли случайные, а  есть конкретные; есть  мысли добрые, а есть – равнодушные и злые; есть чистые и светлые, а есть мутно- серые или даже откровенно черные. Есть – те, что  мелькнут легкой тенью и уйдут, следа не оставив, а есть – те, что задержались  на определенный срок или даже прижились в судьбе на долгие годы. Под  взглядом души человек весь – как на ладони! Мысль изменяет лицо,  ясность и остроту, чистоту и свет взгляда. Обычный, казалось бы, человек! Но всегда есть в нем что-то истинное! – то, чего не коснулись бури Времени и боль души,  повороты в судьбе и дорогие сердцу потери, что утратами легли на этих порой крутых и опасных виражах. Что – в нем? Не мелькнувшее и не то, что едва коснулось, а настоящее – что? Он промолчит, не ответит ничего,  - но не потому, что сказать  нечего, а потому, что трудно ему  вдруг стало не только говорить, но и дышать, и вспоминать. А это - главная, самая светлая и чистая память, сохраненная и пронесенная сквозь жизнь,  и сберегаемая ото всех невзгод, и всегда сберегавшая от них, - это память детства. Что в ней, казалось бы, особенное? Особенного в ней  – нет  ничего, но все в ней удивительно и  все - истинно. Там радость была всегда – до Неба, и красота воспринималась не иначе, как красота всего мира; там горе было   всегда  огромным , а  любовь  - искренней и- ко Всему. И мысль там была чиста, и далекая  недосягаемая мечта была тогда  близка, осязаема и понятна так,  как никогда позже. Там истинное счастье жизни  было, и оно было всегда  рядом –  как   огромный золотой  шар, оно   любые дороги освещало и любую ночь превращало в день души  удивительно светлый, чистый и яркий. Там дом был – родной, который всегда ждал  дитя и всегда выходил ему навстречу в  ночь  светом своих  окон – глаз.  Там был просто дом! – стены его, запах его,  - даже если никто  больше дитя  в нем и  не ждал. Но ждет  душу и  сегодня! – то, настоящее. Память детства ждет,- с  его чистотой, с  его  удивительной недетской мудростью;  с его любовью к жизни, которая  тянется  ей навстречу  с маленьких ладоней.  … И лицо  сразу светлеет, и маска равнодушия стирается сама собой, и взгляд  потухших глаз вспыхивает вновь. И пусть свет их  сегодня  - всего лишь малая, влажная и горячая  искра печали, - но не горе в ней, а радость.  Значит, была жизнь души – и она не угасла навсегда! Значит, память о ней сохранилась, – а значит, и вернуться к ней можно. Уже  взрослым, уже  мудрым  и  часто - наполовину седым, но не утратившим мечты стать по – настоящему, истинно  счастливым.

75. Маленькая девочка с удивительно светлыми и чистыми  глазами! Ты – дитя земное, а как будто небесное.  И всё в тебе, как в человеке – и голова ясная, и  толстенькие, короткие пока  ещё косы,  и платье, и только недавно ставшее послушным тело.…   А всё равно! - какое-то чудо в тебе есть  и живет.  Его  смысла  не уловить   мысли   и не описать слову, – его и можно только сердцем, душой почувствовать. Улыбка у тебя особенная,   и походка, и взгляд: ты  дитя, но ты уже – крошечная  будущая женщина и мать. И этот заряд в тебе очень силен -  жизни, любви к жизни,  стремления сохранить её и продолжить, передать её в Будущее. С тебя писать Весну  с её чистотой и с её  радостью  пробуждения, - она ведь такая же, как ты, простая и светлая,  и улыбается так же, как ты, робко и чуть смущенно, и  протягивает навстречу руки так же несмело и чуть кокетливо.… И даже венок на голове Весна носит такой же, как и ты –   простой, незамысловатый венок из  синих цветов-колокольчиков, - но не встретить прекрасней  короны  ни сегодня,  ни  когда-нибудь  впредь! С тебя  Землю писать –  её щедрость, её  спокойную мудрую уверенность и  её  безграничную  любовь к своим детям, достойную лишь   восхищения -  так  восхищаться   можно  только самым главным чудом  мира. С тебя главное земное и неземное чудо писать -  разве тепла, света в улыбке  твоей меньше, чем во  взгляде Солнца? И разве тайны и красоты в тебе  менее чем  в Луне? Разве хрупкости, изящества, очарования в тебе меньше, чем в самом прекрасном  цветке? С тебя Жизнь саму писать, ибо ни в ком она так полно, так ясно и так удивительно просто  и навсегда не собрана, не отражена и не воспета самой Природой.  Ты и есть сама Жизнь! – и настоящее Её,  и Будущее,  и прошлое. В тебе и чистота её, и мудрость вечности, и свежесть юности, и безусловная  готовность к  жертве  во имя  этой Жизни.  И мечта у тебя есть  – от рождения и на всю жизнь: процвести    прекрасным цветком,  обрести свое истинное «Я», -  это то, что    называют « петь жизнь», - и петь её под самым прекрасным небом самой прекрасной Земли. Мечта этой девочки - пропеть жизнь свою  и не уйти, но  продолжением  своим оставить её, -  для Будущего оставить.   А  душа  узнает  тебя во всем:  дыхание твое услышит  в прохладе утра;  смех твой детский услышит в пении птицы невидимой; в глаза твои заглянет в чистом озере лесном… Ты никуда не ушла с Земли, крошечная девочка с удивительными глазами! И в этом – твоя главная тайна и твое вечное очарование:  ты несешь собой Вечность и жизнь, а потому и восхищение тобою, и Песнь тебе – тоже   вечны  .

76. Дитя ясное, откуда ты? Частица земная со  светом   во лбу,  – ты лежишь в колыбели и тянешь миру навстречу пухлые ладошки: навстречу первому небу из всех тех, что после увидишь обязательно. Ты и матери руки навстречу тянешь, даже не спрашивая её: « А кто ты?» Ты знаешь, кто она: Она – твоя жизнь,  – та, что ждала тебя долгие годы  и жила одним только радостным ожиданием  этого чуда -  вашей  встречи. Ты часто  ночами  приходил сюда! Ты спускался  с Неба на Землю без страха и  бегал уже тогда  босыми ногами по лунным и земным дорогам. А по утрам оставались лишь лунная пыль  в доме  да забытые тобой огни звезд,  – а может, и не забытые вовсе, но  для жизни земной оставленные   рассказом  о Беспредельности, - как обещание принести и подарить Земле эти высоты, как огромное желание вернуться – пусть даже и через долгий путь рождения. Тебя ждет твоя Жизнь! Приходи – и опускайся на руки ей  прямо в свои колыбели,  которые удивительны  и прекрасны!  Они все без исключения из нитей солнечных и сотканы  заботами мира  и  его безграничной любовью к тебе. Ты без страха приходишь в своё воплощение земное!  - потому что твоя жизнь ждет тебя так же, как и вся Земля. Они  истосковалась  по душе твоей Великой и мудрой,  по  сердцу любящему,  по разуму чистому. Кто ты? Дитя Земли. Откуда ты? Так же, как и любое чудо -  из глубин небесных. Для чего прилетел  ты? Так же, как и любое чудо, как и любой свет  –  ради того, чтобы освещать,  окрылять, просветлять; ради того, чтобы  рассказать о тех мирах, где жизнь лучится  спокойно и ровно, и где нет уже давно ни несчастий, ни бед, и  где  рост – только к Небу и   радость – только от Него. Ты давно уже оставил Земле  звездную пыльцу с  Небесных  дорог! Она – как зов твой:  идите!  Идите по Земле как по Небу, привыкайте к Её Небесному Началу,  – пусть понемногу, но привыкайте к Нему! Зачем? Чтобы лететь  дальше, оставив исхоженные горизонты;  чтобы подниматься выше,  отпустив без сожаления то, что уже пройдено: оставить мир Земли тем, кто придет после   –  ради  достижения  Высшего. … И все это – ты! Ты -  частица Земли  с ясно горящими звездами глаз.  Ты принес  ей огромное, светлое, долгожданное Будущее. А жизнь твоя земная   долго ждала тебя  - долгие годы! Ты давно обещал прийти – и вот, наконец, вернулся: земное дитя, у которого только  следы лунной  пыли   на босых  ножках,  исходивших ради Земли   всю  Вселенную.

77. Как и все в природе, человек не лишен  в основе своей Идеи Высокой и смысла  истинного, чистого и разумного:  как и вся  природа, как и вся жизнь, в основе которой лежит Идея гармонии и  обязательно наличествует потенциал. И еще в ней  всегда присутствует   красота,  и  восхищает человеческий разум  продуманность и подробность  любых её деталей, необходимых  в настоящем или в будущем для  обеспечения  данного ей потенциала. Такая безграничная мудрость, такая любовь, и стремление  воссоздать совершенство, сохраняя целостность  натуры, и все  усилия, прилагаемые   для  полноценного, сферичного развития каждого из   элементов, составляющих  и представляющих  жизнь системы,  –  они, конечно,  не могут быть не  окрашены,  не обеспечены, не освещены Высоким, пусть пока и неведомым  душе Смыслом!  И в человеке – тоже! – а в нем, одаренном так, как никто другой, особенно ярко и отчетливо  должны проявляться, проступать эти замечательные  качества  жизни. Душа его – носитель  Божественного огня, который вдохнул  в Мир Идею Бога. Великая благость жизни – понять, охватить сознанием и принять им же  эту Идею как   объективную данность мира, как Его Абсолют.  От неё берут свое начало  равно и сияющее Солнце в Небе, и   истинное счастье  жизненного пути – дело, любовь и огонь их, осветивший  Мироздание. Несчастье – не найти, не обрести  себя под таким небом! Беда – не понять, что данность человека – созидать и творить, а не разрушать, не  убивать. Разум, освященный высокой Идеей,  не должен  аккумулировать и излучать в окружающий мир  зло и боль, и разносить беду, и  приносить её в  души и в дома, и быть главным источником её для всей Земли. Целостность, сферичность организма –  она, конечно же, для иного! Есть воплощение на Земле Небесного огня – душа человека,  и только вокруг неё и ради её труда  сконцентрировано вокруг  всё остальное – как инструментарий, способный  воплощать Высокую Идею в жизнь и  претворять  мысль в материю. В этом и есть истинный смысл любой  сознательной жизни! – оставить Земле эту искру вечным горением, отражающим пламя Божественного Космического Огня.  Для того и дан Земле человек – душу петь так, как Судьбой назначено, и лететь за нею туда, куда позовет она,- а  она знает, где её земной магнит!  Нарушая силой  разума эту тонкую связь,   уже разрушаешь гармонию в отношениях  мира и себя. Искусственные связи не приживаются, не становятся жизнеспособными. Они лишь приводят Будущее к угасанию его, а потому уже сегодня и  - уже  только этим! -   несут в себе идею разрушения и зла. А дух должен здесь, на Земле, в воплощении своем служить одной Идее - той, Высокой, неземной Идее Бога! Тогда и состоится главное – Их истинное соединение, и уйдет в небытие   ставший привычным  и  несущий горе и боль разлад.   А для этого очень важно  понять  смысл истинности своего отражения в Зеркале Времен: « По образу и подобию…»

78. Стать настоящим возможно тогда только, когда истинно все то, что вокруг, и оно – Мир. Или, наоборот, - настоящая, истинная душа изменит мир вокруг, переведя его из разряда искусственных  полотен в  разряд Настоящего. Подобное притягивает подобное: жизнь всегда исключает смерть, рассматривая ее всего лишь как свое продолжение: перехода  души из состояния плотной  материи  в Тонкий  План жизни полей. Форма всегда претерпевает изменения  ради последующих за  тем изменений в качестве   и, тем самым,  ради приближения  её к идеалу.  Стань настоящим! Но так ли это легко – стать?  Первое и главное из того, что необходимо, - это желание полноценной, осмысленной, дающей возможность максимального развития и раскрытия данностей  жизни. И – готовность трудом поддерживать на должном уровне её горение, и абсолютное соответствие тем требованиям и условиям,  что выдвигает она к своим хранителям,   продолжателям и певцам. И ещё – постоянная работа, направленная на  изменение и улучшение в сторону   роста любого положительного содержания, любой  позитивной формы его воплощения, начиная с основного, с самого главного, с самого трудного и неподатливого материала – с себя самого во всех проявлениях собственной жизни. Главное - излучать жизнь и  дарить  жизни свет, - и тогда вокруг станет  светло и появится жизнь.  В эту жизнь нельзя допускать ни  тлена душевного,  ни духовной  плесени, ни  её грязи – и никакой негатив не пристанет, не оставит следа, не задушит  этой жизни, этой души. Нельзя заменять живое его подобием! -  искусственный цветок никогда не заменит настоящий: он не принесет его  радости, не подарит его аромата, не оставит на ладони крошечное семя своего продолжения. Нельзя оставлять возможности поселиться в доме  чистоты и света очагам  тьмы – зла, обмана и лжи. Они – не возможная альтернатива выбора, данная ради облегчения прохождения пути, - ради   его как будто   спокойствия, ради собственного как будто  спасения  и благополучия. Истинное,  Вечное не  выносится на мирские торги и не  делится на части, и не разменивается, и  не спускается на уровни «более доступные».  Пусть будет Высота! – даже если она одинока, это вершина, на которую возможно восхождение  достойных её.  Душа, полностью  раскрывшая  свой  высокий потенциал на Земле, становится такой – достойной  вершины.  По крайней мере, она идет по пути Истины, не останавливаясь в сомнении  и не оглядываясь,  и не сожалея о сделанном в пользу вечной жизни выборе. Она не останется одинока! – рядом  с нею всегда будет Настоящее, Истинное, Высокое.  Не   ради мелочей и  не ради цветов искусственных жизнь земная душе дана!  - ибо нет страшнее одиночества, чем души живой среди подобия жизни и пародии на неё, - но  всегда ради достижения и ею, и значит, и всей Землей, этой Высоты.

79. Не убивай свой дом, если  мечтаешь о том, чтобы дитя вернулось сюда для жизни! Это – тот самый постулат, что понятен и прост, но забыт и забросан камнями –  из сомнений и сложностей,  из чаш весов с гирьками, полыми внутри или с припаянными к донцам их тяжелыми свинцовыми бляшками. Не убивай жизнь, чтобы не порождать смерть! Не сей зло, чтобы после не пожинать плоды его  собственной, полной горя жизни. Не собирай грязь и не приноси её в свой дом! -  чтобы не стал частью  тебя  самого  этот  чуждый тебе, пыльный неопрятный образ.  Это не должно быть трудным, это не должно стать  в тягость и против собственных внутренних убеждений! Необходимо учиться отстаивать чистоту  внутреннего  мира, развивать силу  внутреннего потенциала и освобождать её как воплощение внутренней свободы,  как горение  души совсем другого полета мечтой. Общество настоящего  способно замкнуть  воплощенную жизнь  только  в  формы  уродливые,  обезличенные, бездушные.  Оно способно породить,  воплотить лишь Царство Мертвых,  в котором всё  – маски и все – как будто живы. Что может прийти туда, что сможет зародиться в нём, в таком? Ничего, кроме зла, несущего страх, разрушение и забвение. Но есть – мир, готовый подхватить, и принять, и поднять.  Есть мир, в котором жизнь должна быть  - и она есть, должна гореть – и она горит. И именно там, в том мире, - дом  души в её воплощении земном! Там душа жива и сердце горячо;  там разум чист и он  есть продолжение Идеи Духа и  он - во власти Его.  Вот он, дом истинный!  Зло не дотянется до него, и тщетны будут все его попытки  вечный мир  разрушить, уничтожить. Единственный Разум, имеющий  Высшую Данность   и потому  способный   править мирами и вершить их судьбы,  - это Разум Высший.  И есть два пути – Добра и зла. И еще есть – душа.  О чем мечта её? О чем мечта её, о том и её судьба. О чём судьба её, о том и её жизнь. И если её – это жизнь, то  она никогда не станет  убивать. Дитя должно вернуться  в свой дом – и оно вернется сюда.  Для жизни! – потому что душа его  – это жизнь, и ведет её  Бог по  Белому Пути Добра.

80. Моделей и схем  жизни не так много, как может показаться! Они не всегда на поверхности, и не всегда на взгляд  легки и изящны. Но они – это тот самый каркас, что удерживает целостность  такого великого разнообразия и богатства форм,  заполненных еще большими объемами содержания – темами жизни главными, основными, или мимолетными, второстепенными. Велика способность души –  видеть главное, основное!   Понять,  осознать, почувствовать Истину, - и принять Её за безусловное  Начало, корень, основу любой существующей в мире  Жизни  и Красоты. И не так   важно то,  живет  ли эта жизнь  мгновение или Вечность,  обычна она или удивительна,  сродни привычным  для Земли  образцам  и канонам  Её   или ярко отлична от них,  - важно то, что  в  основе её  всегда лежит  Настоящее. И Его необходимо понять для того, чтобы  понять всё;  Его  осознать –  как высокий пример необходимой мудрости, разумной в поиске  и в  принятии единственного, идеального и правильного решения,  которое ляжет в основу  целой россыпи разноцветных, разноликих, - таких  разных и не похожих  друг на друга, - но соответствующих  одним законам  капель земной жизни.  Они различны по форме, и по цвету,  и по характерам; по  тем нагрузкам, что возложила на  них  жизнь и тем  по задачам, которые  поставила  перед ними;  по   силе их воздействия  и по  степени   их влияния на Будущее.  Они как будто ничем не связаны между  собой,  но всех  их  - все многообразие видимых и невидимых явлений, процессов и форм - отличает одно,  принципиальное:  тот позитивный  заряд, который они несут собой в окружающий мир. Он, этот заряд Добра, не зависит ни от  формы, ни от цвета;  он  -  в том качестве света,  который живая  система в состоянии излучать и излучает в Мироздание.  Что несет  собой система в  окружающий её мир? - вот то единственное, что необходимо знать обо всем!  От Добра она пришла или от зла,  от Света или от тьмы, от созидания или от разрушения, – и чего в ней более?  Душа приемлет или не приемлет  жизнь и развитие  систем, в которых заперто зло, и допускает или категорически отвергает их со Светом  сосуществование. Тем самым она делает свой собственный выбор  в пользу  созидания либо разрушения жизни и уже потому  становится носителем и исполнителем идей  какой-то из этих сил. Велика способность души –  видеть главное, основное!  Понять,  осознать, почувствовать Истину, - и принять её за безусловное  Начало,   основу единой  Жизни и   Красоты Мира. Это Начало – тот самый корень,    что дает  силу и способность   для  развития   великого  разнообразия  форм  жизни, заполненных вариациями  её  смысла.  Пока в мире  существует  два корня, две модели, две схемы!  Но в него  обязательно  приходит правда - как необходимое условие его продолжения и развития.  А Она приходит всегда от Добра  и от Света, от Красоты и от Мудрости,  - и  различий внешних  в проявлениях её  земных  всегда много меньше, чем главной, внутренней  их  общности  - их  обязательной и безусловной  принадлежности  к Истине. 

81. Мысль! Ничто и никогда не поднимет быстрее и выше, чем  она – своя собственная, принятая разумом или рожденная  им от прикосновения сердца,  или души, или  мечты – идеи высокой,  или сознания.  Ей не ведомы ни преграды на её пути, ни запертые двери, ни  пределы. Она легко стирает все границы и расстояния,  - и неверия, и страха. Она – если она высока и остра, чиста и  ярка -  всегда  крылата,  быстрокрыла и  смела. Она – если она такая – могущество дарит тех,  неведомых Земле высот.  А разум их чутко улавливает  и сохраняет,  и  Знание,  ему доверенные, возвращает на Землю  для Будущего. Как сделать Её, мысль, орудием Света, - Силой огромной, всемогущей, мудрой и доброй? Это возможно! – ибо разве на Земле  такой силы быть не может, или не должно быть,  или прежде  никогда её на Земле не было? Была!  Просто изменили её,  – внесли в её смысл   насилие, окрасили  грубостью; заменили  нормальную скорость протекания жизненных процессов и явлений на  ускоренное их, а потому внутренне незрелое, плодоношение.  Явление Доброй Силы лишили силы фактической, - а тем самым и чистоты, и  мудрости, и власти лишили. Крыльев лишили – запретив уходить за горизонт, подниматься над горизонтом не ради наживы, не ради  служения злу и его идеям.  Всё, принесенное  на Землю свыше и призванное творить  Добро, - всё это обретает осознанную земной душой ценность только спустя  Время,  - но  помогать Земле  и душам земным  поднимать Сознание   начинает уже сегодня, сейчас. А это и нужно – немедленно! - ибо Время  настоящее  не порождает мыслей  ни высоких, ни крылатых. Те, что есть в нем,  не способны выпустить из дома души  всё ради появления на Земле  единственного, способного продолжить жизнь, и долгожданного для жизни  Света.  Для этих мыслей страшно само понятие « Свет», потому что  Он в  одно  касание  положит  конец  существованию таких  категорий, как  « как будто жизнь», « как будто радость», « как будто счастье».  В полутонах, в полутенях, в полусловах … так и существуют огни, лишенные смысла, не получившие  возможности дышать, -  души, зажатые в тиски неестественности. И они уходят –  а помогает им, обескрыленным, получить свободу, избавиться от плена заскорузлости и цинизма     доводов  расчетливого разума  та самая, осветившая путь Мысль. Она  Высока, она чиста и светла,  она сильна и мудра.   Чья она?    Чья–то, но не чужая  – принесена, как будто  порывом  ветра, и оставлена  для Земли как  ключ к спасению, помогающий обрести свободу. Может быть, она в небе родилась специально для Земли,  - как маленькая Звезда, вспыхнула и осветила  её бледное, безжизненное лицо,  и растревожила душу, и подарила, оставила  ей  Луч света,  как озарение, как прозрение пролила его в  почти угасшие глаза.   Почувствуй  её,    и не упусти, не дай её уйти! Если зовет она- то поднимайся за нею на доступную для силы ее крыльев высоту.  Там  увидишь  и само воплощение Мысли, и  осознаешь  смысл  Её  истинный, и  поверишь в Силу  её  и той  высоты,  что  ею  подарена. Она   душу одарила всем, что есть в ней истинного и вечного.  И теперь  всё это, теперь  там –  мир души:  и уровень, и  система ценностей, и сфера жизни новая.…  Теперь там дом души -  если смогла она удержаться на высоте Мысли,  то и судьба её, и  жизнь её – оттуда. Отречение от истинности света  превращает душу в камень – и остается ей  сорваться  вниз  камнем,  обречь себя на гибель в огромных скоростях и под тяжестью  многих высот.  Для чего это нужно -  остаться душе в мире чистой Мысли?  Это  необходимо! –  чтобы   Её считывать, чувствовать, искать, приносить земле и миру Земли;  чтобы начать порождать, излучать  новые мысли,  которые будут еще чище, еще выше, еще сильнее и быстрее,  острее и тоньше.  Там разум   чист, там  сердце  живо, -   и там  всё  послушно  Высшей Воле. Там душа достигает в своем развитии  того состояния целостности,  которое  только  и дает  право   на  каждый последующий шаг.  А еще – там  сферичность  развития и раскрытия её высших данностей дарит душе Веру  -  в то, что Свет, заполнивший дом,  вечен и неугасим;  в то, что Он -  Дар Божий, а не наказание Его;  в то, что именно Он способен  стереть из Памяти, исцеляя тем самым  Жизнь,  любое подобие истины и жизни.

82. Ты прожил жизнь долгую, ты получил в дар от Бога судьбу не худшую из тех, с которыми пришлось на пути столкнуться или даже идти рука об руку. Ты мог сравнивать – и ты сравнивал; выбирать – и выбирал; бороться за себя – и боролся. Или, наоборот, отдал свою жизнь  во власть течения и, заранее согласившись со всем,  уже не сравнивал, не выбирал и не боролся. Ты верил в удачу – и часто сталкивался с неудачами; ты надеялся на чудо – и  до сего дня продолжаешь надеяться на него и уповать на встречу с ним.  Ты обижался и часто  раздражался  на  злую хозяйку   жизни Судьбу,  и все пытался и никак не мог вырвать  из ее рук бразды правления  и власти над собой. Или, наоборот, ты считал  себя её любимцем и баловнем,  и   даже  иногда позволял  себе снизойти до неё, до значимости  её роли  и степени участия  в  своей  жизни, – чтобы, скупо улыбнувшись, сказать судьбе ею, на твой взгляд, заслуженное «Спасибо». Ты плакал – или смеялся; ты познал горе – и смог сравнить его со счастьем, поняв цену им, заслуженным явно или, на собственный недальновидный и себялюбивый взгляд,  явно незаслуженным. Ты прожил жизнь – а что было  в ней,  - странно, но тебе не вспомнить! Что было? Были в ней  симпатии и антипатии, и влюбленности, и любовь;  было зло –  оно проявлялось и в страхе, и в гордыне, и во лжи, и даже в самой лютой, все испепеляющей ненависти проявлялось оно и не раз, и  не два. Но  все это  было и есть – с твоей стороны, на твой взгляд, по твоему разумению и пониманию.  А с её – Жизни  стороны - что было?  Ты скажешь, - всё  то же, но  только в большей степени проявлялось оно, потому что она сильнее и она – Хозяйка. Ты скажешь, – с Нею не договориться,  её не купить, не упросить. Ты скажешь – она неумолима и безжалостна, а порой даже глуха к мольбам и непомерно жестока.  Но всё это – ты скажешь. А что – она?  Ты был честен – и она будет честна.  А потому она скажет, что помогала тебе, пыталась уберечь от ошибок и от бед,  и воспитывала постоянно на примерах ошибок  и бед твоих же, но  прежних. Она скажет, что ты, как и любое дитя, не был  всегда учеником внимательным и вдумчивым,  и не всегда был послушен и кроток. Еще? Ещё ты не стал мудрым и заботливым её сыном,  за которого  можно по праву испытать чувство  материнской  чистой  горделивости, и быть счастливой  за него и рядом с ним. Она скажет, ты скажешь….   Дано ли вам это - услышать   друг друга, дано ли друг друга понять?  Она, Жизнь – да, всегда услышит и всегда поймет. А вот ты – вряд ли! И до той поры  глухим к её  призывам останешься, пока не поймешь, не осознаешь: на вопросы ее тебе ответить в большей части их  нечего. Ты всегда самоуверенно  утверждал, что знаешь всё и что   тебе не у кого, не у чего больше учиться. А она всегда  учила тому, что нельзя  останавливаться в своем развитии ни на мгновение, чтобы не  утратить само право  на жизнь и на Будущее. Тогда только  не будет в ней ни боли, и напрасных обид! Тогда труд  станет  осмысленным,  а значит, радостным. Тогда  возможным станет счастье  истинное, ибо жизнь подведет к пониманию и к осознанию, к определению  Её:  Истина  не имеет  границ и Она –  от Неба ввысь – ещё выше, и  выше, и выше.

83. Далеко ли ты видишь? Да, далеко. Куда взгляд  дотянется, - все как на ладони! А что на ладони? Горизонт –  но как бы к нему не стремился, не пытался дотянуться до него, к нему не бежал – все равно одинаково далекой и недоступной остается  его узкая и ровная линия, очертившая поле возможностей и способностей земной жизни. Ты намного реже смотришь под ноги, – потому что  не видишь там ничего, кроме темного и натруженного тела Земли, а она для тебя не интересна и не представляет сама по себе никакой  значимой ценности. Она возбуждает интерес иной -   алчный интерес хищника, который никогда не увидит и не оценит ни  красоты, ни глубины и очарования её – но только добычу  увидит, и  прибыль, и  выгоду заранее  рассчитает  и разделит. Для этого   разум поставлен   в услужение, всё видящий сквозь призму главной нужды –   неоправданного и   жадного  накопительства. Ты редко смотришь под ноги,-  но  ввысь, в Небо – и того реже! Там вотчина чужая, как кажется, и туда так просто не дотянуться -  там звезд, там синевы небесной не наберешь  в ладони! Потому и  видишь ты далеко -  и, куда взгляд  дотянется, везде преградой ему  тонкий прут – планка  горизонта. Устанет ли душа когда-нибудь от картины тягостной, от кольца его, Землю сжавшего до размера  малого  пятачка, который стал  невозможно тесным и душным?  Когда-нибудь,  когда вдруг и как будто  в атмосфере всё того же  праздника жизни  в абсолютной  тишине  глубинного разума   прозвучит душою заданный вопрос. Еще вчера он показался бы глупым и неуместным, но сегодня вдруг стал абсолютно оправданным и мудрым: «Для чего?»  Зачем всё это и неужели только ради этого – Я?   …Может быть, с поиска ответа на него и начнется для кого-то новая, окрашенная иным смыслом, жизнь? Что есть у  тебя? Есть глаза – но и они с каждым днем видят хуже и хуже;  есть разум, остро отточенный – но и он с каждым днем становится все более бессильным в  своем желании охватить невозможное. Что еще есть? Тот самый горизонт,  который  всю жизнь манил вдаль куда-то,  но так и остался недоступным и недосягаемым миражом. Нет, не далеко ты видишь, и не далеко  со своим знанием, со своим пониманием и видением мира ушел ты, и не многого по – настоящему ценного достиг. Истинное,  искреннее, приносящее радость всему миру счастье осталось не встреченным, не запомнилось.  Жизнь оказалась пустой – и не заполнить ее, как понимаешь теперь, ничем из того, что   было в ней и есть. Когда-то большего и не нужно было, когда-то о большем и не грезил. А сейчас – мечтаешь! С того  самого мгновения мечтаешь, что растревожило в тебе настоящее своим вопросом: « А зачем?».  И вдруг захотелось настоящей жизни!  Захотелось  жизни иной – без границ: видеть и слышать, и чувствовать душой,  легко проникая вглубь событий и явлений,  и безошибочно чувствовать  истинный смысл всех  ипостасей единого  мира, видимых и не видимых глазом – и идеальной мысленной, и реальной материальной, и внутренней, и  внешней его сторон. Тогда уже не равнодушно под ноги смотреть будешь, но на щедрые     ладони Земли. Как они, оказывается, мудры и прекрасны,  - и как, оказывается, давно нуждался ты в их  тепле, в их бескорыстной чистой  и честной красоте,  в силе  их и в их любви! Ты и в Небо смотреть станешь теперь совсем иначе! - с восхищением перед Вечностью, перед Беспредельностью Её; с благодарностью – за те свет и за тепло,  которые принесли  на  Землю жизнь;  с тоской – вдруг осознав, как давно Оно пытается говорить с тобой,  и давно уже зовет подняться выше, - над    горизонтом.   Тамтвое  настоящее, истинное место,  и там  –  настоящая, истинная задача и цель души: « Зачем я – и все то, что вокруг меня?»  Душой видишь дальше, душой видишь глубже, видишь выше. Душой видишь правду, к которой глаза уже давно привыкли и потому  престали её замечать. Где ты  останешься? Где останешься – там и ответ ищи на вопрос: кто я, что я и зачем я.    А где  ты необходим –  душа видела и знает. И – раз плачет она  за столько лет впервые – наверное, почувствовала  и поняла.

84. Где – твои? Те, от которых легко оттолкнуться и взлететь, и подниматься не куда-то, но туда, куда нужно и где тебя ждут? Где – твои? Мечта, жизнь, площадка,  ступень роста – как хочешь, так и назови! Но главное – назови! Имя дай,   - чтобы не миф искать, чтобы не о миражах грезить,  не фантазиями удивительными и нереальными жить. Посмотри вокруг! Прислушайся к миру и к себе,  к чувствам и к чаяниям вашим общим.  Их, оказывается, множество – и площадок общих, и потребностей, и данностей. Их много – но все они от общего корня берут свое начало, - от основного, от главного. Понять и почувствовать это  главное – а оно одно и для человека, и для мира -  значит, подойти к началу великого множества чудес и открытий. Отличить Истину ото лжи не так трудно!- в неправде нет силы, она всегда как дым,  легковесна и  недолговечна; она не требует ни труда, ни внимания, она любви не  знает  и в ней не нуждается, и никогда не отдает ничего взамен. Так  игру всегда можно   отличить  от  настоящей жизни, - в игре  каждый шаг просчитан и   ведет  в пустоту,   в небытие. К ней привязаться можно – и она часто привязывает к себе легкостью  и отсутствием ответственности за  «как будто»  жизнь. Во лжи  нет понятия «завтрашний день», и его здесь не ждут, и даже мысли о нем не допускают.  А настоящий путь не человеком, но Судьбой начертан. Он труден,  – потому что труда требует; он любви требует и горения, правды и жертвы,  - именно потому, что ведет  к Истине.  Он силу дарит, волю   и веру,  потому что он – не миф и не легенда. Этот путь  уже был когда-то! -   пройден,   и остались следы его  шагов теми  ступенями, что  помогут подняться  на радугу  его моста. Этот путь всегда ждет к себе только жизнь  – пусть даже и будущую, но  обязательно  несущую свет.  Где – твоя? Оставайся – и ищи! Ищи жизнь ту, с ладоней  которой возможно оттолкнуться и взлететь,   и подняться на  высоту,  где  ждет душу Истина.  Найди!  Найди  смысл  жизни – и  тогда  мечта о высоте  станет высотой, мечта о счастье – счастьем.  Где – они? – твои жизнь, и мечта  о ней, и любовь, осветившая  счастьем  все вокруг? Как хочешь,  счастье  истинное назови! Но главное – назови, имя дай!  И - позови  его. А оно  услышит - и отзовется, оказавшись  вдруг таким удивительно близким!  

85. Что даётся  единожды?  Когда-то давно ты не считал ни утрат, ни потерь, ни долгов, и  не вздрагивал от  тихо или громко закрывшихся за спиной дверей. Когда-то давно  все казалось возможным – и сначала начать, и  к истоку вернуться, и  черновик жизни  в любое мгновение поменять на  новый, чистый лист – пообещав  прежних слов не писать, ошибок не повторять, расточительно и бездумно к  отведенному под записи полю  не относиться. Когда-то все это казалось возможным!  Непоколебима была уверенность в том, что один раз дается жизнь, а пока есть она, то все остальное в ней  – без единого  исключения!-  обратимо и исправляемо. Жизнь  легка в этом заблуждении,-   и трудно вспоминать сегодня  тот период ее – беззаботное и бездумное время души – мотылька. Тяжело – потому, что в полной мере легла  на плечи вся тяжесть жизни, вся ответственность  за нее, прежде неведомая. Трудно, потому что  Время ушло – первый вестник необратимости  её  земных процессов, - и унесло с собой те драгоценные секунды, мгновения, что  тогда были отвергнуты, но       сейчас - долгожданные, не возвращаются в протянутые им навстречу ладони, -ни даже гостями, ни, тем более, горстями. Вот она, необратимость! -  в том самом упущенном, не оцененном,  отложенном на «после»  проявляется она, -  и по сей день!  Сейчас другим станет ответ на вопрос: «Что дается человеку единожды?», потому что сейчас ты понимаешь: всё!  Всё – главное, важное, определяющее, настоящее не разменивается никогда  и только поэтому никогда не теряется, не утрачивается жизнью никогда. Один раз дается образ и подобие – всего.  Единожды дается Высота жизни  - и право касания Её. Один раз дается право – главное право всей жизни – право выбора. А после - душа  постоянно выбирает  между образом и пародией на него, между  высотой – и качелями, которые обещают высоту, но не оставляют никогда на ней.  Всё, что  определяет  жизнь и судьбу, дается единожды, - как Истина.  И в этом – главное счастье,  выпавшее на долю земную: встретить  данность свою – как всё то, ради чего дана   жизнь, - та, что должна быть только о главном, и пройдена без единого темного пятна. Тогда жизнь в воплощении её земном станет для души единственной,  - какой она и должна стать! Тогда ею и дорожить будут, и  трудиться  для Земли будут  в ней, - а не  разбрасывать долги  общие -  её и свои -   на долгие, долгие земные века.

86. Откуда он – Свет? Он приходит отовсюду, где есть жизнь и где есть тепло. Он –  источник, их  порождающий, их покровитель и хранитель. Он – их Бог, ибо он – носитель каждого из проявлений жизни,   а любая  жизнь – певец  этого  изначального  Света. Потому он и льется отовсюду, где есть она, - и всюду  там, где есть жизнь, можно встретить его -  тот самый живой и теплый свет,  который  одаривает, и  греет, и бережет, и дарит радость и успокоение.  Везде возможно встретить его, этот луч -  и даже самый тонкий, самый хрупкий, но он обладает удивительной, необъяснимой, почти магической силой- даром пробуждения, вдохновения, исцеления. Он веру дарит -  просто чистую веру в добро и в свет, которые есть сегодня, так же как и всегда были, и будут. К ним в любой момент озарения можно прийти и прикоснуться,  и остаться с ними рядом.  Их найти, кажется, нелегко - но это всё только  кажущееся! Взгляд отвык от легкости  их касания, - так же, как и душа! Давно  они не  чувствуют  уже ничего, кроме  тяжести и силы удара. Огрубели они, утратили гибкость и чуткость,  - но от ударов бегут, ударов по-прежнему опасаются.  Потому и избегают яркого луча прожектора  в лицо, и боли,  которая только  очнуться  и заставит, глаза открыть, вспомнить.… Потому и  ночь  кажется им спасительной – и её тишина, и её мрак,  в котором  существуют безответные тени как  безвестные пародии на жизнь. Сегодня ночь, завтра ночь.…  Уже и сама перспектива когда-то возможного рассвета пугает  более, чем  даже сам  наступивший день, - потому что его не желают и уже сегодня не ждут. А он  приходит – вместе с Солнцем! И  приносит собой  пробуждение жизни,  –  она не может не узнать  свет, не потянуться к нему за новыми силами,   как за своей новой мечтой, за своим новым горением. Пусть время пройдет! -  и, даже если ночь поселилась в душе,   она уйдет из души обязательно! С каждым новым принятым лучом ее будет все меньше и меньше, - пока она не исчезнет совсем, оставив после себя только легкое ощущение холода.  А откуда придет первый свет? Он придет отовсюду, где есть жизнь -  в  глазах  любимых и любящих он   живет, как любовь, - мягкий и тихий, ровный свет. Он в озере, в реке плещется  в Солнце нового дня золотыми бликами-рыбами,  и в словах живет светлых и искренних, и  в чистых красках и звуках.  И – в Небе:  далекими огнями звезд, и мягким светом Луны, и  - чистым и сильным – Солнца. Этот Путь – тот, что  от меньшего к Большему и  Великому -  он долог. Но он –  как к самому себе:  чтобы Солнце видеть во всем – и в первую очередь в глазах любимых и любящих.

87. Так часто путь кажется длинным и долгим! Это даже не кажется,  – это ни на чем конкретном и земном не основанная вера в беспредельность пути и в вечность его,  по которой лететь – и не будет дороге этой ни конца не видно и ни края. Хорошо ли это, радостно? Да. Ждать и встречать завтрашний день,  творя его уже сегодня и радуясь ему уже сегодня. Входить в этот день –  и в каждый, как в праздник Начала – пусть и продолжения, но  все равно - Начала Нового Пути.  Он всегда будет еще светлее, еще чище, еще краше –  потому, что «Я» в нем  - уже иное.  Если душа ждет и если она готова к росту, то она растет. Она любит мир – и не откажется никогда  от него. И  никогда не  закроются  для души  двери в его – мира -  субъективное продолжение, в его отражение. Оно даже не зеркальное, но  лучшее - освещенное  не только  его красотой,  но и наличием  у души свойства восприятия её,  любви к ней,  горения мечтой о встрече с ней,  - всей жизнью души освещенное!  А она живет и в мире,  и рядом с ним, и ради него.  Ради  этого  мира, ради  продолжения  его  жизни душа всем пожертвует! - без малого сомнения и без желания увековечить на вечном пути и свой малый след. Душа отдаст себя – той,   одной звездой, - той самой из тысячи тысяч тех, что  заполняют собой и своим внутренним светом Небесную Вечную  Дорогу. И душа не ошибется, если скажет, что там, впереди – еще очень и очень долгий путь!  Это  Путь Добра и Света, Путь Времени и Его скоростей.…А иначе  - откуда пришло, явилось это огромное желание жить, и лететь, и гореть не ради себя, но ради рождения  еще большего света? Откуда тогда мечта высокая и чистая, и радость ежесекундная от осознания своей способности к её   воплощению? Душа бесполезная и лишенная смысла, душа безжизненная -  это всегда душа, проживающая отмеренные секунды в никуда, не оставившая жизни ничего, кроме  пустоты.  А жизнь  - это не отмеренные её  земные отрезки,  но  Вечность  Её! Она одна, - и в Бесконечности своей, и в Беспредельности. И  даже  если завтра – чей-то последний на Земле день, – то это просто   переход  души  случится  в иное качество, как в начало иного дня:  она в небо  лучом света  поднимается  и сливается с тем,  большим  светом Звездной  Дороги. Разве не тоскует душа о ней, глядя в небо?  И разве видит, разве  чувствует  она там обрыв себя, своей жизни? Нет – и никогда не увидит. Потому  что  там Жизнь – и её тоже!  И  там, впереди,  еще очень долгий путь!  Душа  полетит – здесь ли, там ли, туда ли… Она – продолжательница горения  жизни, биения жизни, ее песни! Кто придумал черту   смерти?  Посмотри на Небо, на Землю, на себя – вокруг оглянись! Во всем – жизнь, - такая же юная,  цветущая, как и  тысячи лет назад. И, как тысячи лет назад,  по - прежнему  не вызывает она ничего, кроме восхищения ею,  - и только душа узнаёт ее  сегодня чуть-чуть иначе,  принимая Мир  уже с ладоней Времени.   Каким он будет – следующий его отрезок? Мечта – о том, чтобы он был лучшим,  - потому и успеть  сделать  хочется сегодня очень многое. Не след свой в Небо впечатать, но высветлить, высветить его, сделать для Земли  еще ближе и ярче.  И если завтра – та самая земная черта, тот самый день, про который скажут: « Он – последний», - душа никогда не поверит в это! Свет небесный ни на Земле, ни – равно – в душе живой  погаснуть не может и не  погаснет никогда.  Его примет Звездный Путь – тот, что давно горит над взглядом души в небе ночном. И он, этот Путь, течёт Светом вечным, в котором  узнаются  сегодня  многие,  многие  здесь, на Земле,  как будто угасшие жизни.

88. Что есть радость – и что есть  счастье? Ответить невозможно, когда не знаешь для себя  ответа на вопрос: а что есть жизнь? Если жизнь  – это отрезок существования во  Времени,  в его Потоке, то главной радостью её будет  размеренное, спокойное течение без волнений и без  бурь, и без памяти о прошлом, потому что все они одинаковы, эти дни – вчерашний, сегодняшний, завтрашний.…  Той самой каплей – незаметной и невесомой -  плыть, неся нагрузку воды,  - ее течения, ее русла. Без неё и можно, и нельзя, - но скорее можно обойтись, потому что их, одинаковых, миллионы, и никто не заметит среди них  малой, единичной утраты. А можно плыть в ладье, где есть и руль, и ветрила,  - юным хищником, способным бороться со стихией,  и даже диктовать ей свои условия, свое видение  жизни.  Не  в пустой лодке  он к берегу вернется –   пусть со дна, но соберет все возможное и невозможное для добычи.  Для кого? Для себя!  У него главная радость – захвата, главное счастье – обладания. Бездумно оно – такое счастье, и никогда оно не сделает истинно счастливым и  не даст   ответа на вопрос: « А зачем?», и не порадует душу светом и теплом. В  том, что отобрано у природы, -  в том, что  украдено, вырвано с корнем  или срезано под самый корень,  много ли радости и света? Достанет их на сегодня и, может быть, на завтра -  а после случится увядание, угасание, гибель. Таков  край земной жизни и земной радости, - но где оно,  земное счастье, которого так  долго ждал? Пустота и тишина вокруг, паутина и пыль, – вот во что превращаются с течением времени – или даже в одночасье и вдруг – все  прежние богатства. И остается  только с ужасом прислушиваться к этой пустоте, пытаясь услышать  в ней так когда-то раздражавшее биение жизни, которое заставляло не спать ночами, и мечтать, и плакать ни о чем как будто и грезить о чем-то неземном. Прислушиваешься к пустоте – и не слышишь в ней ничего! – ни вокруг себя, ни внутри. Тишина! Вот оно - то самое, во что превратилась жизнь: она угасла, погнавшись за таким не призрачным, таким понятным и таким    близким, как казалось, к идеалу земным счастьем. Не торопись! И что они есть для тебя, ответить не спеши! Найди в душе ответ на главное:  что есть жизнь для тебя? Есть Небо и Земля, есть душа и есть разум. В идеальном мире должно произойти их соединение, свершиться слияние – чтобы первое счастье обрел человек в  полноте их раскрытия и в  её гармонии,  а главную  радость -  в их красоте и соединении. Жизнь! Ты, как и Истина, -  там, в Высоте.  И к Вечности ты  оттуда  устремляешься каплей, и смысл твой высший – в  соединении  и с  Вечностью, и с Истиной.  Это и есть  твое истинное счастье, твоя истинная радость,  -  подниматься туда. Пусть ты поймешь это, дойдя до края,  за которым – обрыв и тишина! Пусть! От мнимого счастья до счастья истинного еще есть куда идти, лететь! В высоту,  – пока чистая мечта   дает силу и на время дарит крылья.

89. Когда видишь очертание, контуры -  это значит, что видишь пусть далекий, но берег, пусть еще скрытый в тумане Времени, но результат. Чего? Воплощения  мечты, труда, работы мысли, слова.… Это еще только контур – но его уже и увидеть можно, и понять, и почувствовать,  и подвергнуть анализу. Уже почти ясны вариации  - и становится  осознанным выбор их;   уже понятным становится, что еще необходимо – а что уже стало помехой на пути; какие поправки необходимо внести,  какими красками расцветить, какими  оттенками света выделить главное, чтобы уже сегодня  он засиял в небе мечты. Он – это  тот самый идеал, образец, предел устремлений, который и покоя не дает, и зовет  за собой, и поднимает  в  то самое Будущее и то самое « завтра». Оно  будет! – и будет обязательно,  если  оно  родилось в мысли.  Очертания многим дано увидеть! - смутно ли, четко – кому как дано!  Контур увидеть легко. Но что в нем, – в этом контуре? Что дано понять, увидеть и услышать,  и вынести каждому из этого легкого наброска к  будущему  рисунку?  Каждому  дано увидеть и понять в нем свое, - свой его смысл.  Но чем выше уровень развития сознания, тем выше, тоньше и острее мысль. Чем мудрее душа,  чем спокойней и разумней мышление ее,  чем чище и сильнее ее вера, тем  большее ей  дано и суждено:  и увидеть, и услышать, и понять, и прочувствовать, и отобразить.  Именно ей – такой! – дано из  всего того, что  невозможно охватить земным сознанием, - принять высокое и  перевести для мира на язык, ему понятный.  Это счастье – и   тот гений, что видит жизнь гораздо более ярко и  объемно, и  та его мудрость, что позволяет   Законы  Жизни преображать в формы, доступные и понятные душам Земли. Для земного сознания контуры,  очертания мироздания – это всего лишь смутный и далекий силуэт,  и невозможно ни охватить, ни описать  его, не  понять ни его смысла, ни его цели. Как распорядится  оно тем, что увидит?  Кто-то увидит в  этой тени  темное пятно, что  встало посреди хорошо знакомого и привычного тумана и потому не вызывает ничего, кроме раздражения от вынужденной, не востребованной нуждами остановки. Для кого-то  это просто клякса, просто более густой и плотный сгусток тумана. А ведь это – Земля новая! - контуры новой жизни  и очертания иные, отличные от прежних , привычных. Счастье Земли - в том, что кто-то  в  состоянии увидеть  и понять!  Он найдет способ передачи  информации о будущем в настоящее! - пусть это будет слово, или звук, или цвет.…Но он расскажет миру  о том, далеком, уже сегодня -  чтобы уже сегодня в небе Земной мечты засияла далекая Звезда  идеала, образца, предела - очередная из бесконечной череды их. Она - для тех, кто идет навстречу  и  потому должен быть готовым  к встрече с новой – а для Земли очередной -  Высотой.  Это на самом деле не чудо: это просто Высота, с  уровня развития  сегодняшнего сознания Земли не досягаемая, - но  туда   уже  сегодня  поднялась  душа    обычного с  виду  земного  человека.

90. Желания и страсти! Вы так легко управляете миром - хотя не должны были бы! Откуда в вас столько силы, и жизнестойкости – и хорошо ли это? То, что сила в вас есть – это и хорошо, и плохо. Хорошо, потому что сила, если она несет в себе положительный заряд, - это всегда  новое знание, и  потенция к  росту,  к очищению, к подъёму. Такая сила одаривает носителя и мечтой,  и устремлениями, и талантами, и способностями,  и  временем  на  исполнение, на воплощение их.  Но это все –  для мечты высокой, - и  не страсть это, но высокое  и  светлое горение. Это – идея, ждущая своего воплощения и уже  готовая воплотиться в конкретную жизнь: через  чистую  душу, через  готовый к работе разум,  через те самые, заботливые и любящие свое будущее детище, свое будущее творение руки.  Им бы править миром, потому что в них находят свое  воплощение Законы Его Жизни! Им – этим идеям, этим душам,  этим сердцам и этим рукам. Можно ли назвать такое воплощение рождением гения? Нет, -  та, душа, что  несет  свет, никогда себя  так не назовет! Она просто несет собой  – терпение, всепрощение и любовь ко Всему. Она несет  в себе мудрость – и готова через  нее служить идее  воплощения на Земле  тех, Высоких  Идей - в каждом земном зерне пробуждать теплом света  мудрости то, что есть в нем Высокое. Душа живет верой в необходимость и в важность, в  нужность для жизни дела своего, - и  в то, что плоды и результаты его найдут свое место в Будущем  и будут востребованы  им.  Им бы править миром – этим мечтам и этим идеям,  - этим воплощенным в живых душах Законам  Развития  Сознания!  Но они – высоки! До них – расти, до них – тянуться,  к ним подниматься. Они не ставят преград между собой и миром – ни планок, ни рам и ни препон, - и  тем самым полностью освобождают пространство выбора  для  любой свободной души,  чистого разума, доброй воли. Они – такие разум, дух, воля - истинно мирами правят! – и они знают о том, что там есть он – еще один из множества миров.  А кто правит им? Желания и страсти,  - те, что начало свое берут от низин  и потому  всеми силами своими, как магнитом,  притягивают к Земле. Это они расчертили мир на графы и шкалы, по квадратам  которых шагает безымянная и безмолвная  тень человека.  Она идет в никуда  из ниоткуда,  и он просто отдает свою силу  вместе со своей жизнью силе и жизни этих  горизонтов. Именно здесь – власть желаний и страстей низменных, - тех, что живут только  страхом! А  души, в которых нет страха потери мира,  легко  уходят  за эти  горизонты, поднимаются над ними. И смотрят уже оттуда – на один из миров,  бывший когда-то вечным и  прекрасным. Душа земная! Ты не должна жить  страхом. Призрак жизни и смерти – это удел земной ночи.  Когда уйдет с  Земли ночь, уйдет  с неё  и  пародия на жизнь - страх.  В Свете  Дня   мир вечен, это очевидно  – и он одухотворен,  и  разумен,  и  волен.  Тебе дан  этот мир, душа! – и для воплощения его на Земле   получено право жизни, которое есть  твой свободный и осознанный  выбор,  должный  воплощать  в  мир  каждое явление   Высшей  Воли.

91. Какой должна быть мечта – и о чем она должна быть?  Пусть она будет – та самая, заветная,  высокая, чистая, всей жизни… Как хочешь, можешь назвать ее -  но только  пусть она будет! Пусть будет обязательно -  придет, родится главная мечта всей твоей земной жизни, с ее радостями и горестями, с ее победами и поражениями,  с желаниями промежуточными и  до сей поры несбыточными и бесценными, или, напротив, с обесцененными   и поблекшими со временем, уже самому удивительными сейчас.  А «сейчас» - это когда? Это – с высоты полета духа, которая определяет способность восприятия и принятия им Жизни, Времени, Мудрости. Она была всегда, эта высота, но только сейчас душа начала понимать и воспринимать ее истинный смысл, важность ее данности не только для себя, но и для мира Земли. Что качественно  изменилось сегодня? Иная система пришла на смену изжившей себя – жизни, ценностей,  координат. Иная – и про неё не скажешь никогда, лучше она или хуже, - нет! – она просто другая.  Она - иная в корне,  и главной мерой ценности любой   составляющей  мира в ее ракурсе  является   степень ее соответствия объективной Истине.  В этой системе ценностей  всё  - правда и всё – о правде, которая здесь – сфера. Эта система – Неба, эта  система  - Идеала,  в которой все – хотя и тяжело, и трудно бывает для восприятия и принятия, но всё- правда, и всё здесь происходит  в соответствии с законами развития Жизни,  а не против них . Всё, что имеет место быть здесь, способно к воплощению. Есть две системы  восприятия мира для одной души – привычная  плоскость горизонта, и новая, непривычная   сфера – Вертикали. В какой из них – мечта твоя заветная,  и куда зовет она тебя?  Ты прожил жизнь земную, ты радовался ей  и огорчался; ты, наконец, устал  от неё! И – потому остановился на распутье дорог: куда теперь? Назад – или ввысь? Там, где высь, там и новь – там дороги нехоженые, и там  живет  правда,  низким умом не тронутая, не расколотая. Душа мудра! – и она  выберет  сказку яви – не только для себя, но и для всех! Пусть жизнь бьется, горит, и сияет, и  играет, - пусть! Пусть она по-настоящему задышит  той, давно забытой правдой! Ты, душа, на таком распутье, - там, где происходит соединении двух миров: реального и Идеального! И Ты – воплощенная связь между ними. Мир должен  стать единым – и в этом его главная, истинная мудрость! Не чужие и не враждебные  они друг другу, эти миры, но   всего лишь продолжение друг друга. И  твоя главная мудрость,  равно как и твое главное чудо, душа, - увидеть  это и понять, а поняв,  через себя соединить  их   вновь.

92.  И ночь как ночь, и день как день, и  земля – как земля и всё как обычно.  И всё как  будто как всегда - но это только так кажется, потому что уже – все иначе. Почему, - если ничто вокруг не изменилось? Потому что изменилось  главное – «Я»,  а потому  изменения во внешних проявлениях внутреннего мира  остались  всего лишь  вопросом течения  времени. Еще никто и ничто вокруг не почувствовало  даже того, что  «Я» стало другим! – и потому, естественно, не успело  ни отразить собой этих произошедших внутренних перемен, ни отреагировать на них собственными изменениями.   Но «Я», измененное в качестве своем,  в осмыслении самого  себя – это та самая огромная сила, что способна изменить целый мир! Кем было «Я» до  еще вчера? Тем самым, обычным  и  серым, с  погасшим взглядом и утраченным интересом ко всему, что происходит вовне. Тем самым, -  уставшим от жизни, такой же бесцветной и серой, бессмысленной и скучной, как и само «Я», и осмелевшим или отчаявшимся настолько, чтобы возненавидеть ее всю. Та жизнь, что  билась вокруг, продолжала гореть, и лететь, и расти, и  радовалась  каждому  своему новому счастью, – например, новому дню.  Но – без меня. Я ли сам отказался участвовать в ее рождении, в ее горении, в ее полете,  - или, может быть, она просто улетела,  не дожидаясь того, кто, едва коснувшись,  уже не в состоянии был решить, куда ему лететь дальше – с нею или против нее, уйти ему или остаться. Жизнь не имеет права остановить  течение  своих потоков ни на мгновение, -  так же, как не имеет права остановить  полета по  своей  орбите шар Земли. А «Я», - и эта мудрость  приходит намного позже – не имеет права   сомневаться  в Жизни.  «Я» души  вдруг осталось  в   одиночестве,  оказавшись   и вне жизни, и вне себя.  По своему недомыслию, по своей лени,  из-за  нежелания расти,  и подниматься выше, - жизнью  оно  было оставлено и  на самого себя  как ответственность за неверный  выбор  возложено.  Поднимайся! Она звала в путь – но как мало оказалось в тебе внутренних, истинных  энергий и сил, желания жить и бороться за себя, и верить, и  вновь попасть в ее ритм, и  уже никогда не утратить связи с нею. Жизнь звала – и звала за собой всех! Но кто-то услышал не зов, но насмешку, -  и возненавидел жизнь и за свое угасание, и  за ее неувядающую красоту.  Я был неправ – еще вчера!  – а потому и ночь оказалась для меня    как ночь, и день как день, - ночь черная и глухая, день серый и безликий.  Но сегодня – и не вдруг! – изменился я.  Я впервые услышал в ее зове не насмешку, которой  в нем никогда не было, – я впервые услышал в этом зове  -  именно зов. И я впервые услышал в этом зове плач – тихий,  но он оглушил  давно ставшее как будто глухим существо.  Я впервые за много  прошедших, как  песок  сквозь пальцы, лет  увидел в капле дождя слезу,   почувствовал  радость ожидания встречи в  чистоте первого снега.   Жизнь моя обращается ко мне: « Я люблю тебя!» Имею ли я право убить? Нет! Я ведь не один – она со мной всегда! Она тревожит воспоминаниями и все более частыми и болезненными уколами  мечты вернуться  туда, в прошлое,  - чтобы все вернуть.  И я вернусь! Вернусь в тот день спустя много лет -  и вновь услышу Её зов.  И я пойду! Я уже сейчас, уже сегодня твердо знаю это.  Мне не нужна в этой жизни иная сказка, кроме  самой жизни. А иной и  не бывает – и не будет никогда, если истинно любишь.

93. Когда-то   погас свет,  и во тьме заблудилась душа. Ушел день, с которым она не простилась и потому не услышала его обещания вернуться. Ушло за горизонт Солнце, которого она не проводила с благодарностью за прошедший день и за тепло его – как никогда не провожала  потому, что просто не замечала Солнца.  Опустилась на Землю ночь глухим темным покрывалом, а не волшебным, таинственно мерцающим  светом  мира  высоких  звезд. И, как всегда, не было радости,  и была бесконечная усталость,  и недовольство всем, что происходит вокруг, и  - даже немного  собой,  чего раньше за душой  на памяти  её никогда  не водилось.  А утром на землю не пришел свет, – а,  может быть, и пришел, но просто забыл заглянуть в её пыльный и обветшалый, заброшенный жизнью дом. Не пришел – и всё! – почему-то…  Душа вначале ничего не заметила. После – даже обрадовалась. А после  - по-настоящему и  впервые за жизнь свою по времени не короткую – испугалась. Это страшно, когда  Огня нет! - никакого – ни Небесного, ни земного, и  только ночь и холод вокруг. А в ночи – куда хочешь, иди и кого хочешь, зови -   всегда только эхо в ответ и шаги глухие, незнакомые, и глаза, что  отвыкают видеть. Что там, во мраке? Что угодно  быть может!  - а от кого, не скажешь, потому что не чувствуешь и не видишь. Огня нет! И даже свой утрачен,  потерян:  ни в глазах, ни в душе, ни в  разуме, ни в сердце, ни в  ладонях он не светится, не играет, не сияет. Дом! Выпусти за пределы свои! Открой двери, - и дитя, ослепленное тьмой, пойдет в мир   искать утрату. Он пойдет искать, он пойдет просить, он пойдет учиться, -  он все станет постигать заново из того, что утратил когда-то: жизнь, любовь,  искусство  ценить счастье  жизни и радоваться ему каждое мгновение. Из памяти души не стерлось воспоминание  о жизни как о чем-то, должном быть чистом и светлом.  И душа пойдет – на Восток пойдет, встречать первый луч нового Солнца, - тот Свет, что приходит на Землю из Вечности. Она на Запад  пойдет – провожать его,  последний, и до Земли поклониться тому, Вечному, за себя и за каждый свой  сделанный по Земле  шаг. Она крылья протянет Небу навстречу –   и тем далеким   звездам,  и Солнцам и Лунам   мысль  свою  благодарную  направит за каждую искру, в холодные ладони  опущенную. Душа вернется домой когда-нибудь – и принесет  в себе их Свет : поселит  в доме своем , и  старый дом будет долго, долго плакать с нею вместе от обретения вновь такого удивительного, такого невозможного уже  и такого  простого счастья, -   возвращения домой, к жизни и к своему  на  ней пути.

94. Любая вещь – она не в себе, но в тебе! Она всегда рядом, и она живет так  же, и нужна для чего-то, и помогает течению   одной  общей жизни. У каждой из вещей – своя память и своя судьба, свои задачи и огромное желание воплотить их в жизнь – через себя, но с твоей помощью. С твоей ,   – потому что они помощники, подсказчики, носители состояний, качеств и свойств,  но ты – носитель главного, и  именно это главное  позволяет  полностью раскрыться и расцвести жизни. Ты - носитель  и представитель Высшего Разума Вселенной, здесь, на Земле и здесь, на земле, ты – маленький хозяин Его.  Почему ты?  Не спрашивай! Потому, что ты, наверное, пришел оттуда, из Вечности – и  не скрываешь своей радости от осознания  этого. Ты рад осознавать то, что возможности ваши безграничны и  в помощь вам дан весь шар земной.  Но ты не один живешь здесь! Все, что вокруг тебя – тоже живо, и у  всего из того, что тебя окружает – своя память, свои чувства, свои задачи, ради исполнения  которых  дана им их  судьба.… Твой дом - твой храм, где все свято, потому что во всем бьется одна общая для вас идея. Здесь все  находится  в связи друг с другом  и все обеспечивает одно общее движение.  А ты, хозяин – маленький хозяин Великого  Разума, к которому еще тянуться и  которому посвящать каждый новый храм сознания на  все более высоких и недоступных  вершинах.  Как? Ты – хозяин и всё здесь  - тебе  в помощь, всё – в науку. Их память, может быть, и не так длинна, их судьба – не так монументальна и всепоглощающа, но их характер на Земле определен, их задачи прописаны ясно и четко. Они – твои вечные  и как будто безмолвные спутники,  а потому сделай себя их послушным и  вдумчивым, мудрым другом! Научись разговаривать с ними так же, как и они разговаривают  с тобой, – и ты услышишь их. Научись вглядываться в чужие, незнакомые глаза – и  ты узнаешь их.  Научись слышать, научись видеть и чувствовать  их – каждое творение и создание – не только в них самих, но и в себе самом. Найди общее - и станет меньше различий. Найди живое – и окажется вдруг, что все живо и нет ничего бездушного, преходящего, не способного чувствовать боль. И окажется вдруг, что все оставляет свой след в Вечности….  Появится один друг вместо тысяч врагов – и появится одна большая цель вместо тысяч  малых, ничтожно крошечных и бессмысленных целей.  Одна цель – соединиться с миром, стать его  неотъемлемой, необходимой для  его  Вечности  частью. Ни  к кому  не относится  мир  так строго и так предвзято! – потому, что носитель Высшего  Разума должен обязательно остаться на должном  уровне и не опуститься ниже, но лишь подниматься все выше и выше,  чтобы не утратить это  свое исключительное право – быть. Но и Носитель разума - ничто без одухотворенности его. И потому  тебе дано собрать душу свою в её единое целое из фрагментов. Дано, если впущен Разум в святилище -  в Храм Жизни, где все живо и где живет Её душа. Как – быть допущенным? Признать её не только как возможное, но и как  единственное  начало  всего, что есть в мире – и принять из ее рук новую науку  о новой жизни. Разум Высший  одухотворен, - он способен не исполнять, но творить,  созидать,  душу вкладывать  в каждое свое  творение, и разделять  Добро и зло.  Разум  всегда придет к  мудрости – к Создателю, к Творцу. Но сначала душа должна стать такой!  Только та душа, что обрела целостность,  способна соединить воедино все проявления  жизни. Только она  способна   видеть  единство  всех проявлений  жизни,  -  и в малом, равно как и в великом,  и в отрезке пути – равно в беспредельности его.  Только она  способна принять и понести  огромную силу мудрости,  которая способна творить мироздание. Во всем – ты и все – в тебе! Только в  единстве  мира и духа  - способность к творчеству и к поиску обретает свою  способность к воплощению. Это счастье – вновь обрести  тепло свое, и мечту, и улыбку,  и повторение Судьбы своей,  узнаваемое   во всем, что есть и что будет. Вы способны искать, видеть,  чувствовать, узнавать  - а потому и любить  способны! Люби себя во всем – и все в себе.  И поднимай себя ко всему, тем самым всё  - и Высоты Беспредельности  - к себе приближая. К той высоте поднимайся, где будет стоять Новый Храм Новой жизни – для вас,  уже как для единой души мира.  А вы с миром – одно, и Высший Разум приходит к вам,  как к единому творческому началу, которое способно на гораздо большее, чем  просто  « всё».

95. Какие тайны откроются для тебя там, изнутри? Ты сам еще не знаешь этого – равно, как не знаешь, к чему приведут тебя   твои великие открытия. Они обязательно будут великими – потому что ты душою  велик, хотя ростом пока еще мал. Вот ты и идешь по жизни с чистым листом  разума и сердца,  сам  не ведая и  не зная куда. За тайнами, за сказками, за чудесами -  за единственной радостью и за многими радостями.… За всем тем, что позволит родиться настоящему,  большому, живому и постоянно растущему счастью.  Идут всегда от истока и по руслу  - а мир велик! Тайна – в Небе, потому что оно невозможно без крыльев, - и ты оставил на время мечту о полете и о той Реке, по которой так хотелось лететь. Может быть, тебе не хватило силы, веры или легкости, - или, может быть, еще чего-то, тебе неведомого и потому невозможного?  Но остались для ног быстрых  тропы земные.  Все  понятнее и роднее становились они,  все дальше и дальше уводили по пути земному туда, где горизонт связывает Небо и Землю; все тяжелее становились плечи под тяжестью набранного – собранного и накопленного, натруженного и заслуженного, полученного по праву  или безо всякого на то права. И плечи под тяжестью лет опускались вниз, и глаза – тоже вниз, и каждый шаг становился все тяжелее и безрадостней. Ударом сомнения догонял  всякий новый день, каждый восход Солнца:  не туда! Не туда и не оттуда идет душа, если  путь ее земной все тяжелее и безрадостней,  если судьба- все строже, а жизнь – все короче. Остановись, душа! – так, как будто уже дошла до края. Что за тобой? Дорога пройденная, готовая снова принять в разбитые  колеи земного горизонта всякого, назад отступившего. А впереди – то самое Начало,  с земли недосягаемое,  но себе когда-то  давно обещанное. Вспомни, душа! - ты вспомни,  потому что ты искала, и мечтала, и грезила им когда-то во снах своих, и  даже имя  дала каждому изгибу  этой Реки  - красивое земное имя.  И вот вы  рядом,  - Небо и душа. Шагнуть бы ей  спокойно за край планеты мыслью о том, что не «Я»  есть Центр Вселенной, но что есть Мироздание  Вечное и готовое принять  одну из своих жизней. Не «Я»-  Центр Вселенной и Мироздания, к которому тянутся все Его Лучи и Потоки, но «Я» -  по природе своей поток,   луч,   свет,  стремящийся   ввысь,   способный  и должный нести  к Центру Мира  энергии  созидания -  порождения собственной мысли; «Я» - это носитель той Жизни, Того Разума и  Той Идеи. Там, внизу, на Земле – всего лишь частица малая этого «Я»,  - что способна вместить она?  Она способна нести в себе главное – память о  том Большем, частью которого она является. Душа способна вернуться! – но тогда лишь, когда подошла она к краю обрыва. Там только и есть у Неё Время для того, чтобы выбрать между частью – и целым,  между Землей – и Небом.  Душа подошла к обрыву горизонта просто потому, что шла за   дорогой   земной.… Шла, не понимая того, что ищет, -  а искала на самом деле встречи с настоящим  собой – с тем, что  есть часть  одного большого и не только земного  «Я».

96. Пойдем со мной! Над миром, над мирами – пойдем со мной! Если желаешь, если задумаешься  – то просто жить.  Пока «ты»  –  это просто кукла из крошечного кукольного дома, - что ты видела и что ты знала? Ничего, кроме стен его и потолка,  и удивленно-восторженных детских глаз, и  детских рук, и счастливого детского смеха. Все это было хорошо, и удивительно, и радостно – но все это было давно, в беззаботном и радостном Времени по имени Детство. Тогда ты была еще совсем новой  игрушкой, которую принесли кому-то в подарок, и ты приносила радость и восторг именно этим:  счастьем  праздника, воплощения долгожданной  мечты. Не день и не два расчесывали твои волоски и разглаживали твои платья, и разговаривали с тобой, и  заглядывали в твои искусственные глаза, и улыбались навстречу твоей нарисованной улыбке.  Тебе дали красивое имя - имя, которого ты так и не услышала. А после о тебе забыли. Оставили в твоем   кукольном доме и не вернулись  – почему-то.… Почему? Обрыв всегда случается тогда, когда нет чего-то главного, - того, в чем    заключено  само понятие «Жизнь», само понимание  ее. В тебе нет тепла, и нет улыбки живой и искренней;  и нет чувств, нет взгляда и слова. Одухотворенности нет  - как тонкой нити общения, связи,   понимания друг друга, – а ведь  ею живут и  горят все  живые души! Нет жизни там, где    нет роста, и никогда не случится его  –  в сознании, в понимании   -  и потому не     придет в жизнь иное главное,  важное, приносящее радость гораздо более  сильную и весомую. Жизнь! Ты должна быть во всем, что рядом – светить должна, гореть,  - и обязательно поддерживать силой своей рядом и вдали вспыхнувшие искры, потому что только тогда ты – жизнь! И дитя ты позвала за собой: «Пойдем!»Пойдем со мной!   Над миром, над мирами – пойдем со мной! Я покажу тебе все то, чем способно одарить тебя счастье  моего дыхания,  движения, полета мечты … тебе дана удивительная возможность – выбора, поиска, сравнения, построения, радости созидания и борьбы за   право  своего  диалога с миром через свое творчество. Оставайся здесь, в мире –  чтобы жить! Но если не желаешь – возвращайся изящной куклой в игрушечный дом, - чьей-то бывшей крошечной радостью, давно потускневшей. Не принесла она истинного счастья душе! – и потому  сегодня  кажется  странной и  удивительной.   А где ее, души, счастье?  Ее счастье – в самой жизни. И потому  к счастью для неё  шаг прост и он равен шагу ее к жизни:  если вдохнул, то сделай выдох, – и вот она!

97. А ведь  где-то есть оно- ядро, зерно, начало! Есть – и у всего и у всех, - та самая, малая и невидимая для нечуткого глаза крупица, в которой всё  прошлое, и настоящее, и будущее   расписано и известно, как часть единого потока жизни, и программа  эта уже готова к исполнению и ждет только своего часа.  Она выполнима жизнью, она  обязательна и безусловна – но только при соблюдении  одного, необходимого для этого условия:  почва, в которую упало семя, должна быть благодатной для роста его,  для развития и плодоношения, а вся  природа вокруг   должна быть за его рост. Не всегда правильно идти в мыслях своих от того, что  видимо  глазом, от большого! Вершина – результат труда кропотливого,  тяжелого и напряженного,  - труда скрытых истинных, внутренних сил,  за которыми стоит Вечность и которые от Вечности берут свое начало. К этим силам должно быть обращено  сознание, которое  идет по пути  познания  Истины,   для  жизни которого  необходима   Её мудрость.  Эти вечные силы ведут каждую жизнь,  - но они, если это Силы Добра,  не терпят корысти в отношении к ним. Они не допускают наличия знаний у сознания,  к принятию их не готового, способного направить их во зло, - потому что  это, объективное  знание способно  дать абсолютную власть над всеми, кто не знает, а потому бессилен. «Для чего?» - тот главный вопрос, который будет задан   каждому, кто подошел к двери, за которой – Начало всех начал: ядро, исток, зерно. Для чего Оно – это  сквозное  Знание, эта  - от Истины - мудрость? Оно необходимо душе для дальнейшего движения, для подъема, для созидания и совершенствования сферы  земной жизни. А она, доведенная до состояния Идеала, позволит положительным  энергиям  человеческого духа  подняться над Землей и над земным полем, выйти в запредельный мир, обрести запредельные для Земли возможности созидания и творчества. Душа! –  ты для себя самой главная загадка и тайна! Для чего нужна ты – и жизни, и самой себе, и что  ищешь ты в жизни, и что получить от нее мечтаешь? Ты мечтаешь найти  ядро самой себя, в котором – истинная жизнь, судьба твоя, твоя будущность.  Ты мечтаешь встретить и судьбу свою, и звезду путеводную, и понять, осознать, воплотить предназначение свое  высокое. Ты не хочешь терять себя и своей силы, -  своего творческого   начала, способного изменить мир.  Ты должна свой свет передать миру – и  для этого пришла  на Землю в воплощении своем.  Ты  не должна стать для мира носителем   зла и беды, и  потому  никогда  мир не  допустит  до истинного понимания  его основ душу, несущую в себе зло! – ей не суждено познать мир, ей не дано понять его.   Мироздание несет собой и само  понимание Добра, и  осознание  смысла служения  Добру, - это все есть восприятие, отражение  и продолжение Истины. Душа! Ядро твое, зерно, начало –  всё  там, высоко,  - там, где Истина!  И если Она  продолжением своим на Земле не угасла – то  это твоя жизнь в ней горит, -  твоя, и она  не утратила  ни силы своей, ни смысла, но только обрела  их  вновь –   и обретает уже  вне земных пределов  сознания. 

98. Пусть ты еще мал – это даже хорошо! Если есть  рядом  мудрый и любящий друг, если рядом его сила – и воли, и характера,  и души, - то каким ты можешь и должен стать? Таким же - и для себя, и для жизни, и для  будущей новой жизни  тоже. Что необходимо для этого? Связь между вами - крепкая,  чистая, тонкая и прочная. Еще – желание труда и труд  во имя постоянного роста и совершенствования, - чтобы достичь гораздо большего, чем то, что определено  как «невозможное» сейчас. А еще для жизни полноценной необходимо ощущение огромного счастья от осознания того, что есть данность от Бога  и что  дана  возможность раскрыть  её - все способности души как носителя света Божьего раскрыть через  воплощение, через полученную жизнь. Это  первая радость Земли – жизнь с  верой  в силу, в мудрость, в могущество  своего Учителя. Труд Его непрерывен – но это и есть для Него счастье истинного Пути! И открывает  этот труд для души земной когда-то многое, многое! -  истинный смысл ее жизни, и дарит ей, осознавшей,  возможность  полета уже в качественно ином её  содержании. Этот труд – истинное созидание Будущего, ибо жизнь не измеряется секундами и днями. Уровень  Жизни и определяется, и  измеряется Работой тех энергий созидания, что соединяют в единое Целое  многие, многие лучи чистой земной мысли,  и направляют их ввысь, в Небо, - за ответом  Его  как  за новым  источником  внутренней энергии и силы. Знание это безгранично, абсолютно и бесценно. Знание это – должное быть направленным  на созидание Добра и Света -  исключает  саму возможность  зарождения и развития на Земле зла. Зерно Жизни станет плодом жизни, - многими его плодами настоящими и будущими.  Любовь жизни станет продолжением самой жизни, – и не только  физическим  её продолжением, но и воплощением самого чуда жизни, воспетого  в Судьбе Души и  Разума. Взрастить и воспитать  душу, разум -  это и любовь, и искусство, и труд. Но  отзываются они во Времени  светом  вечным на зов Вечности, и они принимают от Вечности  продолжение  жизни земной! Это мудрость заслуженная! – и Небо смотрит на них не свысока, а  как на равных, – потому что  в  этих  зеркалах - души и разума-   Оно  видит отражение самого  себя.

99. «Здравствуй!» – выглянул прямо из души твоей и  заглянул в глаза твои изумленные  крошечный человек. Это удивительно древнее и мудрое живое существо! – и протянул он навстречу руки, как старому и хорошему другу. Ты и не помнишь его,  не вспомнишь – а он  тебя помнит очень хорошо и знает о тебе всё. Кто – он? Он – душа твоя: та, истинная душа, голоса которой ты не узнал,  - хотя  встретились вы с ней сегодня вот так – глаза в глаза – впервые за долгую её, долгую жизнь. Две ладони у неё – черная и белая. Они –  это чаши весов,  и они  равны между собой. На ладонях её – судьбы, пути, силы, по ним ведущие.… А  между ними – как стрелка весов, определяющая  саму жизнь – ты. Время пришло сделать выбор, ибо не могут  больше жить рядом  Добро и зло! Время пришло! – развести их пути навсегда, раз сама душа пришла к тебе, принесла чаши весов-ладоней.  Она просит, чтобы ты выбрал! Она просит -  и тогда  она сможет  повести тебя далее. Выбор  неотвратим и он должен стать необратимым! Руку протянул  – и ладонь  уже того же цвета, что и Рука  Ведущая.  И выбрать нужно – раз сама мудрость пришла к тебе за ответом  и смотрит внимательно. На распутье жизни нет! – там лишь  чаши весов ждут ответа. Душа не обманет, выбрав жизнь, - потому что ты очень часто обманывался,  выбирая в своей жизни «что-то» – и  всегда принципиальное «не то». И еще – потому, что  она знает:  рождение земное когда-то приходит в последний раз! –  и тогда  Её, душу, уже  необходимо  вывести за пределы  земного круга, чтобы она сохранилась и продолжилась в Вечности.

100. Чистый цвет в  человеке  редко встречается! Чистоты и в природе, и в мире достаточно, -  там всё  она и всё о ней. Даже если и есть отличия в оттенках цвета,  - они лишь подчеркивают и оттеняют красоту  главного. Душа не устает от такой красоты,  потому что она такая  – начало и основа всей жизни, её чистая и вечная  песнь. Но устают от неё иногда разум и сердце, - от того добра, от того тепла, которое они получают, но не излучают сами, не поддерживают, которым они не соответствуют ни внутренне, ни внешне. Зелень листвы и синь неба, свет белый  – от того, наверное, вдруг так трудно, так тяжело  стало видеть  вас! Так родились завесы  темных стекол,  за которыми, как кажется иногда,  прячутся пустые глазницы. Так и  в души закралось зло сомнения, и  поселилось в сердцах, и развернуло разум от Судьбы, от  Жизни и от Её Будущего. Человек стал чужим для природы своей, но никогда  не поражался этой мысли, не удивлялся ей. Он привык считать себя «вне» -  вне всего, раздражаясь необходимостью своего пока еще присутствия в этом мире. Он деяния свои направил против гармонии и целостности этого мира, против размеренности жизни, против её внутренней чистоты и ритмичности. Он себя самого поставил вне её обусловленности многими объективными процессами, ведущими  и определяющими  Судьбу  Мироздания. Он! - а потому он встал поперек Потока Жизни, но не дугой моста, что соединяет два противоположных ее берега. Разум  зла изворотлив и хитёр – и он  умело жонглирует  человеческими заблуждениями слабостями до поры, пока не признает их – для достижения своих последующих целей - бессилия.  Может быть, тогда  вернется в душу чистота её прежняя? Свет  вернется – и  навсегда уйдет из неё зло. И  тогда, быть может, осознав истинную ценность каждой жизни, станет мудрой она? Не тронута и по сей день Дорога Звездная, что  течёт по Небу ввысь. Но свет вернется – и  тогда   будет сделан по Ней первый  шаг   в новую жизнь! - и он следом для Земли останется  на Вечность -  как  будто Ангел по  ней  своим крылом провел.

101. Вот и всё! Ушло детство, - как-то неожиданно и вдруг. А, может  быть, ушло оно незаметно, не  оставив о себе никакой последней памяти. Ты всегда мечтал о том, как подойдешь однажды к порогу, за которым неведомое чудо «завтра» тебя ожидает, - о том дне и о той минуте. Ты ждал их с нетерпением и с радостью,  ни на секунду  не сожалея о том начале, которое навсегда уже останется за поворотом Времени с Его земным свойством необратимости. Ты уйдешь, не оглянувшись и не улыбнувшись на прощание: ты улетаешь из власти чьей-то во власть самого себя, и кажется тебе сегодня это самым главным, самым чудесным  из всех на земле возможных чудес. Ты улетаешь, не задумываясь – и сегодня ты удивился бы немало тому,  что  часто ты  будешь мысленно  приходить сюда, возвращаться к самому себе,  - и продолжать когда-то не оконченные  беседы с самим собой, и задавать вопросы самому себе – те вопросы, на которые ты и сегодня не смог найти ответа.  Ты будешь стараться исполнить все  свои  самые заветные  когда-то  мечты,  и удивляться тому, что сегодня не радуют они ничуть. Что изменилось? Самое главное – изменился ты. Каждый день жизни твоей был – как век: и все дальше уводил  он  от тебя того ребенка, который знал что-то из того, о чем ты забыл, что не принял от него тогда, когда ушел, на детство  свое не оглянувшись. Оно  все дальше и дальше скрывается во Времени, - но ты  все  чаще  мыслью своей  приходишь туда, к нему, ты  возвращаешься  в ставшую вдруг счастливой пору детства. Чем оно счастливо было – так, что  и сегодня продолжает  звать тебя? Оно было счастливо чистотой, и радостью жизни, и умением принимать эту огромную – всего мира – жизнь, с  тем чувством единения с нею, которое сегодня утрачено. Там не было чужой  боли и чужой радости -  там  и боль мира,  и радость его  были  неотделимы  от  собственной боли и радости.  Ребенок  часто плакал – но он и часто смеялся; он видел сны -  и каждый день он видел  Небо и Солнце. Он мечтал постоянно,  и он  верил в исполнение  и в силу каждой своей доброй мечты. А ты – сегодня  ты чем счастлив? Тем лишь, что стал по-настоящему одиноким, - во власти самого себя и самим собою избранных обстоятельств. Ты редко плачешь – и никогда не смеешься. И только мечта осталась и продолжает жить  - мечта о том, чтобы  найти самого себя и остаться там, с собою рядом. Тот ребенок из прошлого протягивает руку  - он зовет во власть той сказки, которая была и которая называлась «Жизнь». Он зовет – а на рассказы его, на воспоминания  ты только согласно киваешь головой: «Да, я это помню! » или « Нет, я это уже давно забыл». Никогда  не забывай  о том, что у всего где-то  было и есть  Начало! И всегда о нем помни, ибо Оно никуда не ушло, и там по сей день ждут ответы на многие настоящие и будущие вопросы, – и они ждут тебя, как ключи к постижению тайн мира и  своей Судьбы в  нем.

 102. Ты вырос тогда, когда начал не только ощущать и чувствовать  мир, но и  осознавать, и познавать его. И   сразу  ты увидел   его чуть  иначе, - он стал объемным, он окрасился прежде неведомым смыслом  и заиграл многими, прежде  незнакомыми  оттенками   цвета. Оказалось вдруг, что  в мире  есть и смысл, и  глубина, и лаконичная  мудрость. Оказалось вдруг, что у Него есть и разум, и  душа  -  и он живет, и растет,  и развивается   по  Законам и  Канонам,  жизнь  которых, так же, как и Его жизнь  -  это  Время Вечности. Скорость движения  жизни в этом Великом Потоке тоже можно  измерить! Именно тогда начинается истинное взросление и  обретение мудрости  душой, когда  приходит к ней осознание и понимание  Времени. К каждой душе живой Время приходит по-разному, -  к кому-то раньше, к кому-то позже. Кто-то рождается уже с чувством Его и своей ответственности  за Него перед Ним; а кто-то до конца дней своих не может ни понять , ни принять   ни смысла его, ни назначения, и потому не в состоянии соответствовать  заданным  ритмам  Его   движения. Время торопит, но  остается всегда впереди,- и только на ладони оставляет, как напоминание о себе, маленький живой диск с  белым кругом циферблата, который разбит на двенадцать равных секторов, и с двумя иглами стрелок, что отсчитывают бег его секунд и часов. Вот они, ритмы Времени,- в равномерности отсчета каждого шага, - которым как никому все подвластно. Что Оно, Время, казалось бы? Стрелка, что бежит по замкнутому  кругу  многих жизней изо дня в день и из года в год. И  все в его циферблатах   остается неизменным, как кажется! Но  изменяется все вокруг! – и  видимо, и  необратимо: счастье, если к лучшему,  и часто – до полной неузнаваемости. Время пришло…. Время прошло…. Время проходит….  Оно всегда иное – каждое мгновение! И Оно – это не тот плоский механический диск, что призван  измерить скорость его движения. Оно – и над шаром  земным тоже, и каждый день и миг Оно поднимается  все выше и выше. И Оно давно уже – над  земными часами, - улетает по спирали все выше и выше  в Небо. А замкнутый круг циферблата – орбита Его планетарной энергии, - с каждым днем человеческой жизни становится все меньше и меньше: Время торопит, Время подгоняет, Время устанавливает свои требования и  ограничения…. Все ради того, чтобы жизнь поднималась, тянулась ввысь! Когда-нибудь орбита Его земного циферблата  превратится в Точку, которая есть Его Вершина, Его земной Пик. А на пике – тот, кто  как будто – от основания – закончил уже свое  восхождение. Но что-то будет и после? Оттуда Энергия Время поднимается   выше, и выше, и выше. Эта Пирамида – символ земного Времени. И еще – это указатель: Пик её упирается прямо в Небо.  А там начинается  Иное:  жизнь неземная и Законы развития её – уже не в сфере Земли,  но в  сфере Космоса. Там Время устремляется уже в космическое пространство  Беспредельности, которое не ограничивается сроком человеческой жизни. Там – выход в Вечность! Там – и легенда о вечной жизни, и о вечном её возвращении. И  всё  там – на той Вершине Сознания, к которой поднимается психическая внутренняя энергия  Времени и без которой жизнь любая невозможна и бессмысленна.

103. Ты не одинок, даже если останешься совсем один!  И одиноким никогда не станешь до той поры, пока у тебя будет куда вернуться. Не обязательно  прийти и открыть дверь -  дверь в прошлое не закроется никогда, пока есть память. А память – это не только  объективная реальность ушедшая, но и  внутреннее  отношение к ней -  сердца и души; но и способность разума анализировать прошлое  ретроспективно, а потому - правильно, и принимать  из него   мудрость,  которую когда-то был не в состоянии отличить от беды. Что есть она, память, и что – в ней? В ней – всё, ибо в ней – вся жизнь – и прошлая, и настоящая, и будущая. Она редко приходит в радости: зачем?- пусть мгновение останется прекрасным!  Но она никогда не оставит  в горе:  она всегда напомнит -  и о силе, и  о возможностях; и о победах, в которые не верил никто, кроме вас, но которые состоялись  вопреки предсказаниям  чужим. Они сделали тогда  сильнее душу -  и тем  провели её на новые уровни развития, к осознанию и постижению качественно  новой  высоты.  А потому  так страшно состояние  забвения! – ибо это утрата всего, и - самое главное! -  Будущего. Память и вера дают силу, и  любовь к жизни,  и полет дарят и крылья любого  размаха, для любой высоты… Тому, кто истинно  любит жизнь  - само  её чудо, само её счастье. Такая душа никогда не  станет для  жизни чужой – и никогда не останется в жизни  одинокой.  Одинока –  значит, не нужна,  не услышана.  Но память всегда услышит и ответит на любой  вопрос! – нужно только задать его, и жизнь всегда  даст  ответ через воспоминание, которое живет в  чьей-то - или даже в собственной - памяти.  Жизнь всегда  – и главный Учитель, и главный, если не единственный, друг.  Может ли душа стать в ней одинокой? Нет! – пока Судьба  ведет её. Но она никогда и никого  не ведет против воли – она всегда отпускает всякого, кто не желает идти за ней. Но тогда  она забирает с собою память! И остаются лишь: «Не знаю», « Не помню…» Правды никто не скажет, потому  что правды никто не знает! Но о ней всегда знает Судьба,  о ней всегда знает Время. Береги их, – чтобы всегда было куда вернуться, чтобы тебя всегда  ждали.… Душа! Твое место в этой жизни всегда ждет тебя! – и, если ты помнишь о нем, если  ты мыслью своей  не предал его  - оно никем не может быть занято.

104. У всего в этом мире есть начало! – то самое, легендарное, мифическое, физическое, мысленное, святое. То самое – всегда узнаваемое и всегда единственное:  жизнь, давшая жизнь другой жизни как своему продолжению; душа, которая приняла иную душу, чтобы передать ей     свет своей  любви  и веры. Все это есть! – то самое, земное и святое,  воспетое и единственное начало. Оно  – как  мать! Позови её – и она рядом; приди – и она  примет. Есть ли  где-то еще в мире столько тепла, столько любви, добра и света, столько веры, сколько в ней? Нет, -  если это  мать,  вложившая  и  душу  свою, и сердце в продолжение жизни. Так много может рассказать о человеке  тот дом, где он рос! Чем был он для души  и чем стал для  формирования и развития всех  систем и планов человека? Судьба, личность, характер – обо всем можно найти ответ там, в зеркале семьи! Какой была она – и какой должна была стать для того, чтобы стать идеальной – тем самым началом, с которого старт туда, на вершину? Она должна быть  прозрачной и чистой, должна быть рождена в любви и продолжать жизнь в гармонии  в вере. Она должна быть единым целым  - независимо от количества секторов, ее составляющих. Она должна быть связана одной идеей, единым  пониманием жизни, ценностями и идеалами в ней.  Она должна быть сферой, а не казаться ею; она должна быть домом вечным, а не пристанищем неуютным и временным. Она должна быть!  - и  там должна быть  и жить Любовь.  Там должно быть и поселиться счастье.  Там жизнь должна гореть огнем неугасимым,  отдавая тепло  свое всем, кто рядом.  Мать! Все святое - в твоей святой власти!  И семья, и та любовь, что живет в ней – это тоже всё – ты и всё твое  - и мечта, и право, и обязанность святая. Ты отдаешь себя – и тем остаешься в веках.  Ты – как Земля – вечно юная и всегда единственная. Только  для того, чтобы стать Ею –  истинной матерью стать! – нужно  души  своей  не пожалеть:   ни труда её, ни её силы, ни  любви, ни терпения, ни мудрости. Какова мать, таков и мир вокруг неё,  и вокруг тебя. Она творит ваш мир  – просто тем, что она есть и тем, кто  она есть. Что несет  в себе это потенциальное право  - быть  матерью?  То, что  перед самой жизнью она обязана ею, истинной, стать. Она - святая и единственная! И всё – в её святой власти -  и  ни к кому, так как к ней, не относится Небо; и никому так,  как ей, не улыбается Творец. В святом – всегда Его Рука, –  и потому  так, как ей, Он улыбается  только самой Земле. 

105. А может быть, на Земле и держит тебя только то, что ты должен ей? Может быть! Верни Ей ту силу, что ты должен вернуть ей – и она отпустит тебя в Небо,  к иным высотам и горизонтам, к иным мирам и к возможностям иным. Душе твоей ведь нужно это! – и расти, и уходить, и лететь выше.  Но и Землю невозможно бросить на произвол  ставшей злой судьбы Её – потому что ты,  душа  земная, принесла на землю зло. И потому не получится -  ни отречься и не бросить! Через боль и через силу, или со спокойным пониманием  происходящих в жизни  процессов, но будет нести, и возвращать она долг жизни и Земле. Он – для  той самой эволюции, которая  породила и развивает жизнь через явление в мир  души, несущей  в себе  зерно способности к  творчеству  через  проявление на Земле  Небом ей данного огня. Откуда он, этот долг – из чего сложился и почему стал так тяжел? Тяжел он до  поры, пока нет понимания, осознания смысла его, пока нет принятия его не как  нужды, но как обязанности перед миром – и перед собою тоже! Из чего и кем он сложен? Он сложен из силы души и силой её духа, – это тот самый зов и тот самый труд, что направлен  на созидание, на осознанное творчество  во благо  жизни Земли и – через Неё -   жизни всего Мира.  Это труд – и он должен быть исполнен, и он будет исполнен обязательно! – жизнь его требует и ждет столько, сколько нужно – тысячелетия, века ждет…  до поры, пока душа  не принесет  его миру.  Еще есть долги собственные –  это  прежний, почти вечный  грех неправильного выбора  пути развития духа,  который принес   в мир зло и  тьму ночи; это – цвет беды когда-то оброненных  собственной рукой в почву  жизни  колючих и злых  зерен. Всё, что происходит вокруг сознания  и в нем  сегодня - это всё есть порождение его самого, – те самые причинно-следственные связи явлений и событий, что тянутся из  прошлого сквозь настоящее – и в Будущее. Они есть воплощенная Идея Духа, душой когда-то  избранная  и ею же  созданная и воплощенная: тот самый выбор на пути Добра и зла, который принес  в мир зло.  Он оказался неправильным, этот путь! – потому что он  повел  души   против  Идей  Высшей Воли, против  Потока Мысли   Высшего Разума. Добро исключает всякую возможность  зла – и проявленную, и  потенциальную. Добро исключает  сам  такой или ему подобный выбор:  между  Добром и злом. Должно быть Добро в душе, должно жить Добро, – и ничего более. Жизнь принимает его спокойно и радостно, потому что цель Его – сделать жизнь выше, чище и светлее, вывести её – земную – за пределы земного бытия, ибо всегда  есть что-то большее, лучшее, к чему нужно устремляться! Цель Добра -  сделать жизнь мудрее, и выше, и щедрее – на понимание, на осознание своей собственной силы, способной изменить мир к лучшему. Цель Его – объяснить саму необходимость для жизни и жертвы, и любви -  глазами души и памяти научить человека на жизнь смотреть,  и помочь душе сделать главное, нужное, необходимое и ожидаемое -  не только для себя, но и для Неё, для Жизни, которая  заполняет  Беспредельность  Мира. А ведь и сдерживает  душу  на Земле только то, что  она должна  – и себе, и Ей, и через неё – всему миру. Чистота и свет – то, что ждет от  души целый мир,  - это есть её право  на следующую высоту, на новый, более высокий уровень развития. К  этим ступеням уже сегодня тянется изворотливый и хитрый разум – но  выход к ним пока закрыт, придавлен собственной  тяжестью его.  И не только разума, но и долга: долг все время  возвращает на прежние круги  и души,  и тела, и ждет терпеливо своего часа. Он  наступит - час прозрения души и обретения ею своей утраченной мудрости! И это мгновение станет  для Земли  началом Эпохи Её Возрождения – и  уже ничем не сдерживаемого восхождения ввысь.

106. Мудрость приходит с годами… так ли это и правильно ли? Она не приходит в определенный  срок – она просто в душу приходит. И не на время, но навсегда -  и живет она и над Землей, и на Земле, и в душах, ее принять готовых. Она разлита во всем, во всех проявлениях жизни – простыми, лаконичными и  гениальными законами движения сознания и бытия. Везде и во всем живет мудрость – и нет в ее воздействии на душу ни агрессии, ни насилия, ни давления против воли. Она просто есть – и она ждет  того мига, когда подойдет к ней сознание,  готовое  принять Её за основу жизни. Такое   сознание   примет мудрость   жизни   и только после  вернется к миру  Земли, уже иначе и принятое, и понятое  им.   Потому и не кажется кому-то мир – и мир разума тоже! -  сосредоточием, ядром и зерном будущего еще большего хаоса,  которым правит  один закон - выживания. Потому и не согласен такой пришедший  с тем утверждением, что  близка по духу Земле и потому понятна ей лишь грубая сила, которая  правит и кроит на свое усмотрение и народы, и судьбы. Это ли  уже не мудрость – не допустить такой возможности даже в мысли своей? Это – проявление ее, Той, Высокой Мудрости,  - пусть даже оно и приходит через простое человеческое понимание. Но это – проходить сквозь многие жизни в попытках обрести утраченное – это долго и потому для Земли почти всегда лишено смысла. Жизнь не имеет права останавливаться ни на мгновение! – и  потому мудрость её не закрыта ни для кого. Она была, и  есть, и будет -  и она ждет душу, готовую  принять  её объективно и вечно существующий абсолют. Мудрость не ждет от души ни подчинения, ни преклонения, ни смирения: Ею нужно просто жить, дышать, - естественно, воспринимая её как схемы, как ритмы и как  воплощение смысла Истины. Истина останется! А ты, может быть, придешь к ней через много жизней и судеб, - тогда, когда душа еще до рождения своего здесь, на Земле, примет мудрость Её за единственную основу своего  мироздания. Мудрость приходит не с годами,  но  с готовностью  увидеть и принять её. Осветить мир и просиять в нем, донести до мира Её свет -  вот первая и главная    мудрость сознательной жизни! В ней  и вся сила Любви, и  мечта жить Истиной  находят свое   воплощение  в счастье жизни земной и вообще – жизни, -  и возраст им, наверное, уже Вечность. Мудрость всегда  рядом, она  разлита во всем, что есть вокруг, -  и душе только дышать ею,  а она уже  приведет сознание  в  ему  не ведомые  миры.

107. Это будет разговор о паре. О чьей? О той, о  твоей, - и во всем: в мире, в жизни, в служении, в счастье. Ты рождаешься как будто одиноким – но ты не одинок. Может быть, и счастье детства – это всего лишь преддверие  радости судьбоносной встречи  и  безусловная вера в эту встречу со своим, единственным и давно уже указанным и определенным.   С чем? Родная душа; то место, в котором определено и назначено трудиться и жить; тот труд и те обязанности, круг которых  свыше очерчен и давно ждет тебя – хозяина, друга и помощника. Именно тебе  суждено здесь творить, гореть и созидать,  - если ты не одинок, не потерян, если ты пришел, нашел, встретил, принял. Это, наверное, и есть то самое главное условие  жизни счастливой и не бледной, не тихой: встретить. Встретить пару -  во всем, в чем должно и нужно ее встретить,  и именно свою, а  не чужую.  Свое место в жизни  найти -  то, где душа по-настоящему счастлива  тем, что живет. Свое дело  найти -  то дело, которым душа будет гореть и жить,  а не перекладывать с места на место  истосковавшиеся по истинному своему предназначению руки и разум, и  не тосковать  о судьбе, что  загублена, о годах, что прошли бесполезно, как песок утекли сквозь пальцы. Свой, родной человек, в этой жизни встреченный -  главное чудо, главный подарок Судьбы и Времени,  - та самая встреча, что соединит    все осколки мечты воедино и поможет увидеть ее сферой -  одной большой мечтой, которая, оказывается,  всегда для двух душ - одна. Дом родной, дело желанное, осмысленное и любимое; душа родная и рядом, а не вдали и не в мечтах.…  Вот они, те  самые составляющие  твоей  пары, -   воплощение детской мечты  о гармонии и о счастье,  и – до последних дней – чистая радость  жизни, в которой видишь  и продолжаешь видеть жизнь,  а не бледное подобие её. И все это – счастье – на одной из жизненных дорог! Их тысячи – как  почувствовать,  где ждет одна? Просто  услышь, куда пойти тебе, - услышь себя самого! – сердце свое, волю, желание, мечту души.… Вот она, дорога твоя! –   безошибочно узнанная из десятков  тысяч других,  где никто не ждет и ничто и никогда ждать не будет. Душа готовилась к встрече с ней – еще до рождения твоего, и еще до рождения своего душа  уже ждала этого пути. Это труд – и это сила веры и духа. Это – возможное  непонимание и одиночество на старте. Но этот путь, – он к собственному счастью, и он приведет к счастью, если идти по нему. Лети, душа, по дороге своей, не останавливаясь ни на мгновение и не сомневаясь в  исключительности её! Все там, на этом пути  – и любовь, и вера. А потому – иди. И – люби. И – верь  обязательно.

108. Что стало бы утратой в этой жизни для души? – потерей тяжелой, невосполнимой  и настоящей? Что? Не торопись перечислять! Ведь  в  твоем  мире есть тысячи вещей. Они тебе необходимы,  и нравятся,  и ты привязан  к ним  и  заплатил  за них  определенную цену,  привязавшую к ним еще более. Есть десятки людей, которые тебе необходимы и полезны. И потому  страшной утратой кажется утрата их расположения  и ваших связей, - всего того, что дает  тебе  те силы  на борьбу за место под Солнцем, которых  еще  нет у тебя   или  которые  для тебя невозможны в принципе. Что еще есть? Есть то, что ничего не стоило и не стоит.  Есть близкие, родные и любящие люди, и есть дом и мир вокруг. Есть красота и есть чудеса рукотворные и нерукотворные - простые, ставшие привычными, а потому незаметными.  Есть ты сам –  как единое целое, - и это тоже целый мир, который требует и внимания, и  изучения, и познания, и ждет помощи в своем  развитии и росте. Что есть? Есть то, чему есть цена -  и есть то, что бесценно. Есть низкое и высокое, есть весомое и невесомое. И ещё есть что-то! – непонятное, неощутимое, но  оно всегда незримо присутствует рядом. Это и чистая мечта, и невидимые нити, что связывают душу с теми мирами Мироздания,  которые для жизни, для счастья, для радости и полноты Его просто необходимы. Это – всё то, что невозможно купить и нельзя продать, – но это и то, от чего легко отказываются в пользу того, что покупается и продается. Это – вертикальный срез привычной горизонтальной жизни,  в котором, как на ладони, видны истинные души и истинная ценность их.  Утрата весомых в горизонте ценностей равна для них,  таких, смерти! – ибо иной, высокой гибели они для себя не помнят и не знают. Что для души такой гибель, утрата ею  самой себя? Ничто! Она давно уже ушла – и ни  взгляда, ни сердца, ни в  мысли не тронет, не коснется. Он многое поймет, этот земной человек! -  тогда, когда дойдет до той пока еще, как кажется,  далекой черты, где заканчивается его земной путь. Там наступает прозрение! - я остался одинок - и  не заметил этого;  я все потерял, - но не заметил этого;  я себя на этом пути  так и не встретил – и не заметил этого. Жизнь прошла мимо, - а кто заметил её? Так задумывается на излете жизни! – но  только, по человеческим мерам, благополучная жизнь! Но есть кто-то, кто и намного раньше  о  том  же задумается! О том, что есть истинная цена всего того, что вокруг, и что есть  то самое, Истинное, чем  только и нужно дорожить в  жизни. Это – сама жизнь и все то, что – ради неё и ради её продолжения.  И есть в ней  человек – но это  тоже  целый мир, а не только   видимая его  оболочка. Мироздание  видит и любит в тебе  именно тебя – истинное, настоящее  твое «Я», пришедшее в мир для труда и для света. И  истинная утрата для Него  – всегда, когда уходит что-то  малое  на вид, но уносит с собой  частицу Его  самого и уже навсегда. Её, такую, можно пережить – но можно не допускать  её даже в мысли своей! Так и бывает, когда душа ценит в жизни настоящее и видит, и понимает  истинный  смысл всего происходящего, рассматривая мир только в неразрывной и вечной  связи  с самим собой.

109. Сколько чудесных, замечательных, удивительных возможностей и открытий дарит человеку такая простая на вид и такая удивительная  по глубине смысла  своего, такая таинственная   вещь, как зеркало!  Никто и ничто более так близко никогда не подведет,  не позволит увидеть, не разрешит прикоснуться  к самой главной из всех в природе существующих тайн -  к тайне самого себя. Казалось, нет существа роднее и потому понятнее и прозрачнее для восприятия и оценки! – ибо кто, как не ты сам  - главный распорядитель и хозяин тела своего, души, разума, силы и воли? Ты, конечно! – и никогда не спорил с этим, и никогда в этом не сомневался. Всегда казалось, что знаешь себя как свою ладонь,  и видишь насквозь, и безошибочно читаешь любую мысль, и всегда в состоянии оправдать и   выбелить любой свой проступок, любое желание, любую реакцию. Кто ты и какой ты? – вопроса смешнее и глупее, кажется, никто и никогда не смог бы задать самому себе! А ты расскажи! Себе – и о себе. Опиши себя, нарисуй – весь портрет свой,  всю сферу  его без прикрас и без утайки, - ведь для себя! Ты молчал долго, к себе прислушиваясь и в себя всматриваясь, - как будто заново осознавая, узнавая и анализируя.  Какое оно - «Я»- если оно всегда было, как  на ладони,  и  никогда не занимало там много места? А теперь этого «Я» там нет! Оно, оказывается, едва вмещается  в рамки привычного понимания мира,  и ему тесна та  роль, что обществом  отведена  сознанию  в нем!  С чего начать? С ответа на вопрос,– какая ипостась единого мира, внутренняя или внешняя, есть  настоящее, истинное и искренне «Я»? Труднее всего начать с правды – особенно, если она  предназначена для самого себя. Сфера личности – мотив судьбы, характер, интеллект,  полет души, мечта и жизненная сила, способная  воплотить ее, - все то, что представляет собой  начало, основу, базу понимания  и  потому  определяет Путь любого существа. Ему  имя дано «человек», а вместе с именем  таким  - и судьба, должная стать  великой  и светлой,  – при условии  соответствия   предназначению высокому, которое заложено в душу  Богом как Его Свет - живое творческое начало  Мироздания. Я – такой.… Не такой, каким должен был быть и не такой, каким мечтал стать когда-то! Образ, сотворенный обществом, оказался едва узнаваем  и потому  нагоняет  тоску, как всякий рано  и без видимой причины увядший цветок. Я - такой… Мог ли   быть лучше? Мог – и обязан был стать!  Мог – но это не оправдание, и от этого  не легче,  но еще тяжелее. Зеркало! «Я» всматривается в твои многочисленные по земле озера и реки вот уже тысячи лет  -  но  случился день, когда  за долгие годы мытарств и безысходности  оно увидело себя как будто впервые. Оно впервые увидело себя   истинным, а не таким, каким привыкли его видеть и потому принимать все вокруг,  и совсем не таким, каким оно представляло себе самого себя.  Сегодня душа не улыбается, и не поет и не смеется, – ей некому, да и незачем! Сегодня она – без масок привычных и без освещения яркого и искусственного, потому что сегодня она – только для себя. Тяжело и больно это – смотреть и не узнавать, и  видеть только, как жизнь уходит на глазах из  бледного и незнакомого лица с опустевшим взглядом.  Но ведь были эти глаза иными! -  ты ведь помнишь их другими и видел другими: они смеялись, и целый  мир радовался их яркому и чистому свету…   Тяжело это! - вот так, когда правда открывается в одночасье. Но тем самым она зовет тебя принять ее и  пойти за ней, - зная, что ведет она тебя к зеркалу.  А  тот лист, что  перед глазами души, - он  остался   и чист,  и пуст! Это хорошо, что ты не поторопился сегодня рассказать о себе! Ведь было желание воспеть и вознести до Небес,-  а сейчас лишь одно осталось:  зафиксировать правду, скупо и безо всяких её прикрас.  И после – много позже! – уже править жизнь свою, себя самого.  Последняя встреча с самими собой – это всегда отречение и предательство,  - как прощание без прощения и гибель от собственной руки. Но  если первая встреча с душой   состоялась – то для жизни  разумной и несущей свет она не может остаться единственной!

110. Даже когда все очень плохо – наверное, все не так плохо как есть, или как  кажется!  Это всегда – возможность остановки на мгновение и нового выбора – иного выбора, который определит весь дальнейший ход событий и истории. Это всегда - возможность ретроспективы, которая открывает дали  и Времени, и  памяти, объясняя  всю прозрачность причин и следствий, что не хаосом  заполнили судьбу, но привели её к  закономерным переменам. Этот  выбор  станет, быть может, началом качественно новой, в принципах своих   иной, жизни! Для того и приходит  в судьбы этот  день – осознания  душой главного своего права:  свободы воли и потому – свободы выбора. Она жила всегда ожиданием одного лишь – занавеса, заката земного бытия своего. А тут вдруг – остановилась! Пусть у обрыва – но не сорвалась вниз, пусть на грани – но сберегла себя! Есть предназначение души высокое, разуму земному  пока не ведомое! – но оно всегда есть. И его необходимо  и обрести,  и исполнить – в этом и смысл, и счастье жизни. Есть, помимо разума и воли, и Судьба, и  Рука Её, способная привести  в Небо.  Сколько их, таких – душ, у обрыва во мраке блуждающих? Она, душа,  видела мост – пусть расскажет о нем, и поможет найти его, пусть душам живым  руку протянет. Они выбирают между светом и тьмой вот уже тысячи лет, - но так и не смогли сделать  правильный выбор. Хотя мудрость запоздалая – это тоже мудрость! И слеза души запоздалая – это все же ее слеза. И пусть запоздали они почти на жизнь человеческую –  но что такое одна человеческая жизнь в сравнении с Вечностью? Мудрость сохранится – и прорастет в новом воплощении духа ростком жизни вечной. У обрыва своего душа, быть может, встретила главное свое счастье – обрела прозрение, позволившее сделать ей правильный выбор. Это трудно понять и увидеть там, у обрыва, когда в спину бьет  и подталкивает к краю его беда. Но в невозможность этой встречи – лицом к лицу  с правдой и ложью на границе между светом и тьмой,  - не поверить  нельзя, потому что она есть – выход. Это выход за пределы, за край – это возможность подняться над замкнутостью земного круга, который за столько веков стал  уже не спасением, но  символом многих утраченных навсегда жизней-огней. Подняться над замкнутостью его – это значит, обрести новые силы для постижения смысла жизни, новые возможности для  воплощения его  - и уже  не только на Земле. Утратить земную высоту жизни – легко. Но там,  внизу, никаких промежуточных площадок и ступеней для  Земли нет! – эта, обретенная душой – первая.  Но и она, приняв душу,   не обрела   должной  чистоты, ни силы, ни красоты! –  хотя  должна была.  Душа всегда уходит –  по Времени  уходит, которое отмерено на земную  судьбу её - но она, уходя, не имеет права оставлять Землю пустой. Она обязана оставить за собой жизнь – потому что только так обретает она право на  новую ступень развития.

111. Что получил ты от жизни? Многое – если в состоянии был увидеть, оценить приобретенное. И - ничто, если ничего не смог  ни понять, ни осознать. Жизнь всегда  должна взвешиваться на весах ладоней, которые протянуты навстречу миру и небу. И они не должны требовать от жизни бесконечно: «Дай!».  Все, что приходит в Судьбу – не всегда воплощенная мечта и радость, и не всегда – счастье и удача, и тихая  спокойная гавань. Но встречается и свет в ней! – и его, в жизни  встретив, нужно принять за главное, на долю в жизни выпавшее  счастье. И Небо  воспринимать не как спокойный и вечный синий  чистый лоскут Судьбы своей, но как занавес, за которым творится она -  та самая Жизнь,  огромная жизнь вечной Вселенной, отражением  и носителем которой должна стать душа человеческая.  Это – и право её, но и обязанность, и радость главная, и единственная её  способность. Жизнь всегда  справедлива и осмысленна - ибо все, что случилось прежде, оставило в ней след и  воплощается в конкретной жизни конкретной души, которая есть часть единого и вечного Целого. Жизнь – это порождение прошлых мыслей, слов  и шагов, - и потому она объясняет главное: куда  всегда устремлялась душа? А там,  в устремлениях её,  - всего начало: и бед, и радостей, и самой жизни. Душа истосковалась по предназначению своему высокому – пришло её время и собирать камни, и творить Добро и красоту,  - в себе самой, но понимая, что все это – для Вечности.  Осознание, понимание – это уже радость! – тихая и спокойная радость  работы по созиданию самого себя,  своего мира и своего счастья в нем. Это – та радость, что не для себя и не сегодня, и она не взвешивается на строгих весах  «мое - не мое». Она, как мир, одинаково щедра ко всему, - нужно только  увидеть и  понять это. Кто способен, тому  дано очень многое – вся сила дана  для того, чтобы светить всем или многим. Эта сила должна быть передана миру обязательно, потому что иначе любая данность окажется тяжела невыносимо. Эта сила способна проникать не только вдаль, но и в глубину, и в высоту. А там, в той высоте, что за синим занавесом, эта Сила - Высшая  Справедливость -  творит  Судьбы уже Мира, - и земные, и неземные. Она приходит во  все миры – и здесь, на Земле, Она  тоже присутствует незримо или зримо! И она нужна – потому что Она оберегает Мир от вторжения в него зла и тем  самым сохраняет его единую Жизнь.

112. Пойдем – и не спрашивай, куда. Далеко пойдем! – хотя это и очень близко. Наверх, или вниз, или вперед, или назад -  сейчас не поймешь и не почувствуешь! – ведь мы идем к человеку. Мы идем к тому человеку, который есть – ты, - и до которого тебе рукой подать, но  так тяжело, так трудно и невозможно  дотянуться. Мы идем к тебе – ибо нет на свете  места удивительней и загадочней. Мы идем двумя невидимыми лучами взгляда, чтобы не ударить случайно, не опрокинуть навзничь  силой этого потока, не испугать и не ослепить нечаянно. Мы идем гостем – невидимым и молчаливым, мудрым созерцателем, который станет для избалованного и капризного ребенка Учителем. Для чего,-  если мыслится  тебе, что и себя, и дом свой знаешь как ладонь,  и нет здесь никаких тайн и новых   возможностей? Об этом ты  спросишь, взглянув удивленно. Но что ты видел там, в своем доме?  Что увидеть сумел не вскользь, что полюбить и оценить смог искренне; и видел ли себя самого, и понимал ли – хотя бы даже при помощи  рядом живущих тебе подобных, не отличных от тебя ни внутренне, ни, тем более,  внешне? Видел ли ты дом свой – по-настоящему видел ли ты его хотя бы раз? И полюбил ли, и почувствовал ли его душу,  услышал ли его песню, подхватил ли её с радостью, сделав песней своей собственной жизни? Этих вопросов можно было бы и не задавать,  ибо  ответ  на них один - это всегда тихое, или смущенное, или удивленное, или равнодушное «нет».  Но  Я, тем не менее, задал их, – потому что ты  впервые за жизнь свою долгую  иначе взглянул в Небо.  Сегодня ты не требовал и не звал; ты не умолял и не просил. Сегодня ты впервые искал в Небе друга. Ты впервые пытался понять то самое главное, что  никак не мог охватить одновременно всеми своими способностями и чувствами,  всегда пытаясь найти что-то не для себя, но или только для разума, или только для сознания, или только для тела. А сегодня ты впервые загорелся мечтой взять на ладони целый мир – и свой, и собственной жизни, –  но уже навсегда, и взглянуть на него, впервые  любуясь – и остро почувствовать не только  ладонями, но и сердцем его хрупкую красоту,  его хрупкую тяжесть. Ты впервые пришел к нему не хозяином, но его самой разумной и потому самой неразумной в своем желании зла, и потому самой потерянной  в мире частицей. Что он без тебя? Все та же сияющая  прекрасная сфера, которая излучает тепло и свет Любви и жизни. Только без тебя! А где – ты? Пока – рядом, на площадке  впервые названного  и  признанного равным Богу. «Помоги! – и Я помог. «Ответь! – и Я ответил. «Подскажи! – и Я подсказал. Ты многое увидел моимиглазами – через мой взгляд смог    увидеть мой мир и  осознать мое его понимание, и мое к нему отношение. Слишком много было в твоей жизни «Я» и слишком мало  «мы», а еще меньше - «дом мой, наш и не только наш», и вообще утрачено - «мы едины и неделимы»,  -  это и привело тебя к   краю! Ты был хозяином, но  и вором по сути своей, - ты присвоил себе право Бога,  но не научился видеть то, что видит Он, и принимать, и понимать все так, как понимает Он. Тебе бы расти – но ты только падал. Тебе бы дом сохранять и строить – но ты только разрушал. Тебе бы Вечность видеть и чувствовать в каждой секунде земного бытия, - но ты свою вечность до сих пор видишь  лишь крошечной, бесполезной секундой. Ты перевернул понятия жизни и смерти – и почему-то для продолжения самого себя избрал смерть  и путь её, ведущий  в никуда. Ты – не странный, хотя Я мог бы  назвать тебя странным! Ты не юн –  уже и глаза твои, а не только  души, давно опустились в густую сеть морщин, которая не столько от Времени, сколько от горя и бед, принесенных злом, и от потерь и от утрат родилась.  Но ты сегодня впервые пришел за мудростью, ты впервые попросил не манны небесной и не чуда, но понимания самого  далекого из бесконечного числа  всех  существующих миров  - своего дома и самого себя, но уже не вне  мира, а в нем. Поэтому ты так далеко сейчас!  Потому и смотришь на мир глазами Творца и Бога. Потому и плачешь – просто плачешь, а не от стыда и не от боли, и не от страха  неизбежности наказания. Ты плачешь от того, что впервые держишь на ладонях целый мир, и он впервые для тебя - не вещь в себе, но твоя жизнь и твоя судьба. Ты плачешь от того, что и сегодня  продолжаешь держать его,  хрупкий шар своего мира, и не утратил его, но осознал главное:  никто   и никогда не  заберет  его, - просто потому, что ты сам его никому не отдашь.

113. Верь! Хотя есть ли для тебя во всем белом свете  что-то более нереальное, эфемерное, мифическое, чем вера? Нет! Ты кому угодно расскажешь о том, что вера не дает силы, и что она способна только раздражать и без того уставшее, угасшее сердце  какой-то непонятной, трудной для восприятия сказкой-мечтой, от близости и нереальности которой  часто  хочется плакать. Да! – иногда мечта  помогает  легко смахнуть все те жесткие конструкции и каркасы, которые  давно зажали и надежно держат в  своих  тисках  согнутые или сломленные спины душ и тел. Верь! А ты спросишь – во что? Во что – если верить, как кажется, давно уже не во что и некому? Ты не веришь – ты заранее просчитываешь возможности и силы, и планируешь варианты развития событий и самой жизни, и заранее стараешься все взвесить и примерить на себя, как какую-то вещь. Ты все делаешь как будтоправильно – но почему-то всегда ковыляешь позади и почти вслепую, и все время идешь не туда и в результате приходишь не туда и не с теми,  или блуждаешь по жизни в одиночестве,- потому, что идти  некуда и не с кем. Ты идешь просто потому, что желаешь избежать обвинений в сторону  своего когда-то быстрого и талантливого ума. Ты ему  всегда верил как Богу – и своему, и – с еще большим желанием – чужому. Ты ему молитвы творил веками, ты его пел и его превозносил – но  была тогда не вера, но уверенность, и была не мудрость, но скупое знание. Было! А все равно не случилось ни прозрения, ни вспышки! И не случилось на земле  счастья – несмотря на все усилия,  для этого прилагаемые.  Хотя и тропы остались теми же, и  жадности не меньше, и всех тех мелочей, которые были объявлены как  необходимое его условие, собрано достаточно. Все есть – и по законам разума земного должно действовать  безотказно. Но только счастья нет! – и сил с каждым днем становится все меньше и меньше.  Дни проходят, как песок сквозь пальцы,  и утекают куда-то вместе с радостью жизни и  с каждым новым приобретением – все быстрее и быстрее.  Даже приобретенное - и то становится бессильным,  и не приносит уже  той единственной радости, на которую оказался способен человек - радости  обладания. Сейчас все это  не греет  руки, но холодит  душу, раздражает   ее, упрекает возможностью    гораздо больших  и невосполнимых утрат. Они не видимы явно, но остро чувствует  их  душа – и с каждым новым днем все отчетливей и острее  проступает их рисунок на стенах её заброшенного дома. Во что тебе верить? Ты верил в силу – но оказалось, что  верил в силу своего бессилия. Ты верил в каркасы земного, видимого, понятного, а потому  единственно возможного во Вселенной мира  - но они оказались несостоятельны  как опоры: они рухнули под тяжестью собственного веса, придавив своей монументальностью  всё, что под ними – и весь мир человека, и его самого. Так во что же – верь? Есть мир иной, нематериальный – тот, что незрим  и потому его  как будто не существует. Есть мир  тот, что вокруг, -  разве его  не стало,  разве он  угас? И есть человек – то дитя, что родилось когда-то для жизни и для жизни, для счастья  пришло в этот мир,  - он ясно видел и осознавал истинный смысл этих понятий, и, безусловно,  верил в их возможность, реальность и необходимость для  жизни и судьбы мироздания. Дитя! – фантазер и мечтатель,  счастливый и свободный в своем чистом счастье…. Или мысль, или сон когда-нибудь обязательно перенесут тебя туда! Всмотрись внимательно в  лицо того ребенка – что в нем? Что-то из того, что утрачено сейчас, - из того, что так и не сумел приобрести, заполняя пространство вокруг себя  и пустоту внутри себя такими красивыми и такими пустыми, лишенными всякого смысла вещами.  Что утратил ты навсегда, променяв зов души на  зов разума? Веру – ту самую, которой у тебя, как  кажется сейчас, и не было никогда; ту самую, безусловную и чистую веру в радость, в полноту и в щедрость жизни,  в их возможность и необходимость уже по рождению души в мире.  Купить можно всё! – так ты мыслил когда-то. Сейчас ты поправляешь себя – почти всё. Но что-то ведь и невозможно! Что именно? То самое – эфемерное и мифическое: слова, в которых не было ранее никакой магии,  и которых так отчаянно сейчас не хватает. Так хлеба не хватает в голодный год, – только здесь для души не год, но  целая жизнь оказалась голодной и бесприютной, - без сил, без радости, без любви, без понимания и без веры, и без горения творчества, и без счастья расцвета души в воплощении её идеальной мечты. Счастье – понять это! – душой увидеть весь спектр  возможной  радуги  собственной  жизни. Тогда и вера появится в самого себя – не случайная вера, но осознанная и осмысленная. Именно она – такая – даст ключ к пониманию  Великих тайн, к  принятию  огромных, неведомых прежде  чистых и удивительных живых сил. А они, зародившись в душе Земли, уже  никогда не оставят Её, - но всегда оставят душе и   новое знание, и  веру.

114. Легко ли это – смотреть на Солнце? Легко – если смотреть на него как на жизнь,  как на свет, как на чудо, как на высокий  и щедрый дар Неба,– ведь это оно дало возможность жизни родиться и расти, и  тянуться к нему и от него  ещё выше. Оно не слепит – оно просто одно и для всех. Оно – не источник засухи и пустыни зла, - просто иногда именно так воспринимает человек его щедрость  и его  силу. Просто нет  готовности у души осознанно принять Его луч из высоты Неба! -  но легче  искать по Земле в тщетных попытках поймать его отражение, уже разбитое и рассыпанное на тысячи мелких осколков- лучиков. Ты видел его плоским и малым диском – и привык  смотреть на него чуть свысока и относиться к нему как к чему-то малому, незначительному. Оно напоминало тебе всегда плоскую – пусть и неземную – монету из  копилки Творца, - просто еще одна из многих,  за которую покупается и продается жизнь на Земле. Ты спустил Солнце на Землю – малыми солнышками денег, и сделал их своим главным и единственным Солнцем. Оно – в отличие от того, огромного и далекого шара, приятно холодило ладони, его металлическая тяжесть радовала сердце, - и  вовсе не смотрело оно придирчиво, внимательно и строго на жизнь земную, оценивая степень чистоты её и истинности. Там, высоко, мера оценки любой формы жизни  одна -  способность  её к продолжению и к росту, внутренняя потребность постоянно   устремляться   к совершенству. Легко ли тебе смотреть на Солнце? Когда-то было! И ведь было это,- тогда, когда Оно  было Богом,  и отцом, и счастьем,  и мудростью небесной и светом живым, что прилетел на землю  из высоты и принес   ей способность воплотить  в себе чудо жизни. Легко было – потому что ты был жив и во всем  мог и видеть, и  ощущать только  жизнь  - а в Нем особенно! И на ладонях ты держал этот ослепительно яркий  шар, который был один в один твоя душа и твое сердце. Не долька, и не плоский  кружок монеты, но сама жизнь опустилась тогда на ладони звездой  пусть малой, но ничуть не менее яркой! И прямо с Неба  ты принял её тогда -  свою  собственную  жизнь! Тебе бы отпустить её тогда, не удерживать! – пусть горит еще одна для всего мира.  Но ты не отпустил – сжал в ладонях монеткой, что похожа на Солнце, - и смотреть на нее не больно никому, потому что она, оставленная для себя, перестала быть для всех светилом.  А  шара золотого на Земле уже нет! - он давно забыт там, высоко в Небе. Спустится на ладони  чьи-то! – на чистые  ладони, готовые принять его как жизнь,  как Солнце, как судьбу свою и как  свое счастье. И что  ей, той душе, монета потускневшая? Даже сквозь линзу слезы она никогда не увидит в ней угасшей звезды! – и потому никогда не примет её – ни взамен Солнца, ни  даже просто  в дар.

115. Боль! Зачем ты и откуда? Что ранишь – и почему всегда оставляешь такой глубокий шрам, след непреходящий?  Ты  не обязательно – от удара плети, но ты всегда – от удара. Это может быть рука, это может быть мысль, или слово, или взгляд, или даже просто  долгое, тяжелое и мучительное молчание. И болит от неё не только тело, и плачут не только глаза – и сердце останавливается и замирает, и душа как будто уходит на мгновение. Зачем она и что она? Это всегда – толчок, разрыв, – но это всегда и ответная реакция  на неё  организма живого и целостного. Это – включенные механизмы не только защиты, но  и анализа,  и наступившее или наступающее прозрение,  и обретенное вдруг понимание.  Это всегда или почти всегда пересмотр и переоценка ценностей жизни, - как возможность и необходимость увидеть истинный смысл  и истинные лица за привычным миром теней. Это всегда – возможность  увидеть, найти  и понять основное, непреходящее и непреложное, - все то, что оказалось в жизни истинным и настоящим. Боль поднимает над замкнутым миром  серости и вещизма – и  открывается  мир гораздо больший, - тот, которым нужно истинно дорожить, и духовную связь с которым необходимо  взращивать и воспитывать. Через боль душа очистилась от многого – от всего того зла, которого не замечала  ни вокруг себя, ни в себе. Душа мудрость вдруг обрела и понимание, недоступное ранее, но сегодня уже такое простое и естественное. Жизнь без мудрости и понимания сегодня не кажется невозможной – она просто невозможна без них! Но не бей ради того только, чтобы просто ударить! Не бей, чтобы почувствовать и подтвердить, и утвердить свою силу  через чью-то боль, - такая сила всегда возвращается собственной слабостью и  бессилием. Если через боль – то только помоги: тогда, когда все остальное оказывается бессильным  помочь. Услышит ли душа зов Добра, откликнется ли на прикосновение к ней чистоты и красоты,  почувствует ли в них  тепло жизни, которого ей так не хватает? Чья-то душа уже не в состоянии ни отозваться на прикосновение, ни почувствовать тепло; даже  давление  совести останется без ответа там, где есть  толща равнодушия ко всему  и к самому себе, бессильному изменить что-либо. Но боль прокалывает любую толщу, под которой  чувствует  угасающий огонь жизни. Она найдет огонь без труда, чтобы дать ему свободу, - и так жизнь вновь обретает возможность развиваться,  и чувствовать, и реагировать. След останется в душе! – на всю её долгую, бесконечную  жизнь. Он неизгладим – но и пусть он останется! Он есть и веха памяти, и  постоянное  конкретное  напоминание о былом. Он есть  и  прикосновение к душе мудрости, -  из всех бывших многих, которое  она – первое! – поняла и почувствовала. Так родилась новая жизнь – в ином ключе, в ином качестве, на новой высоте понимания и осознания  единства мира - через принятие обусловленности и закономерности  механизмов действия и взаимодействия  процессов её, событий и явлений. Жизнь! Ты сегодня – птенец со слипшимися за спиной слабыми крыльями. Это так – но это только сегодня! И уже завтра все будет иначе -  появятся и уверенность, и силы, и потребность в полете, и сама возможность его. Дождись этого «завтра», раз Судьба вернула тебя к жизни! Жди терпеливо, уже совсем иначе относясь и ко Времени ожидания, - полностью заполняй светом каждое мгновение Его. Живи иначе! - каждую секунду жизни своей отпускай в Вечность  не бесполезно оброненным равнодушным взглядом, но дорожи этим мгновением – и люби жизнь в каждом проявлении её, и береги и цени. Что может сравниться с  новым рождением, с вновь полученным даром - жить? Ничто, кроме самой жизни. Невозможно вернуть. Трудно бороться. Великое счастье – вновь родиться и подняться.  Но ведь можно было и не терять!  Можно было не опасаться  высохнуть под солнечным светом и потому не избегать его лучей,  разрушая себя  силой зависти и зла. Можно было! И ждала душу свободная и чистая её песня, - и тогда ждала. Встретила её душа – та, что вернулась; та, что истинно любила жизнь и  сумела подняться над краем обрыва её. Там стало очевидным   то, что на самом деле есть сама жизнь и чем она истинно ценна: дар Божий, дар Небес.… А потому Его не вернуть должно  – его необходимо оставить Земле: тем самым светом и тем самым счастьем, которые  сохранят жизнь тем, что делает бессильным  любое зло.

 116. Ты считаешь себя полноценным, – и потому с любым и готов,  и будешь спорить, отстаивая свое право на  то, чтобы оставаться и быть вершиной недосягаемой. Оно кажется тебе абсолютным,- право быть венцом творения, справедливой горделивостью и радостью высокого корня  Жизни. Но что такое – эта твоя полноценность? Это – всего лишь та цена, которую ты назначил и определил себе сам, выставив на  суд мирской две категории оценки  всякой жизни:   годен или не годен, избран или не избран. Избран.… Это значит, что ты способен  видеть и слышать,   ходить, говорить, мыслить и чувствовать. Это значит, механизм не только запущен, но и адекватен требованиям жизни: что все элементы его находятся не в параллели и не в противостоянии, но  сплавлены в единое целое  или  в нескольких точках, которые и есть точки опоры жизни, но всегда соприкасаются друг с другом. Это значит, что разум в состоянии контролировать  и анализировать, поддерживать горение мысли и  оправдывать любое осознанное или неосознанное движение  и тела, и сердца, и духа. Это значит, что душа в состоянии слышать и чувствовать и осознавать даже невидимое, и неслышимое, и неосязаемое, и выводить разум за пределы того,разумного и за тысячи лет разумной жизни искалеченного мира. Это значит, что в человеке есть память – как удивительная  книга- сплав  опыта и знаний, открытий и способностей, которую только тронуть – и  все вспомнится из того, что есть и было в ней. Полноценность.… Она означает способность соединения двух миров, каждый из которых подведен к очередной вершине совершенства:  того,  внутреннего  мира «Я», и того внешнего, в котором - «Дом». Полноценность есть мир единый, - чистый, понятный и прозрачный,  в котором все бесценно и все необходимо, и нет приоритетов, нарушающих  закон жизни: закон гармонии в развитии системы мира и человека. Мир  совершенен и гармоничен! И любое нарушение  его гармонии, любое разрушение его, любой дисбаланс привнесен человеком, который есть   самое неразумное из всех разумных существ. Невозможно ни выстроить себя, ни подняться  за счет чьей-то гибели, - потому что это  против жизни. Но так легко поступается человек  законами её ради себя самого! А после удивляется! – «Я смотрю – но перестаю видеть; я слушаю – но перестаю слышать; я рождаюсь – но перестаю жить»…. Счастье ли это – приобрести несчастье  болезни  и одиночества? Ведь никогда прежде ты не был так одинок и так внутренне несчастлив! На грани двух миров, ни один из которых не принимает  твоей души, - что  же такое теперь – здесь -  есть истинная полноценность? Она оказалась способностью реагировать и чувствовать не только в пределах малой части самого себя;   жить не только и не столько ради самого себя; она оказалась не ценой, но  ценностью жизни – её осмысленностью и необходимостью, её оправданностью для мира. Душа  и мир! – они давно уже  единое целое. И они ждут   того, что ты осознаешь и примешь  их единение, не пытаясь более лишать  его  силы,  мудрости  и воли тем, что разбиваешь на доли неравные и несправедливые.

117. Ты давно, ты очень давно уже стал взрослым! Хорошо это  или плохо? А как ты сам решишь для себя, как ответишь? Ты задумаешься почти надолго – а мне интересно будет наблюдать за выражением твоего вдруг ожившего лица.  Сейчас  на нем – всё: и давно забытая смущенная улыбка, и тихая радость, и такая непривычная для сегодняшнего тебя мечтательность….  Ты не окунулся в воспоминания и не утонул в них – нет! - ты просто вновь коснулся тех страниц жизни, что  давно уже, казалось, канули в лету. Но как много сегодня  оказалось в них  неожиданно нового, нетронутого, неизведанного! Где тебе было лучше – там или здесь, вчера или сегодня? Ты давно уже стал взрослым – а вот хорошо ли тебе и для тебя это? С одной стороны – да, очень хорошо! «… Я мечтал об этом с тех пор, как себя помню – о том далеком, почти недосягаемом времени, когда  хозяином себе буду только я сам, - и принадлежать, и властвовать, и любить.… Чтобы рядом не было больше никогда никого из тех, кого я не хочу, не могу и не желаю видеть рядом. Чтобы был мой дом, и чтобы сбывались мои мечты, чтобы окружала меня в жизни моя, дарующая, а не забирающая силы, атмосфера. Чтобы я был уже сам, и уверенно шагал по жизни, - все знал, умел и ничему никогда не удивлялся в ней, такой  размеренной, как безмерному чуду. Чтобы я был чист и порядочен, и никогда не смирился бы, не привык к человеческой подлости и к предательству….» Что плохого было в этой хорошей, в общем-то, детской мечте? В ней было желание обрести независимость и силу, и возможность жить лучше, и к лучшему изменить  весь мир. Ты уже с детства  знал и понимал, чтов этом мире не так,  и что именно и даже как необходимо в этом мире исправить. Тогда почти не было ни  ответственности, ни силы,  - тогда была бесплотная и чистая детская мечта, и абсолютная вера в могущество самой жизни и силы Любви в ней. А сейчас? –  сейчас это всего лишь  грусть о невозможном. Когда же было больше истинных сил? -  тех, что вопреки всему поднимают душу до уровня Неба, ни в одну быль не верят с таким жаром, как в сказку?   Силы  внутренние, истинные,  готовые и бороться, и творить, и созидать, не знающие границ и пределов! Они жили и творили тогда,  в тех давно забытых днях – ты творил с их помощью себя самого, не останавливаясь ни на секунду и не прерывая их работы. Ты никогда не чувствовал  себя одиноким – потому и страха  одиночества никогда не было. Сила жизни вела  тогда  душу по дороге  земной! – и  это было самым большим чудом и стало самым большим счастьем  тогда. Хотя тогда тебе хотелось свободы! И ты  мечтал о том счастливом часе, когда  этот путь -  твой  - станет принадлежать только тебе и никому более. Это время пришло – и напрасны  были мысли  и тревоги  о том, что невозможно  его  дождаться! Но ничего тебе сегодня, среди такого долгожданного счастья свободы,  не хватает так сильно и так остро, как той любящей и мудрой Руки, что вела по жизненному пути. Сначала ты удивлялся ее отсутствию, потом затосковал о ней,  а после стал оглядываться  и вспоминать – и с каждым днем все чаще и чаще. Мы живем до той поры, пока о нас помнят –  это правда! Ты давно ведешь уже за руку  свое продолжение – но он в твоей ладони  по сей день и чувствует, и узнаёт ту,  далекую  уже и незнакомую ей сильную и уверенную  ладонь, которую ты помнишь и которой ты благодарен. И за каждую новую жизнь, настоящую и достойную, будут так же благодарны ей и сотни лет спустя, как   сегодня. Быть может, твоего Учителя не хватает сегодня тебе в твоей самостоятельной и взрослой жизни? Не хватает его спокойной уверенности, его любви, его знаний, его мудрости….. Он не успел тебе тогда, давно, ответить на все те  вопросы, которые ты смог задать ему только  сегодня. А тебе очень хочется услышать эти ответы именно от него, - как тогда, в далеком детстве, и увидеть  его  счастье от понимания  непрерывности твоего роста. Что он сможет ответить тебе? Ты вырос – и на любой вопрос уже сам сможешь дать правильный  ответ. Только так же, как и тогда, никогда не страшись правды – даже для самого себя. Наоборот,  всегда устремляйся к ней! И верь в себя – так, как я в тебя  верил, - даже если никто и не верит больше. А  Я верю, в тебя   и по сей день,  - потому что   твоя рука  и сейчас  - в руке твоего учителя, - и  ты не можешь этого не знать и не чувствовать  силы этой веры!

118Есть ты, есть твой дом. Кто из вас старше и мудрее, кто добрее и чище? – но именно «кто», а не «что»  - это вам решать, а не мне! И вам жить – но жить не рядом, не в параллели, а единым целым. А значит, вам и полюбить друг друга, вам и узнавать, и принимать друг друга, и перенимать друг у друга что-то главное и важное. Вам сплавлять две судьбы в одну,  единую!   Вам   убирать шероховатости и сколы, рожденные юной гордыней,  и упрямством, и эгоистичной мудростью юности. Есть ты, есть твой дом.… Не так уж и мало!  - для того, чтобы быть и стать счастливым. Не так  это и мало, потому что в дар получено сознание,  в дар – разум, и способность видеть далекое, сокрытое за  белой пеленой времени, и ваять его уже сегодня. Все есть! Все есть для того, чтобы  не просто жить, существуя как особь, но жить осмысленно и перспективно, развивая любую данность духа до её возможного максимума: до новой высоты и нового понимания, - до осознания беспредельности  возможностей и  данностей человека.  Но для того, чтобы было так, что-то необходимо!  Что? – из того, что должно уже быть и чего нет до  сей поры, чего так и не случилось за долгие годы жизни, которая протекала как будто рядом. Не случилось главного – соединения, понимания, проникновения в жизнь и в мысль друг друга. Не случилось любви – той самой, что раскрывает  две души навстречу друг другу и уже навсегда,   когда не  остается в них  друг для друга  ни тайн, ни  туманностей, ни закрытых дверей. Не случилось главного: не образовалось полноценной и светлой устойчивой связи  между вами! Есть ты, есть твой дом  - но нет вас, нет вашей жизни, окрашенной общим смыслом, выполнением единой задачи. И нет вашей дороги. Очень часто есть противостояние – и желание  человека любой ценой подняться над миром – но все эти мечты и желания ограничены пределами разума – ограниченности и силы его, и его власти - и потому не способны поднять высоко. Есть понятия вечности, неисчерпаемости, неугасимости, - и есть попытки прибрать их  в свое, кажущееся вечным, владение и пользование. Но нет общих законов, нет общих  правил и прав, нет общего языка,  - и не было до той поры, пока не появился язык разрушения, болезни и боли. Он оказался понятным для всех и убеждал в правоте очень быстро и легко. Ничего не было! – был только гость, которому преподнести в дар целый мир, а он так и остался в нем временщиком и гостем – уже даже почти незваным и нежеланным! Гость! Но ведь ты пока еще не робот и не машина! Ты ведь носишь в себе  ту горячую каплю Божественного огня,  из которой берет свое начало любая жизнь! – так неужели она не разбудит, не растревожит тебя, не заставит задуматься над чем-то более важным, нежели  то, что для тебя бесценно? Неужели не тронут души твоей ни мечта, ни весна, ни красота, неужели небо не напомнит о чем-то высоком, давно забытом? Все это напомнит о Вечности и о вечном , о недосягаемом, - а, может быть, и об утраченном. Все это заставит не улыбнуться, но опечалиться,  - и это будет грусть обрыва  и отрыва скорее, чем светлая грусть прикосновения и встречи после очень долгой разлуки. Вот что делает одиночество! Оно  не впускает в мир  зло – и потому угасает  такая душа в ею не признанном,  в не принятом и  потому в не принявшем  её  чужом  доме. Что может соединить их вновь? Только любовь -  пусть даже она случится как вспышка, как озарение,  а не родится исподволь! Чтобы стало общим дитя земли и неба, чтобы в нем соединились их чистота и  высокое устремление; чтобы одно стало главным – сохранить эту единую для всех жизнь  -  общее  продолжение всего, что  было, и  есть, и будет. А Оно будет общим – ибо дитя рожденное принадлежит всему миру,  и оно есть  малая часть мира, хранимая на материнских   руках. Таким и  верни его миру!– так же, как тебе мир  уже отдал всю свою силу,  которая сейчас горит и оживает   и  в душах, и в сердцах.

119. Ты остался совсем один: наедине с самим собой, как и мечтал когда-то.  И не мешают звуки, и не раздражают  мысли и краски,  не касаются ни тела, ни души чужие, лишние и холодные руки. Ты счастлив? Это плохо – быть счастливым в одиночестве, - хотя ты счастлив по-настоящему и, наверное, впервые. А, может быть, это и хорошо – всегда полезно и правильно  побыть наедине с самим собой – со своим  самым близким и сокровенным, со всем тем, что обычно зажато и раздавлено тисками  суровых глаз холодного и неуютного вечного дня. Для такого тебя эта встреча – и подарок судьбы,  и великая скорбь, и великая благость. Сегодня не на сцену жизни, но в саму твою жизнь входит душа тебе незнакомая, хоть и долгожданная. Сегодня входит в твой дом человек, которому жить здесь долгую жизнь – жить, начиная с нового своего рассвета, с первого луча такого близкого и понятного ему Солнца…. Сегодня вошел в этот дом ты сам -  тот, настоящий – незнакомец, давно забытый и тобой сегодняшним едва принятый и узнанный. Почему? Почему он пришел тебе на смену и почему – именно сегодня? Ты впервые за много лет остался по – настоящему один, -  впервые почувствовал себя по-настоящему одиноким. Ты остался среди пыльных книг,  среди блеклых штор  и выцветших стен, и низкий потолок уже не радует своей близостью, тяжелой надежностью,  но только давит с каждым мгновением все сильней – и даже распахнутое в душную ночь окно не  спасает   от этой, ставшей уже  невозможной, тяжести. Это – твой дом! О нем ты мечтал и за него боролся, - и с самим собой тоже! Таким ты его видел и таким сотворил – как казалось, по  идеальному образу любого из возможных  миров,  - по своему подобию и образу. Но долго ли ты прожил в нем в согласии и в мире с самим собой? Нисколько! – ни минуты, ни мгновения ты не был искренне счастлив в нем. Ты радовался – но это была жадная радость накопительства. Ты был доволен – но это было довольство нескончаемыми хлопотами по устройству, благоустройству, переустройству, - потому что  все это давало ощущение движения,  жизни  полноценной и полнокровной. Тогда на любой вопрос: «Зачем?», прозвучавший извне или даже изнутри, ты был готов ответить искренне: «Ради дома!» И – вот он, твой дом! Вот он – результат трудов, даров, забот и хлопот, - вот он! И пусть Солнца  давно уже в нем не видно, и уже давно забыты какие-то иные, « не для дома» радости и ценности, и даже улыбка перестала  излучать тепло и свет – но все равно не остановить этого бега по замкнутому кругу. А Время только торопит, подгоняет: «Скорее!» То ли чувствует приближение беды, то ли  просто желает вопрос задать  горе-хозяину: « Кому жить в этом доме – и когда?» Но вопрос был задан – и потому услышан.  И – самое главное! – впервые за столько лет он был принят и понят! Наверное, это усталость – и не только и не столько физического тела, сколько  духа. Может быть, это мудрость, -   впервые за столькие годы ты понял, что жить здесь нужно не так, а значит, и не тебе. Но тогда – кому? Кому? Он пришел к тебе сегодня в твое  одиночество -  этот незнакомец и гость из завтрашнего дня. Ему  ничего здесь не нужно,  - ни из того, что уже есть,  ни из того, что  еще только в планах стояло  как то, что  «обязательно будет». Он  забрал только самое главное, самое необходимое, самое ценное: он принял свет души, и ровное биение сердца, и  уже ставшее чистым и спокойным мышление  когда-то больного разума. Зачем ему твой дом, когда дом ему – вся Вселенная, целый мир? Он унес в этот мир твою жизнь, твое продолжение, твое настоящее, - унес без страха утратить,  потому что все это ты уже давно потерял.  А он - он не забыл о тебе,  он тебя нашел. Потому ты и ждешь его,  как свое Возрождение, с такой болезненной радостью и почти с благоговением. Потому и ищешь одиночества  всё чаще -  чтобы тебе его, наконец,  как жизнь  свою вечную, встретить.

120. Подари кому-нибудь свою жизнь! Ты уже прожил ее – и понял давно, что прожил бессмысленно, разменяв на пустяки и раскидав на мелочи. Так подари кому-то хотя бы  само свое право на жизнь! -  и пусть он, этот кто-то, проживет ее, твою, вместо тебя. Наверное, он проживет ее не хуже,  - точно, не хуже, а, может быть, даже и лучше тебя. А ты? Ты будешь все время рядом – желанным гостем, невидимым другом, строгими и уже непредвзятым наблюдателем, рачительным, а не расточительным бывшим хозяином. Зачем? – ты спросишь. А  со стороны ведь всегда виднее, - и кто, и что, и зачем; и пути все, и ошибки возможные,  и тропы, в никуда манящие и уводящие, - со стороны все на удивление как на ладони,  все на удивление ясно, понятно и просто. Да, сейчас ты лишен права голоса, права выбора – ты просто наблюдатель, хотя и не сторонний. Но так больно тебе никогда не было, как сейчас, когда ты отчетливо видишь то, как ломают и калечат, ведая о том,  или не ведая, твою жизнь. Твою! – тобой врученную в чьи-то руки, но не для убийства её,  но для продолжения, для будущего. Что ты можешь, что в состоянии сделать? Ничего! Если только остановить – но только мыслью, хотя мысль твоя вряд ли будет услышана! Подсказать – если только словом или делом, которые навряд ли будут восприняты и поняты. Ты – даритель и истинный хозяин,-  сейчас вдруг  оказался как будто  бессильным перед новым  носителем твоей жизни - временщиком и обманщиком. А все равно смотри! Смотри – и учись, и мудрей, и взрослей. Твоя собственная жизнь проходит у тебя перед глазами – и как бы ты сейчас  совсем иначе, совсем по-другому и начал её, и распорядился ею! Подари кому-нибудь свою жизнь…. Кому? Живому существу, которое отравлено знанием, познанием, сознанием и  которое убило в мире все  живое – и вокруг, и в себе самом? Ему ты свою жизнь уже отдал, - потому что он  есть  то же, что ты сам,  - с той только разницей, что твоя душа сейчас уже  распахнулась навстречу миру, глаза прозрели, сердце затосковало об  утратах. С той только разницей, что у тебя впервые появилось желание  осознать степень истинности своей жизни, обрести её высокую цель, её смысл и предназначение. Ты бы с радостью отдал сейчас свою жизнь дереву, цветку, растению, - пусть станет она плодом, а не тленом! Ты бы отдал её камню – пусть сиял бы он в лучах Солнца и впитывал в себя его  тепло и красоту, для будущего дня сохраненные. Ты бы отдал её Земле, ты бы отдал её воде, - и нигде бы она не пропала бесцельно и бесследно! Но тогда ты бы понял их труд, их служение, их задачи, их цель и их смысл.… И нигде бы она не пропала, твоя жизнь – только в  твоих равнодушных и неумелых, жестких руках,- тех, давних. Их нет уже сейчас, ибо ты прожил  не сам, но будучи незримо рядом,  уже множество -  как будто своих и как будто не своих - жизней. Что вынес ты из этой дороги? Ту мудрость, которой живет вся жизнь; то её единение, большое сознание, которого  тебе  не хватало. Учись! Учись жить заново, -  и, если есть желание и силы  - начни её сначала. Ты стал другим, - по-настоящему взрослым, и дальновидным, и  даже -  чуть – чуть, но все же! – по-настоящему мудрым.  А если нет, - если сил пока еще мало,  подари свою жизнь кому-нибудь! Пусть онпроживет её – твою и для тебя – а ты просто будешь все время рядом, одновременно  и учеником, и учителем. Только вот – кому? А ты подари её Богу – впервые Ему подари, Его попроси! Пусть Он проживет тебе начертанный путь, - чтобы ты, незримо идущий рядом, почувствовал, понял и радость Его, и Его боль  равновеликие. Они -  равно от того, что кто-то понял и принял Его дар  и Его путь как свои, а кто-то отказался и понять, и принять дар  бесценный, и пойти – тем самым  загубив и  никому не передав своей жизни.  Ты  – понял! И потому – учись.  Учись жить заново,  – душе уже не нужно лишних усилий, она с радостью начнет все сначала. Потому что – что ты утратишь при этом? – ничего.  Но обретешь Дорогу в Небо, - а это даже больше, чем просто целый мир! – ведь ты идешь  по следам Бога, которому подарил когда-то свою жизнь.

121. Потянув за нить, можно  вытащить целый клубок.  Пусть не сегодня и не завтра – не одна жизнь пройдет, может быть, до поры, когда из тысяч золотых лучей сложится в чьих-то ладонях один большой и светлый шар. А ты – ты, может быть, уже сегодня не согласен  или согласен с  тем, что твоя работа, твой труд и твоя жизнь – уже изначально не для тебя, но для чего-то заведомо большего, чем просто «ты» и «твоя жизнь». Для чего? – ты можешь знать об этом, а  можешь и не знать. Но это только говорят, что, не зная, жить   проще, - ибо разве легко это – идти вслепую, и разве радостно это -  ступать в черную глухую пустоту, руку протягивая неизвестности навстречу? Хотя душа тонкая, рука чуткая в любой непроглядной тьме безошибочно определят  цвет протянутой им навстречу нити  и никогда не примут струны черного цвета. Но иногда  даже и зная, и видя, возможно сделать неправильный выбор,– хотя  странно это бывает порой! Как будто огромные возможности, данные физическому телу,  уничтожают часть огня души, – ту её часть, которая безошибочно чувствует и понимает смысл Времени и расстояния, правильность или неправильность каждой  мысли – шага. Есть два всего пути – путь днем и путь ночью. Сумерки, пылающий закат или нежный рассвет дают  право выбора и право шага  или остановки. Кто живет днем, тот радуется  приходу каждого дня и ждет его. И глаза души такой не пугаются яркого света – но, напротив, всегда ждут Солнца. И душа такая не боится тепла или  даже жара и не томится ими. Для души такой свет есть счастье -  и всегда он помогает  ей в том, пусть не великом, но светлом труде её. Это тот самый светлый луч, который освещает путь души и никогда не даст ей  почувствовать себя одинокой – даже самой на Земле одинокой душе. Ты живешь днем – ты просыпаешься, и расцветаешь, ты обретаешь силу именно в его, Солнца, белом свете. Таким душам назначено  свет этот хранить, - чтобы так же сиял он на Земле , и Земле освещал путь через много, много жизней. Он загорится в чьих-то, душе почти незнакомых, ладонях – этот почти нерукотворный белый свет, огромный и чистый  шар уже вашего, вами рожденного Солнца. Это трудно и тяжело, наверное – гореть и жить! Наверное, - но это и большая, огромная радость жизни осмысленной, а не утраченной. Разве печаль это - не дождаться будущего, но пожертвовать свою исключительность и избранность для его  требовательных и строгих рук, которые ежесекундно творят  жизнь? Нет! – но все равно никто не сможет заставить – и заставлять никто не станет, потому что не нужна  будущему  трещина сомнения уже в сегодняшнем дне. Есть  ночь и тишина, и есть ночные птицы,  удел  которых -   видеть силуэт во мраке  и слепнуть на рассвете.  В ночи никто не увидит не видящих, а потому страшных глаз. Там ничто  и никто не помешает угаснуть тому, что, бессильное, просто должно угаснуть. Но и там, в ночи, ждет живая душа рассвета!  Она ступает медленно и осторожно. И пусть глаз не увидит цвета  протянутой  нити – но душа тонкая безошибочно почувствует во всем  черный цвет. Она  знает, что случится день, и верит в это.  И потому  она ждет дня, приближая его тем уже, что  во мраке идет, летит ему навстречу. А почему она верит и откуда знает? Потому что в памяти   сердца её остался этот светлый огромный шар, что лежал когда-то на ладонях.  А в памяти рук сохранился   Его цвет, и сила Его, и Его тепло. А в памяти разума остались Его возможности. А в памяти души живет необходимость и обязанность вновь обрести его и передать в давно ожидающие его руки Будущего. Потому и день настанет! - его ждут, приближая тем, что и во мраке летят ему навстречу. Почему? Потому что верят, потому что знают, потому что помнят. И еще – потому, что утраченное когда-то необходимо вновь собрать, соединить и вернуть Земле и миру, чтобы не остаться в памяти планеты и Космоса тем, кто украл жизнь не только  у самого себя.

122. За свою жизнь ты, наверное, тоже что-то должен! Почему? Потому что тебе ее вручили как дар,  в тебе ее сохранили, тебе  позволили увидеть свет Божий и не только увидеть, но и остаться в нем. Позволили, разрешили.… От Любви! От Любви – и её плодом ты остался  на Земле, - от той, Великой вечной Любви, тебе пока еще непонятной  и недоступной. Ты остался и живешь, - и все то, что вокруг  тебя, все -  для тебя,   ради тебя и ради того, чтобы помочь твоему росту. Ты соглашаешься с тем, что это справедливо,  и не задумываешься ничуть над тем, что  может быть как-то иначе. Иначе для тебя быть не может – но только пока ты мал и юн. Ты напитываешься влагой жизни, - красотой  и чистотой всего того, что тебя окружает. А мир делится с тобой очень щедро,  - он отдает все то, что помогает разгореться истинной жизни. Она должна  нести  своё свечение, как свечение Неба и Земли,  в Будущее, -  и все выше и выше.  Для чего? Чтобы новая звезда зажглась над горизонтом,  чтобы новое Солнце взошло и чтобы еще больше света стало,  еще больше тепла – но не только  для малой и близкой Земли,  но и в Вечность от Земли уходящего. Это – мечта её и смысл каждого её нового дня. В этом – кропотливый и чистый,   искренний труд каждого мгновения её жизни. Не ради себя, - но ради того, чтобы каждая жизнь земная на небосводе нашла и обрела себя, и заняла  свое место в Вечности, и засияла, освещая уже  в Вечности путь. И боль для Земли – даже одна такая, с виду   малая и незаметная смерть,  - угасание  жизни, в которую была вложена вся  Великая Неземная Любовь. Что ты должен в этой жизни? Найти себя, свое -  тебе назначенное место и тебе порученное дело,  малое или даже великое, но всегда данное по силам и наполненное  всегда великим, пусть пока и тайным для тебя смыслом. Душа понять обязана то, что за жизнь свою  она должна не кому-то, - жизнь ведь, как и истина, как и любовь истинная, не продается и не покупается!  Душа должна самой жизни – той, единой, что  вне пространства  и вне  Времени. Дух, воплощенный на Земле, должен  жизни  ту часть мудрости, красоты и света, носителем которых он является. Он  и может, и должен подарить их всему миру через незаметный, может быть, глазу труд своей души, - через то дело, в которое верит она  и которое по-настоящему стало  и делом, и смыслом жизни. А раз она должна Вечности частицу света, - значит, и  та сила, что в ней, способна осветить Вечность. А если место души определено  уже там, в Небе – значит, и силы, и воли  её достаточно для того, чтобы  стать – и занять  свое истинное место. Всего хватит,  –  если любишь не только себя. Всего хватит,   если благодарен не только себе и за жизнь свою,  и за  тот свет щедрый, что с неба  в жизнь льется.  Силы  всегда пробудятся, если есть мечта,  если есть горение и желание принять участие в  созидании красоты общей, мира общего, общей гармонии в нем. Но только для пробуждения их нужно любить жизнь -  просто потому, что она – жизнь; нужно любить Землю -   потому, что она – Земля, и Небо – потому что оно – Небо. Любить! Но любить не себя самого -  потому что любящий только самого себя лишает  себя самого главного – права на обретение сферы, оставляя себе всегда только  часть – замкнутое пространство, темный шар малой погибшей звезды, которая все равно останется большой земной болью. Будет ли дана ей  возможность разгореться вновь? Огонь жизни нужно беречь! – ибо силы в руке, единожды поднявшейся на истинно святое, уже никогда не будет. Любить нужно жизнь, а не только себя самого  в ней,- иначе останется  от сферы её только замкнутое пространство сцены, определенное как « конечная жизнь». 

123. Давно уже живет на Земле человек – очень давно! И давно уже бродит он по Земле, нераскаянный и потому неприкаянный,  сам себя утративший и сам на себя обозленный, - и не только на себя, но и на весь белый свет, ему немилый. За что? За то, что не  смог до сей поры найти, обрести свое место в подлунном  мире,  - тихом, спокойном и прекрасном своими  огнями бесчисленных звезд. Кто он – везде чужой и никому не нужный, все вокруг отравивший своей гордыней? Он – охотник за всем тем, что когда-то и кем-то сделано  или не сделано. Он – тот, кто устремляется всегда за тем, что заслужено или просто за доставшимся по праву преемника – но вот по праву ли? Что- то угасло и в глазах, и в душах,  и в сердцах! И потому ноги по земле ходят – а не идут; глаза на свет Божий смотрят – а лучше бы и не видели его, наверное. Это – тяжелое состояние прощания со всем набранным и нажитым количеством, которое придавило тяжестью, но ничего  не объяснило, ничем  жизни не помогло. Это – тяжелое состояние разочарования и потерянности, - хотя не о потерянности речь идет, если душа обрела понимание Пути. Это тяжелое состояние - всегда внезапного, как от удара, просветления и прозрения, когда мир вдруг начинает видеться и осознаваться таким, какой он есть на самом деле, а не  таким, каким ты привык видеть и воспринимать его – малым, упрощенным и плоским. Это тяжелое, мучительное состояние выбора  и отрыва, и разрыва уже навсегда со всем, что составляло тот, исчерпавший себя круг свободы и прав,  придуманный  крошечный мир, заменивший и жизнь, и даже – на финише - её подобие. Ты когда-то сумел выйти за пределы, оторвавшись телом от Земли – сумел разорвать эту, казалось бы, нерушимую  и вечную  связь  между двумя  - необъятным Земли и малым твоим -  физическими телами. Ты вышел за пределы Земли, - тебе позволил это сделать твой пытливый и иногда гениальный, хотя не всегда мудрый разум. Что дал тебе этот толчок, этот прорыв? Новую возможность – увидеть Беспредельность и понять всю мощь своих сокрытых сил. Но и «Я - могу!» - это ничто, если в полетах не участвует  душа и если молчит сердце, если  лишь одна жадная мысль обладания гонит все дальше и дальше от родного дома, измученного бесконечным ожиданием света. А сколько раз уже было так – за всю её, души,  бесконечно  долгую жизнь?  Ты находишь по сей день следы Великих цивилизаций Прошлого, до пиков  развития которых тебе и сегодня, потомку и наследнику, не дотянуться, как бы не пытался ты встать на  вершины своих возможностей и знаний, как бы не тянул упрямые пустые ладони в глупом и нелепом обещании: « Я – смогу!». Ты сможешь, без сомнения! – но тогда только, когда душа единая поймет истинную причину  их реального и твоего – пока еще эфемерного, но несомненного, - краха. Именно она должна выйти за пределы исчерпавших  себя условий и начертаний горизонта,  придуманных тобой же. Они – это Знание, заведшее в тупик, и радости, приведшие к опустошению, к уничтожению  всех форм жизни, - и выбор  в очередной раз: уйти – или остаться? Уйти – это значит, освободиться от всего,  - и тогда будет уже тот самый, виданный тобой Космос без границ и пределов,  - но уже для тебя и для жизни твоей, а не только для ноги жадной и жестко ступающей.  Там  ты не только  констатируешь: «Я смог!», но и понимаешь, зачем все это необходимо миру. Или ты остаешься в состоянии привычном, - и потому остаешься бродить неприкаянным и никому не нужным, пока нога жадная не соскользнет   в уже давно ставшую близкой пропасть.  Сколько раз за весь период своей истории здесь, на Земле,  ты подходил уже к ней вот так,  слишком близко, и срывался, бездумно надеясь на силу  обещанных, но всё еще мифических крыльев Бога? Не счесть, да и не нужно! -  потому что они – не миф. Только уходить за ними нужно полностью,  а не только телом! Оторвать от Земли и разум, и дух, и сердце – чтобы сферу поднять  к новым скоростям,  к новым возможностям и к новым понятиям  - Беспредельности и Вечности. Для такого отрыва не нужна начальная скорость! Для этого нужна мудрость,  -  и сила внутренняя, с виду странная и чужая. Отпусти! Отпусти все то, что мешает и держит – расстанься навсегда с  завистью, с гордыней, с ложью и со страхом. Всему этому имя – зло,  - и пока есть оно в душе, оно никогда не даст ей подняться. Но если расстанется она со злом – сразу станет легко! И  крылья появятся, и мечта о полете.… А желание и внутренняя сила – это уже немало,  - и это намного больше, чем просто физическая скорость. Просто отпусти! … Но если мечтаешь подняться,  улететь, то со всем земным расставайся навсегда и искренне: ты оставляешь земное для Земли, а потому , улетая, навсегда оставь ей жизнь!

124. Никогда не нужно ни спешить, ни торопиться! Никогда  и ни в чем, а  особенно там, где решение или результат затрагивают не только собственную жизнь! С чем – главное – не торопиться? Ни с шагами, ни с мыслями, ни с зеркалами, ни с выводами. Что приносят непродуманность и несвоевременность, искривленность природы или  её  нарушенные связи? Они могут привести к  нарушению общих процессов и ритмов Потока  жизни, - совокупности и гармоничности  состояний сознания, пространства, времени и формы. Человек часто уходит в параллельный жизни мир – свой, им  изваянный искусственный мир  со своими  искусственными законами и правилами. Этот мир не всегда зеркально отражает и повторяет реальность, но, напротив,  очень часто идет вразрез с ней. Такой мир  отличен от назначенного Абсолюта!  - ибо там, в   мире идеальном, не только скорость движения – главное, но и его направленность, его осознанность и полнота. В идеале – во всем ритм,  во всем – единый смысл и связи с ним,  которых не оборвать и не нарушить.  Во всем! - ибо там – мир, а не крошечная, выпавшая из него случайно  более разумная – а на самом деле  самая неразумная -  частица. Там день есть день и там ночь есть ночь; там всему свое время и  там каждому – свое. Там не нужно ни бороться с обстоятельствами, ни идти против них – там нужно жить и жить в радости,  спокойно и с верой в осмысленность  своего бытия. Там воплощается мечта об истинном счастье души и разума, - то, что действительно нужно и  необходимо, приходит в жизнь  в определенный момент Времени. В тот срок, что  ей назначен, приходит весна, и Земля расцветает, и осень одаривает, и зима выбеливает листы временные для новых по ним  шагов. И Солнце всегда поднимается над горизонтом, и щедро льется на Землю Его тепло и свет,  а ночь опускается тихо и спокойно, привычным взмахом темно-синего крыла успокаивая  утомленную за долгий день живую душу. Все это было, и есть, и будет, - так же, как было всегда. Ритмы, скорости протекания явлений и процессов, законы их движения  и роста, - они неизменны.  И никто не усомнится в том, что будет жизнь! – никогда. Почему? Потому что душа верит  в неё без сомнения, -  если её жизнь есть часть большого общего Потока, может ли она развиваться и расти по Законам иным? Нет. Их можно отталкивать, упрощать, игнорировать, искать им замену и альтернативу, - но  их  действие нельзя остановить. Есть и искусственный свет, и искусственный день; есть легкомысленная  игра со Временем, которое из закона непреложного превратилось в  стрелки - забаву на круглом личике нарисованного дня; есть придуманный мир и придуманная дорога, на которой ждут   придуманная мечта  и придуманное счастье. Великая игра и великая иллюзия  духа – оказаться  в этой искусственной  жизни и принять её за тот самый, никому не ведомый Абсолют.  Придумав мир, его не невозможно тем самым ни упростить, ни украсить, ни сделать искусственно длиннее собственную  жизнь в нем, осветив часть ночи. Придумав себе мир, человек убил в себе мир тот, настоящий -  на самом старте лишил себя права выбора пути и веры в правильность и справедливость судьбы.  Та вера была – не короткая и жесткая вера разума, но безусловная, абсолютная вера, по  мерам которой весь мир живет, зная, для чего  его жизнь и зачем он сам. Не спеши, душа!  И будь готова принять не земное    «большее», но огромное, неземное и Вечное – Беспредельность Жизни и  Времени, и – уже после только – саму жизнь. Ты, может быть, не сразу и узнаешь её,  приняв за обычное и малое земное счастье – за крошечный свет, осветивший путь.  Пусть так! – но тот свет  не угаснет никогда, он так и поведет тебя по жизни, как по лучу  своему. Тогда поймешь – там, высоко  и не скоро, что есть в этом земном счастье, и чей он – этот вечный свет. А Вечный свет – это всегда дар оттуда, свыше, - и не заменить его  никому и ничем. Его лишь дождаться можно –  если верить в него, как в весну, - как в свою, всей  своей жизни, весну, через которую   обретает  душа  всегда  целый мир.

125. Неси свое! Чужие руки и не сильнее, и не хитрее – и вовсе не легче им нести свою ношу! Но они мудрее – и  потому счастливее,  и светлее. И горят они – потому что горят своим огнем и летят силой своей мечты.  И потому они много чище – они не ищут, не оглядываются и не завидуют, не подбирают  и не отбирают. Они не   взвешивают  никогда «свое» и «чужое» на предмет неприятной для тебя тяжести забот и ответственности, на предмет искомой для тебя приятной тяжести приобретенного и  греющего что-то близкое сердцу, но не сердце. Ты наблюдал за ними, за такими руками -  выпало на долю такое великое счастье, великая радость! Увидеть само горение, сам процесс биения жизни, почувствовать радость истинного и искреннего творчества, - ступени пусть трудные, но ведущие к воплощению  мечты достойной  и, как видится уже сегодня и даже тебе, всеми давно желанной и долгожданной.  Что есть он, мастер и творец? Он – такой же, как и ты – но только  нашедший, обретший себя. Он так же бывает счастлив малым,  и так же огорчается и печалится  иногда из-за малого, - но при этом он другой!  Он на мир и на жизнь смотрит иначе – чище, светлее и мудрее его взгляд. Он улыбается ярче, он утра ждет с нетерпением и с радостью, и он живет не столько собой,  сколько тем, своим  любимым делом – работой, идеей,  мечтой,  в воплощении которых  находит себя вся его жизнь  - всё  знание её и вся любовь к ней.  Он не потерян – и он счастлив, - вот главное отличие  между вами! И ему, как кажется, легко и радостно жить,  и совсем не представляет для него труда и не тяготит  его ноша. Нет, не тяготит! – ибо ничто не может быть в тягость,  если оно любимо  и  озаряет высшим смыслом саму жизнь.  Но не без труда и не без забот происходит  это, не без  поиска лучшего в  мечте  достичь идеального! – потому что без этого  и искусство не искусство,  и гений – не гений, - без вечного поиска новой вершины,  которая понятна  и потому возможна только для него.  Он ищет, находит  - и оставляет…. И сам остается – пусть не в памяти человеческой,  но в одной  великой   памяти Жизни, - как искра, что вспыхнула где-то и путь осветила, и пролила на землю этот свет.  Неси свое – пусть даже чужое  тебе и покажется  легче! Оно не легче – и плечи давит, может быть, еще сильнее тяжесть ответственности за исполнение  возложенного. Пусть чужое дело кажется тебе интересней и ярче -  не касайся его! –  чужая душа любой свет способна лишь погасить, но не сберечь и не  взрастить.  Пусть не станут твои руки жесткими, чужими и холодными! Пусть станут они  для дела теми самыми, единственными руками для того самого, единственного дела. Пусть! – чтобы и они летали, и  душа пела, и в  глазах  жил  тот самый  свет. Даже если и трудно –  но это всегда  радостный, благостный, осмысленный труд! Это – та самая внутренняя сила, которая должна быть реализована и ищет  форм  своего воплощения через воплощение  твоего   «Я», - жизни  и судьбы. Прими – но своё. Неси – но свое. И никогда не отрекайся от истинно своего. Это предательство жизни – убить талант и гений: это  равно  погасить свет одной звезды в Небе. Кажется, что не стало от этого на Земле  ни  темнее, ни суровее,  а в небе – пусто и  одиноко.  Но посмотри на чью-то счастливую жизнь! – истинно счастливую продолжением своим, живым и настоящим, а не прошлым. Не о  ней ли, такой, ты мечтал и грезил когда-то? О ней – и для неё  рожден был на Земле. Что в нем должно быть, в истинном понимании и осознании  «Я»?  Душа твоя, жизнь твоя, её смысл – а вовсе не глаза, рано  погасшие. Неси свое! И пусть никогда не станет твоя судьба чужой судьбой, а твои руки – жесткими, сухими и холодными для чужого дела, для чужого гения и для чужой, чуждой тебе жизни. Неси свое! Но сначала – найди его! И почувствуй, что да! – именно это я искал всю жизнь: свое место, свое дело, свой рост и свой смысл. Ты должен согласиться с тем, что есть на Земле твое дело и твое место, и ты должен быть готов нести  свой огонь и свой свет, даже если чужая судьба покажется вдруг легче и счастливее.  Это может показаться на старте -  или даже до старта.  Но есть  главная встреча всей жизни– та,  которой ждала душа -  и нельзя именно сегодня пройти мимо просто потому, что  судьба иная показалась легче,  и счастливее, и разумнее.

126. Кто считал их  – жизни-ступени той лестницы, что ведет от земли и к небу? Никто – да и нужен ли этот счет? Их только проходить нужно, на них не останавливаясь и не задерживаясь, но запоминая главное:  то, что пойдет в будущее одним из зерен той мудрости, плоды которой  не сегодня и не завтра, но от Вечности и в Вечность ведут. Не пытайся задержаться на ступенях детского человеческого счастья! – зачем, ведь  из него давно уже выросла душа. А тот путь, что от Неба и до Неба,  от подножия и до вершины  - он длинен бесконечно,  и он хожен – но только до какого-то предела. Этот предел определен как «разумный» - а далее ни шага, ни полшага, ни – тем более! – мысли. Почему? Там – измерение иное, иная высота, – всё это требует  иной готовности,  иного качества восприятия – легкости, непредвзятости его. Должна отсутствовать  в нем страсть к прежнему количеству, - оно себя изжило и исчерпало до самого дна, и  ни к чему не привело. Лишь  стояла душа там, на дне пустом, долго-долго,  не выбирая и даже не задумываясь о возможности и о необходимости выбора! А ступени уходят – но не те, прошлые,  и не та, что сейчас из-под ног, - уходят ступени в будущее, тают на глазах, не оставляя впереди ничего, кроме пустоты, которая есть не что иное, как пропасть, обозначившая  очередную черту очередного большого человека – не личности конкретной, но личности  человечества.  Черта – это итог. Черта – это точка, это всегда либо выбор, либо прощание. У каждой души земной - своя  внутренняя сила, – и ею именно обусловлена высота ее подъема, максимум раскрытия её и расцвета. Они определены количеством заложенных  на старте сил,  - но по факту могут быть и часто бывают намного ниже того, - уровня, определенного судьбой. Но если не поднялось сознание – то нет и новой высоты его развития,  нет следующей ступени подъёма, нет роста. По мерам земным это не беда, ибо не счесть жизней-ступеней от неба до земли, и они никуда не уходят, они остаются ждать человеческого прозрения.  Но по законам космоса – это точка: черта определена, - та высота развития сознания, уровню и требованиям  которой необходимо соответствовать для того, чтобы получить новое право – на иной уровень жизни. А по срокам жизни всего человечества – она там уже, где и увидеть её невозможно! Пласты количественные, себя не оправдавшие и исчерпавшие, остаются догорать внизу, не выдержав новых скоростей. Он – последний пласт -  догорает вместе с теми жизнями, что выбрали   его и определили  его как свой максимум, свою вершину и свой предел,  - потому, что остановка в Потоке Времени запрещена, а падение всегда губительно. Потому и отмирает целый пласт – очередной пласт очередной эпохи жизни земной длиною не в одну сотню страниц, - длиной  в  историю цивилизации, в расцвет и упадок Гения    Духа человечества. Он уходит из жизни на глазах, оставив тем, кто  поднялся выше, свою  мудрость, - главное, что вынес человек из этого малого, по мерам Вечности, отрезка Пути.  Какая она – и о чем?  Он долог – путь от Земли и до Неба.  Он бесконечен – но есть на нем и ступени для человека! Душа! Лети по ним, не останавливаясь, и неси с собою в будущее чистые идеи истинных  ценностей. Лети, не устанавливая себе предела -  и даже в мечте своей высокой оставь место для Беспредельности. Лети, - чтобы не начинать каждое новое свое воплощение  все с того же затертого подножия. Лети! И не задавайся вопросом, – а что ждет тебя там, на Вершине всех вершин? Там –  Точка и там – Начало. Там ступени становятся все шире и шире, и конца  нет и края основанию этой уже небесной пирамиды, ибо основание её – Беспредельность и Вечность. А в той, высочайшей точке Земли, на уровне  еевысоты происходит  рождение нового качества,  которое только  и даст возможность входа за пределы земного кольца и земного притяжения. Там, на земной вершине вершин, всегда случается чудо:  рождение мифа, легенды, рождение мечты о Богочеловеке. Там рождается сам Богочеловек,  миссия которого –  уже не спасти мир, но вывести его за пределы земного бытия в единое мироздание, - и тем малую частицу Бога  вернуть Единому Потоку Его, потому что - где еще капле напитаться жизненной силой, как не в огромном и вечном океане мудрости и знания, которому   нет  ни пределов, ни границ?

127. Вернись в тот ясный день, который был когда-то! Он был без даты – и он так без даты и остался. Он просто был – он жил и живет где-то во времени и пространстве,- там, где тебя давно уже нет. Чистая комната Шанса – она вне законов земных и вне земного капризного «Я». Чистая комната мысли и идеи -  о ней и вспоминаешь сейчас лишь как о чем-то не потерянном, но светлом, к ней и идешь – пока только догадываясь о пути, будучи не в состоянии принять его  узким земным зрением  человеческого  разума. Что там? Там, наверное, ключи от смысла  жизни,– там, наверное, и  сама жизнь. Она не спрятана  и не загублена – она просто укрыта от хищных взглядов жизни низменной и земной. Она просто спит – и ждет своего, но и твоего уже неземного часа. Что в ней, пока чужой и незнакомой? В ней новое сознание, в котором  - всё: и новое забытое знание, и новая забытая  мудрость, и вечная забытая истина – основа.  В ней – новое понимание «Я» в этой жизни:   узнанный и  заученный наизусть, но по факту поставленный в тупик  перед самой большой  загадкой жизни земной – перед тайной земного, но как будто неземного человека. Далек ли тот путь, что за мудростью  и за тайной? Ты привык считать, что истина живет на краю света или даже дальше,  - и потому давно уже перестал за нею ходить. Всё, что можно было принести, ты уже принес, - но главного так и не нашел. Главного не нашел, а составить его по  обнаруженным частям не смог, не сумел,  - не захотел увидеть и принять!  Потому, что  не хватило сил:  хватило способностей разума, но не  выдержали  давления и нагрузки те пределы, что ограничили  способности и данности сознания, сузив их до состояния «ничто». Ты отказался от принятия сферы  в пользу давно привычной плоскости. Но тогда пространства, ограниченного кругами горизонта, было достаточно для  жизни. А сейчас – нет. Куда идти, если не вглубь? Идти оказалось некуда  - все тропы давно исхожены и все привели к той самой двери, за которой живет «Я». Что там и кто там? Пока неизвестно. Но там – новая жизнь, - жизнь настоящая, себя не исчерпавшая и даже не тронутая. И ходить за ней далеко не нужно – потому, что она рядом! Ты еще не потерян, ты еще в самом себе -  здесь и ищи! Ищи самого себя,  но уже не вовне – возвращайся, удивляйся, вспоминай! Дан тот  самый  дом – мысли, идеи - то самое зерно сознания, спящее и невидимое, - ищи! Ищи, от Земли и от земного не отвернувшись, но  и высоту Неба приняв за одну из основ – первую -  своего бытия. Там,  в Небе - и дом, и Земля, и жизнь. А что здесь? Здесь – инструмент воплощения идеи,– разумный и тонкий, совершенный и должный стать здесь еще совершеннее и тоньше.  Душа – инструмент Руки Небесной! А потому отдай Ей себя через  ту, чистую мысль «Я готов!», но уже без ростков самости  - это чистая, высокая и разумная культура,  а не отпущенная  в никуда   мутная земная воля. Вот туда и вернись! Та рука души коснется – и душа запоет…. Пусть поет! Та рука ума коснется – и он расцветет, он раскроется её теплу навстречу, для добра откроется,- не захлопни только одним неосторожным движением мысли -  сомнением -  его створки! Та рука сердца коснется – и оно вспыхнет, загорится вновь, но уже той, неземной любовью. Это  чистая и светлая любовь во всему, ибо во всем – Божественное дыхание и прикосновение Божественной Руки, -  во всем живом и продолжающем жить,  во всем несущем жизнь и полнящем жизнь  сквозь время, а не на время своего существования. Вот он – день чистый и ясный! Это день посвящения в Боги, ибо они есть служители и хранители, и творцы Света, воплощающие его чистые энергии в бесконечном множестве проявлений.  Сколько было у  тебя таких дней, человек? Их было немного – но ведь они были на Земле! Они давали силу  и позволяли  воспарить,  - но всегда возвращала с небес на землю душу отпущенная в никуда человеческая  воля,  память,  гордыня. А ты их не считай, этих дней! Ты возвращайся к ним  своей  памятью – и мысленно себя им навсегда отдай. Сознанию отдай – и оно проснется. Небу отдай – и Оно примет. Душе отдай – и она зазвучит и засветится  вновь. Возвращайся! Но как? К себе путь не прост  и не ясен! Что-то тронуть нужно – в самом себе тронуть, сдвинуть, - чтобы рухнули прежние дряхлые стены, и пошел рост уже не их, но того, нового сознания в вечном  мире Беспредельности. Жертва во имя  всегда освящена  смыслом, ибо она всегда – во имя жизни. А новое рождение – это всегда встреча с миром,  - и сегодня уже с новым миром, потому что сегодня «Я» летит  уже  не в трех  плоскостях Земли,  но  в Её  сфере.

128. Стоп! Остановись, когда дойдешь до черты, перед которой ждет тебя  неизвестность выбора, а за которой – неизвестность того, что через долгое мгновение будет называться уже твоей новой жизнью. Остановись! – но не для того только, чтобы оглянуться! Зачем? Ты и так помнишь каждый день и почти каждый час прожитый, потому что все они – это и есть твоя судьба, когда-то зародившаяся, после – юная,  после – зрелая и не такая уж сладкая и светлая,  а скорее  даже горькая слезинка – как дорожка невеселой мысли. Как угодно назовешь, если она есть что угодно, но не дорога! И что оглядываться и на нее, и назад? Все ошибки, все важные повороты и решения её, все  изломы, - все это есть та самая иногда умная и неспешная, а иногда глупая и безответственная игра  мысли, разума и обстоятельств. А вовсе не та злая доля, которая была выписана  очень и очень давно в незнакомом и неподвижном, а потому чуть тревожащем  узоре далеких равнодушных светил, тускло глядящих вниз  со своей недосягаемой высоты ночного неба! Но ты остановился не для того, чтобы оглядываться назад. Очередной переход всего того, что было собрано, в иное качество состояния сознания – это всегда та самая, решающая секунда, к которой долго идет душа, а готовится и того дольше. Но если он состоялся, то эта секунда – перехода, незаметно пролетевшая для окружающих,  стала судьбоносной для духа. Что в ней, в этой секунде перехода? Мир заметит – ты как будто  вдруг стал  другим - абсолютно другим! Как будто проснулся другой человек – исчез и перевоплотился  вновь без видимых на то причин. Но  душа знает, что не без видимых причин! – тебе известны и причины, и усилия, и ночь бессонная, заполненная теми, иными скоростями творчества мысли, которые дали  возможность душе оторваться от накопленного секундами труда или бездействия количества. Ей стало тесно и неуютно в изжившем себя качестве ребенка! Вот так и происходят чудеса и метаморфозы! - семя зреет незаметно и проклевывается вдруг, неожиданно, - хоть и ждут его роста каждое мгновение и с радостью, а всё равно неожиданно! И ясно уже, и понятно всем и каждому,  какое оно и что  несет оно собою в мир, и чего ждать от него – пустоцвета или плода, равнодушия или  внутренней чуткости, Добра или зла. Но ведь душа – зерно живое, способное измениться  и изменить тем самым  всё вокруг – весь  мир! Ты способен стать, ты способен сделать выбор, ты способен взглянуть на небо и спросить его совета, его мудрости, - но только если готов увидеть в нем не неподвижность   вечного  равнодушия,  но жизнь, тонко  чувствующую и плачущую  так  же отчаянно, как и каждый из его детей  в своем самом страшном глухом одиночестве. Остановись у черты, за которой может быть отрыв или подъем! Остановись – и не спеши, не спугни  их нечаянно своей  кажущейся внутренней неготовностью  или страхом. Клетки, поля и ступени  жизненного поля давно уже подготовлены, и правила  расписаны – единые для всего Мироздания, без исключений для тех, кто мнит себя исключением. Остановись для того, чтобы задуматься впервые не только   разумом, – ибо к какой черте подвел тебя, как будто чужой  тебе,  юный, хитрый и изворотливый враг – ум? Ты небом торговал – и с Небом торговался, – а этого мало ли для греха? Не мало – но только что тебе страшный грех,  если ты живешь в нем с того момента, как себя помнишь, и жизни вне  – уже не представляешь? А точнее, не представлял – тогда, давно, секунду назад, когда был другим  в корне, в качестве,  в смысле своем, а не только отличался от новой породы количеством острых рубчиков на трех первых листочках будущего растения. Ты не представлял себе когда-то жизни «без» -  без того самого греха заранее всепрощенной  гордыни и власти земной, тяжелой и грубой, даже на совсем чужой Земле. Ты подошел впервые к черте перехода -  и впервые сам, по собственной воле и без приказания, остановился перед нею,– почему-то. Почему? Потому что впервые и вдруг замолчал разум,  - и откуда-то,  как будто свыше,  ты услышал  тихий голос-зов.  Ты не понял тогда еще того, что это   голос твоей души, но впервые встревожился, поняв,  что есть что-то – и в тебе самом тоже! – то, что намного выше,  намного разумнее и острее того, низкого разума. Ты голос души своей сегодня принял за голос Неба – и впервые за долгое время поисков признал за ними право на жизни и право голоса. Не удивительно ли, что она, тебе почти незнакомая, с такой легкостью и с такой  радостью читает далекие и  для глаз твоих немые письмена испещренных звездными таблицами темных, трудно дышащих страниц? Удивительно! Они, душа и Небо, давно уже, оказывается, родные,    и давно знают и друг друга, и друг о друге.  Им легче жить вот так – когда молчит разум, так гордящийся своим познанием! - и потому  стоит сегодня выбор принципа всей дальнейшей жизни: с кем тебе? Тебе с кем дальше остаться и жить?-  с кем, с чем и где? Ты вдруг оказался на распутье – на том самом, долгожданном, между  Землей и Небом. Подошел к краю – для самого себя неожиданно. Что тебе теперь – уходить или остаться? Ты устал  от земного,  и от самой Земли устал. Она  всегда  водила  тебя по кругу, и никогда не позволяла душе  выйти за – хотя бы за его пределы.  Уходить или остаться? Ты поэтому и подошел к самому краю! – чтобы решиться и решить. Выбрать – это не значит отречься, но значит – навсегда оставить все то, что становится помехой на  пути процесса  непрерывной эволюции сознания, а после – и жизни. Что – оставить навсегда? Оставить отжившее, исчерпавшее себя, чтобы проснуться иным. Оставить земной разум – и принять за истину не его,  а те далекие страницы ночного неба, которые так легко читает душа и  с которыми даже ты, еще вчера  отживший свое пустоцвет, сегодня согласен. Жизнь  твоя угасала, - но она не может, не должна угаснуть! – и  это признал вчера – впервые признал за истину! –  даже человеческий разум. А это значит, - действительно черта, действительно  край!  Потому что   Он, всегда считая себя непобедимым и вечным, сегодня впервые почувствовал и понял, что  легко побежден  гораздо  большим,  нежели  его «Я».

129. Когда  сойдет с рук короста холода и жадности, когда спадет с глаз пелена сухой, равнодушной слепоты и непонимания, когда  исчезнет, растворится в небытие бед и несчастий то самое, избалованное, изнеженное и капризное, властное  и требовательное, но чахлое  деревцо  тела; когда останется  от того, что привык ты видеть человеком и называть «человек», всего лишь тонкая струна оголенного и потому невероятно  чуткого  нерва – провода души, - тогда лишь и получишь ты вновь высокое право называться им. Вновь…. Почему? Потому, что  потерять легко, а отречься еще легче,  а возвращать все равно нужно, - пусть даже океан, но уже по каплям, по крупицам, по песчинкам,  которые  уже   не  драгоценны даже, но бесценны. Тогда будешь ценить заработанное, тогда начнешь беречь и понимать порученное, тогда станешь восхищаться дарованным. В нём лишь только, а не в чём-то другом, и есть, и замкнуто  пока, и спрятано  пока твое истинное, настоящее будущее и самое главное – истинное, заработанное, отработанное, осознанное и оправданное право  на него.  Мечтаешь? Если ты мечтаешь жить, принимай мудрость не свою, но жизни; принимай условия её, а не диктуй  и не насаждай свои против её воли. И – навсегда  забудь о своем земном понятии «Я» и «мое», - ибо этот краеугольный камень земного душевного эгоизма уже не раз становился могильной плитой  - прекрасное и изящное надгробие   и тебе, и каждому твоему новому, а по сути своей очередному дому,  каждой твоей цивилизации. Они все есть не что иное, как оплаканная и омытая искренними слезами, вымоленная у Высших Сил  очередная  попытка  к пониманию и к возвращению, к возрождению уже на пути истинном, на пути праведном и потому бесконечном. Камень! Суровый, молчаливый и холодный, - ты есть очередное напоминание и очередной немой укор, и еще – очередное предупреждение. Так, может быть, тронет душу его ледяной холод? – ведь он пока еще намного холоднее  сурового и глухого человеческого сердца! Камень! Ты – свидетель былых величий  и былых падений; былых полетов светлых, высоких и чистых – и  былого их предательства, былого подъема подлости и грязи на эту, ставшую доступной  миру, высоту. Ты помнишь и о прежней любви к жизни,  и о прежней песне – Её и о ней. Ты помнишь о прежнем могуществе и о прежнем горении, о силах и знаниях  неземных, дарованных для большего и потраченных на меньшее и земное, а потому разрушивших твой  мир. Их не удержать было  рукам слабым и беспомощным.  Их не сдержать  было и ими не управлять никогда  разуму, к принятию сил  таких  не готовому. Эти силы и знания не получить душе незрелой, - если она  раздражена и поражена гордыней, глухотой низменного и жадного, неподъемно тяжелого земного, человеческого «Я», корнем любой беды ставшего  земного, хищного «моё» и «мне».  Но кому возможно это – их  получить? И кому возможно их поручить и доверить? Когда сойдет с очередных, избитых  бедою рук  короста жадности…. Душа должна остаться – только одна она! Она - как оголенный провод, струна, способная реагировать  на любое движение, на любое прикосновение. Она -  способная так же легко подхватить и понять песню земного ветра, как и песнь ночного неба,  и боль сказания не только о своем,  - о горе и о счастье, о беде и о радости, - но и о чужом, уже не разделяя понятий «мое» и «чужое». Такая душа способна на всё! – и на возрождение, и  на мудрость,  - принять их и не искалечить, не расколоть на  тысячи мелких осколков - зеркал, равно способных обмануть или сказать правду. Она способна отозваться, отличить совесть и сострадание, созидание и сотворчество, соединение  от расчетливых таблиц, в которых собраны все или почти все  «за» и« против». Она  впервые способна услышать в этих понятиях - словах не  столько просто смешные и пустые, бессмысленные в этом глупом мире  слова, сколько  уловить в них  главное –  их корень, их смысл  и их единство,  - и необходимость существования  этого главного как первого условия завтрашнего человека  и завтрашнего дня.  Необходимо слияние, соединение  в единое целое, в единый организм, -  самого себя, прежде всего! Это есть всегда соединение разума с душой, а души с сердцем, а сердца – с целым миром,  а целого мира -  с иными душами,  с иными сердцами. «Я» должно стать не крошечным эгоистичным «Я», но «Я» огромным, истинным и чистым. Каким? Соединенным в единое, неделимое «мы» со всеми и со всем,  с  мирами видимым и невидимым,  окружающим или пока еще только прикоснувшимся к оживающему существу легким, почти невесомым касанием. С Землей и с Небом, и с Космосом, и с тысячами, десятками тысяч его светил, и с Вечностью Его, и с мудростью его, и с Его незыблемостью. Пусть это все станет одним, единственным  целым – истинным «Я», - тем «Я», в котором весь мир  который весь – в мире. Тогда станут единственно возможными для отпирания  всех дверей те самые механизмы, что открылись сегодня  из неволи и мрака! Это - те самые ключи- понятия: совесть и созидание, соединение и сотворчество,  сострадание  и понимание. Это всё есть понятия нового сознания, - того, истинного сознания истинного, а не земного «Я». Именно ему принадлежит Будущее -  той самой оголенной струне духа, которая способна воспринимать и улавливать  главное и смысл всего. Она  не нуждается  в деревянном, заскорузлом от старости переводе  на многие человеческие языки  тех  Истин,  которыми она  дышит,  той Красоты, которой  живет,  той Любви, которая дарует жизнь.  Именно это  освобождает её от  тяжести притяжения земного и к земному, и позволяет прозреть, и позволяет увидеть Солнце и рассказать  миру  о нем, настоящем. Та самая душа  и те самые руки, с которых сошла сухая короста жадности и злобы! Вы лишь и сможете откинуть от груди тот тяжкий камень, что придавил уже не одну вашу  жизнь, что уничтожил не один ваш дом. Вы! А что такое это «вы»? Это то, истинное «Я», соединенное с  миром в единое, неделимое целое. Ему – такому – лишь родиться нужно вновь,  - возродиться в  почти  обычном человеческом сознании. И оно родится непременно! – если устал человек быть  слепым  и на краю своей могилы  тысячи лет   уже плакать от боли и  от собственного  бессилия.

 130. Сколько времени нужно для того, чтобы понять?  Может быть, вечность, а может быть, секунда. А может быть, вечность превратится в единое мгновение и позволит осознать жизнь  не  постепенно, но сразу и вдруг? Ведь бывает же и такое! Как вспышка, как озарение и прозрение, - а мгновенно в рост,  и мгновенно – в новое, ранее неизведанное качество,  к незнакомым ранее, но вдруг ставшим родным и понятным мирам и высотам,  от одного взгляда на которые  раньше делалось больно глазам, и  начинала тяжело кружиться голова. Таких переходов в состоянии сознания  много малых, количественных -  когда вчера на каплю меньше, чем сегодня,  а завтра  - на каплю  больше, нежели вчера. Так тоже можно собирать, так тоже возможно расти! Ты и рос так -  по крупицам, по миллиметрам,  делая шаг то в одну, то в другую сторону,  то вперед, то назад, то влево, то вправо.  И потому – мудрено ли, что до сей поры идет душа вслепую,  и до сей поры она – всё на одном и том же месте?  Это – площадка под названием «жизнь», давно уже себя исчерпавшая  и ставшая невыразимо тесной для организма, которому для жизни  и развития обязательно нужен рост, полет, новое качество, необходима новая сила. Она  встречается на пути, если  выбран путь долгий и длинный, - тот, что почему-то казался всегда самым  надежным, ибо он всегда – по земле и своими ногами. Но в очередной раз он завел в тупик,  - не туда и не с теми.  В очередной раз  очередная вечность оказалась бессильной, бесполезной и бессмысленной. Кроха, крохи, капли, … но этого всегда  очень мало, если нужен, необходим  Океан! И Вечности бывает  много, когда достаточно одной секунды, - всего  одной,  но которая  покажется Вечностью. Для роста и развития был выделен срок – срок долгий, длинный, достаточный.  Он растерян, разбросан и раскидан -  посеян в веках как будто, но плодов так и не принес, семян не дал, будущего не оставил.  Правильно ли это? Нет! – это бездарное, безграмотное  и жестокое  обращение с ним, со Временем. Да и собой – как с носителем искры живой - так же поступил человек! -  или сам загубил, или загубить позволил; уничтожил сам - или позволил уничтожить. Он стер с лица Земли всё то, что связывало его с самой жизнью  - и почти себя этим стер с тела Земли,  и почти её уничтожил как не дом, но пристанище, временное убежище, которое оказалось слабым, не терпящим насилия живым организмом, погибшим  в  бою за продолжение жизни. Зло  хотя и оказалось сильно, но так и не стала Земля его носителем и хранителем, потому что оно всегда - против жизни. И даже если зло  останется на какое-то время, оно всегда окажется бессильным,  бездарным и бесплодным, а потому – всегда конечным во Времени.  Без поддержки, без  постоянной подпитки, без корня ему не выжить – а на то, чтобы корень его уничтожить, не нужно Вечности! Достаточно и одной секунды во  Времени - прозрения и понимания -  для того, чтобы состоялось отречение от него  и изгнание его из собственной жизни. Тогда очень скоро станет жизнь тем самым воплощенным мифом о рае на Земле и о жизни в земном  раю. Это новое качество и новая высота - но до них и расти, и  тянуться, и взрослеть, и мудреть нужно. Для этого и Время дано было – целая Вечность, - но не получилось! А нужно ли было Его столько, если поворот сознания и мысли, взлет их –  это всего лишь мгновение? Необходимость подъема постепенного и неспешного объяснима необходимостью  отсутствия в нем опасной близости к краю. Тогда ты не понял этого  – и потому подошел.  Ты в очередной раз стоишь у обрыва и в очередной раз можешь сорваться вниз, в пропасть. А можешь и не сорваться! – если успеешь и сумеешь поймать ту единственную  секунду  перехода духа от капли к  океану, от песчинки – к миру, от собственной боли – к исцелению той, одной большой  и общей боли разлада, разрыва, потерянности,  непонимания и одиночества уже даже наедине с самим собой. Успей уловить это мгновение – и оно, как Свет,  приведет тебя  к источнику Его -  к  Солнцу. Только луч этот невидим – его почувствовать нужно, его понять необходимо, - и его тревогу, и его зов,  и его прикосновение. Не глазом – ибо какую красоту способен  увидеть, понять и воспринять  человеческий глаз? Никакой – если  он способен так бездарно  потерять её! Душа должна прозреть, она должна увидеть, услышать и почувствовать, - вот оно, то самое мгновение, та секунда, что стоит наравне  с Вечностью и стоит Её. Вот он, тот самый подъем, то самое новое качество и потому – та самая жизнь длиною в Вечность! Вот она – всем существом своим  к источнику света устремившаяся, - неси свет, отражай его и взращивай его там, внутри самой себя - как  среди своего самого главного  и единственного дома.  Это тот самый дом, в котором темно было и пусто целую Вечность. И это тот самый дом, в который жизнь необходимо вдохнуть сегодня впервые и за одно мгновение, потому что Время вышло  и этот дом остается единственным изо всех возможных.

131. Постучи – и тебе откроют. Позови – и тебе  ответят, -  обязательно отзовутся на зов! Протяни руку – и коснешься,  открой глаза – и увидишь. Мир не закрыт, мир не заперт, - он понятен и близок и  только спящим существом он может восприниматься как сон, как далекое и таинственное облако,  как  тот самый истинный сгусток истинной жизни, до которого не то, что  дотянуться,  но и  долететь с Земли человеку невозможно  даже на крыльях сна. Просыпайся – и уже будет не сон, но явь.  Просыпайся – и будет не жизни подобие бледное и бессильное,  но начнется сама жизнь, - та самая пока еще далекая, но уже не сказка,  пока еще не очень понятная даже  самому себе, но уже зовущая мечта, а не чужая, случайно полученная тайна. Просыпайся! Всем  своим существом, а не только разумом, начинай думать, мыслить и анализировать. Всем  своим существом, а не только телом, начинай чувствовать, и не только глазами видеть, и не только глазами плакать от боли. Ты скажешь – это невозможно! Невозможно проснуться тогда, когда давно уже живешь без сна, и невозможно поверить, когда давно уже живешь без веры. А я скажу – это неправда! И можно, и нужно не проснуться, но очнуться от тяжелого и  душного, дурманящего  и укачивающего ритма  «сегодня всё, потому что завтра уже – ничего». И  можно, и  нужно, и необходимо поверить  в то, что нет вокруг глухоты, и нет внутри глухоты, а есть и способность, и возможность, и огромное желание отозваться и быть услышанным, и понятым, и принятым. Ты только позови!  Позови так, чтобы самому зов свой услышать, или прикоснись, но только пробуждая,  а не карая или не прощаясь навсегда.  Пусть даже ответа пока никакого нет, как кажется, -   он уже есть! - просто ты пока еще не слышишь его, не способен понять и услышать. Он уже есть, этот зов жизни – он приходит    легкостью дыхания, или  ровным, спокойным  и уверенным  биением  сердца,  или  радостью как будто ни о чем и безо всякой на то причины. Он живет и в улыбке, и в ощущении полета, и – впервые за многие века – в спокойной ночной прохладе, где нет мучений бессонницы и тревоги, потому что есть понимание главного: я жив. Жизнь моя вдруг оказалась не жизнью вора и разбойника,  обманщика и  временщика!  Почему - вдруг? Потому что вдруг я оказался не глух и не слеп, и не беспомощен под ярко осветившим бледное лицо лучом света. Это ли не чудо и не радость – быть услышанным? Вот он, ответ – он, как протянутая рука,  за которой идти не страшно, потому что она - как жизнь, горяча и светла. Вот он, ответ – он слезой светится в глазах, которые давно уже разучились плакать и отказались не видеть, но понимать  и воспринимать.  Вот он, ответ! Душа отозвалась, – то самое ядро, крошечный и могущественный носитель   энергии под названием «жизнь»,- легкое, далекое, неуловимое и  сказочное  облако,  которое вдруг опустилось не на чьи-то чужие, но на собственные ладони  и уже не сном, но  явью.  Как дитя – доверчивое, чистое и любящее, - на  те, единственно возможные руки, горящие истинной любовью и истинным ожиданием чуда встречи.  Душа! Вернулась ли она, проснулась ли, ожила ли? - уже неважно! Главное, что вы встретились, - она  и ты. Ты понял, чего так не хватало тебе в той, вчерашней жизни,- и до сих пор удивляешься тому,  как мог ты  долго думать, что живешь, если  наглухо забиты  были двери, соединяющие два мира  в тот самый,  единственный. Потому  и жизнь не была жизнью,  и пробуждение не было истинным пробуждением! Было два одиночества – то, большое и далекое, и  свое, родное и близкое.  Были два одиночества, не способные услышать и понять друг друга, потому  что преградой на пути их стоял ты.  Кто - ты?  Носитель жизни, загасивший в себе жизнь.  Носитель огня, растоптавший в себе огонь. Носитель веры, убивший саму  возможность не просчитать,  не  способностью ума  вперед на полшага заглянуть, но просто поверить без сомнения, без страха, без расчетливой и злой жадности. Были два одиночества, два «Я», - те, что давно изболелись своим одиночеством: то,  далекое и большое,  и свое, близкое  и родное. А между  ними – мертвая мембрана тела, жесткий и негибкий каркас разума, нечуткое и глухое сердце, сжавшееся  в кулак как будто от боли и от горя. Это все был ты – то ли доведенный до отчаяния, то ли загнавший себя в угол, то ли вознесший себя  до небес  и убитый  их высоким даром  тебе – даром  власти над миром.  Ты исключил главный их постулат: «над» -  это означает  над собой и над своими производными,  но никак не над миром  в понимании  Времени и Скорости, и Вечности, и Неба, и самой Жизни. Это все был ты -  потерявший жизнь и утративший себя в ней, потерявший целый мир и ничего не понявший. Это все был ты! Был…. Но если ты отрекся – это не означает, что отреклись от тебя. Если ты забыл – это не значит, что забыли про тебя и о тебе. Если ты уже почти ненавидишь -  это вовсе не значит, что тебя не любят! Поверь! Поверь в то, что если позовешь,  тебя услышат; что если постучишь в дверь – тебе откроют; если откроешь глаза – то прозреешь. Поверь! И – позови. И – постучи в дверь. И  просыпайся. Просыпайся уже без страха – и позови себя в мир, позови себя в жизнь. Нужно убрать из жизни   мертвую, негибкую мембрану!  Она,  пусть она и тоньше волоса, но тянется пропастью через всю жизнь,  разделив её на «до» и «после». А нужно  всего лишь  позвать себя, – и не отвернуться, как будто не услышав  ответа, потому что отклик есть  всегда  – и только зов души нужно не столько услышать, сколько почувствовать и понять.

132. Ты все время уходил, убегал, улетал, - и никогда не слышал зова, и не тянуло тебя назад,  и не мучила тоска неведомой пока  еще – тогда ещё! –  потери и утраты. Ты уходил из дома – ты убегал к людям, ты улетал к жизни, никогда не задумываясь над тем, что ты оставляешь и бросаешь здесь, за дверью, на произвол судьбы. И  еще менее заботил  тебя вопрос о том, что ты принесешь туда  – в тот мир, куда ты так отчаянно  рвешься, и  в ту жизнь, которой так дорожишь,  и тем людям, которых пока еще любишь.  А ведь нужно было всего лишь остановиться на мгновение и подождать, - дождаться ответа!  Что я для мира? Тебя никогда не заботил  ни сам этот  вопрос,  ни, тем более, ответ на  него. Думалось всегда иначе: что мир для меня? И ответов находилось  много - десятки, сотни, тысячи. Что он – для меня? Ребенок  жаден – не только до жизни, но и до красоты, до радости её,  до многих радостей её высоких или бренных. Подожди! Не улетай, не убегай так скоро,  не оглядываясь! -  мир огромен и велик, мир бесконечен и вечен. Так легко потеряться в нем, оторвавшись от своего главного! Ты пока еще этого не знаешь, потому что никто не задал тебе  простого и мудрого вопроса: « А что ты есть для мира?» Для чего ты и зачем, и в чем твой высокий, высший  смысл, и в чем твои бесконечность и вечность, что несешь ты и что должен ты той,  вечной жизни? Ты пока еще  этого не знаешь и не понял,  – и потому  пока еще набираешь легко  полные ладошки счастья обладания и не задумываешься  над тем, для чего, отчего и почему все это? Ты пока еще не чувствуешь себя потерянным и вдруг одиноким - тебе хватает тех людей,  что вокруг, и той суеты,  и того блеска. Тебя лишь иногда тревожит Время - своей силой, своей требовательностью,  своими почти уже для тебя запредельными  скоростями, которым должна соответствовать и твоя, в том числе, жизнь. От этого уже не убежишь, не улетишь и не  уйдешь – как и от самого себя! Ты отпустил  на волю и на откуп случая тело, ты закрыл глаза на прихоти и капризы острого и не всегда доброго и мудрого разума, ты разрешил биться и чувствовать крошечному осколку  сердца. Ты взял лишь то, что, как казалось,   помогало идти и расти  – но  только сегодня ты заметил, что зашел в тупик  и что Время – мимо! И  еще – что жизнь есть бремя тоскливое  и неподъемное, и что ты – ты! – есть всего лишь жалкая и беспомощная кукла в руках  чьей-то чужой, не тебе предназначенной судьбы,  не имеющая никакой цены или ценности, никому не нужная, бессмысленная и впервые по-настоящему  одинокая в чужом доме, в чужом мире. А где же ты  – нечужой? Всегда там, где Начало, где Исток – твой исток! Там ответы все – на каждый вопрос  и даже на тот, что жизнью пока еще не задан. Там – и жизнь твоя, и смысл твой,  и Время твое, и твоя же  Вечность, - всё там и всё оттуда! Вспомни! Ты убегал, ты уходил,  ты улетал.  Ты ум свой короткий оторвал от идеи Разума, ты тело свое, ты сердце свое забрал из рук мудрой души. Ты как будто расслоился и каждую частицу выпустил на дорогу, - как будто проверить захотел, что сильнее, что важнее, что нужнее тебе и миру. Оказалось,- ничто. По отдельности – ничто! Беспомощность, бессилие, бесперспективность  и  безмолвие, - вот  то, что выбрал ты в свое время, потянувшись жадными ладонями навстречу  благам  мира и жизни. А нужно было не ладонями,  но всем собой, – ты душу миру забыл открыть, мысль свою в мир впустить,  память свою миру даровать -  ту, истинную память, носителем которой  являешься до сих пор. Она и томит, она и не дает покоя! Ты убегал, ты уходил – но возвращайся домой! Дом твой там, внутри  тебя  самого   -  твой истинный, настоящий дом. Поговори с собой, самого себя выслушай. Просьбу свою услышь: ты жил умом, ты жил  телом, ты жил сердцем, – отпусти же теперь душу свою – в жизнь и жить!  Неправильно ей томиться и умирать обезглавленной, обездвиженной и ослепленной. Отпусти её – впервые отпусти,  но только без страха и без жалости. Отпусти  с  верой в то, что  и ей тоже положена твоя жизнь!  А она взлетит птицей,  - и за песней её и разум, и тело, и сердце потянутся. Это, быть может  -  то самое единое целое, от которого ты убежал когда-то! То самое, -  твои Вечность,  Высота  и  полет, о которых ты мечтал и  которыми грезил. Ты силой и властью их так и не смог добиться, ты    разумом и волей их   так и не  смог покорить! – а они приходят в душу сами  вместе с жизнью и так же  просто и естественно,  как и сама жизнь.

 133. До тех высот тебе ведь никогда не подняться, на тех вершинах никогда не стоять! Дотянуться – через титанические усилия веков  - да, можно. Зацепиться за край звезды, которая кажется с Земли остроугольной снежинкой – тоже возможно на мгновение. Но – не остаться, но не сохраниться, а вновь – камнем  скатиться  вниз. Ты чужой там – и тебя никто там не ждет!  Хотя – нет, неправда! – ждут.  Ждут – и вершины, и пики,  и высоты – если пусты они до сих пор, то кого же, как не тебя? Они ждут тебя – но другого! Они знают о тебе – другом, знают – как того, о   котором ты  лишь догадаться  в состоянии, но каким не стал  до сих пор. Другой.… Какой он, если не такой, как ты? Ты не знаешь! Но кто  ты есть? Кто же? Человек разумный, человек видимый; человек, чувствующий свое тело и знающий досконально и его, и все его разумные и неразумные желания и потребности, не имеющие никаких пределов и границ. Ты певец и баловень судьбы, ты певец и любимец своей гордыни, своей самости, своих убеждений, которые позволяют стоять твердо  и уверенно даже на самых трусливых  и дрожащих от слабости  ногах. Вседозволенность, безнаказанность и самоуверенность, – твое право абсолютное и неоспоримое, ибо ты есть певец силы, ты есть культ насилия и власти, ты – та самая физическая сила и физическая власть, и их воплощение,  которое не знает и не желает знать  законов разума и справедливости,  могущих обуздать и остановить любую волну. Вот кто ты! Как на ладони, - а ты и есть на ладони! На своей  собственной ладони  – не скрываясь, не стесняясь и не  смущаясь  ни лиц своих, ни убеждений, ни деяний.  В тебе все конечно – так же, как конечен и ты сам, - ибо зло не может гореть, пылать и полыхать вечно. Ты стал колыбелью зла, признав за ним право на жизнь и тем самым позволив ему остаться жить в твоем доме. Так в ожидании дитя ты уже  загубил его, дитя,  колыбель, – так кого или что ты смог – или еще только сможешь – принять на свои ладони? Только подобное, только низкое. Ты не допустил к себе ни высокое,  ни светлое, - ибо это всегда и борьба, и  труд, это в чем-то, ранее возведенном в ранг святынь, отказ себе самому. Тебе не понадобилось будущее, тебе  не понадобилась перспектива, - ты легко принял то, что принять оказалось легче, что тебе показалось  разумнее и ближе, что понять тебе оказалось проще. Человек видимый и разумный! Ты принял лишь то, что в состоянии был увидеть и принять телом. Но осталось еще что-то, – то, что невидимо глазом и потому  осталось только уничтожить, стереть как не входящую  в планы  помеху той, земной видимой жизни, тягучей и тяжелой,  которая ощутима каждой клеткой земного тела. Только осталась смутная тревога понимания где-то там, глубоко в душе и в сердце:  как же всего этого, видимого, ничтожно  мало для  истинной жизни! Ведь такая жизнь – это не жизнь, ибо жизнь эта неправильна и так несправедливо бессмысленна, так неоправданно коротка и  всегда конечна! Это – настоящее – всегда приходит! Это всегда приходит – мысль эта оказывается рядом с пустой колыбелью,  в которую отказалась спуститься душа долгожданного ребенка, почувствовавшего   фальшь  и бесперспективность всей твоей как будто жизни как будто в счастье.  Чего же  нет в ней – из того,  чего вдруг так отчаянно душе не хватает и без чего вдруг самому так не хочется жить? Вот они – и колыбель, и тело, - а в них лишь страшные пустота и холод…. Так и ты прожил! Огня нет, жизни нет, души нет, тепла и света – а потому не странно ли, что черта твоя близка, определена и неизбежна? Но они всегда  есть где-то, - и тепло, и свет! – ты ведь четко понял это впервые тогда, когда с ужасом смотрел  в опустевшую детскую колыбель. Ты признал тогда их не как миф, но как реальность, – те самые пики, вершины и высоты,  к которым впервые подняла тебя твоя беда  на своей мудрой и соленой детской  ладошке. Туда душа твоя ушла – на мгновение…. Для чего? Чтобы оттуда, из высоты,  взглянуть на своюколыбель, на свою обитель, – на собственную жизнь в собственном теле и в собственном доме взглянуть  - и впервые их  по-настоящему увидеть. Что за мысль родится в тебе там, высоко? Единственная мысль , которую ты сможешь пока донести до Земли –  о том, что нет желания возвращаться туда,  в тот дом; о том, что возвращаться необходимо, потому что исцелить планету – это твой долг Вселенной.   Потому что зацепиться случайно  Там   невозможно -  и  не за что, ибо там   всё есть  сфера! А то, что  света шар всегда  с острыми и царапающими иглами лучей – это всегда только  кажется  отсюда, с Земли, тому, кто испуган перспективой Беспредельности, - ведь  о  Ней возможно только грезить и мечтать, как о единственно возможном для Земли  счастье.

134. Затяни туже пояс – и так близко  увидишь ты четкую границу между высоким  и низким, между «желаю» и «могу»,  между истинной необходимостью и капризом! Вот она – леской перережет, оборвет, забыть заставит…. Это  она проходит меж  чашами невидимых весов, - и она укажет на то, о чем задуматься сейчас должно. Сейчас это уже необходимость, это обязанность выбора! Но это – сейчас. А ведь было всё когда-то единым целым, - одухотворенным, разумным и неделимым, растущим и цветущим, и даже приносящим плоды. Была идея, была почва для её воплощения,  - и было само рождение жизни: росток, листок, цвет, плод, зерно. Были  бесконечность и непрерывность этого тихого, земного, но удивительного, чудесного процесса постоянного возрождения,  возвращения – и, тем не менее, постоянного роста  не столько в количестве, сколько в качестве  из поколения в поколение передаваемой жизни. Была сила – и она накапливалась; была мудрость – и она сохранялась; была потребность в продолжении  самого себя – и продолжение это не убивалось ни в ростке, ни – тем более! -  в семени. Что было?  Была жизнь – воплощенный её главный закон, на удивление простой и прекрасный. Был цикл, и были его фазы – ибо все возвращалось чуть выше, но  на круги своя. Было течение сильное, свободное, но спокойное  -  сила  всегда должна созидать, а не разрушать созданное и прижившееся! Было Время – и его на все хватало,  и оно не убивало, но помогало расти,  и мудреть, и подниматься. Было, было, было…. Все было до той поры, пока не случился обрыв, выбросивший за пределы Потока существо, которое  воспротивилось общему  порядку Мироздания, которое предложило и подхватило новый смысл существования, отрицавший бесконечность и беспредельность развития, и непрерывность их, и связь между ними, и общую  их  память. Этот, новый смысл, оказался против мира – а потому   вне и его,  и прежнего дома. Это, зараженное идеями предела и предельности  существо, было против мира,  а потому оказалось вне прежнего дома. Утратив корень, взрастить сильную и счастливую  жизнь, – задача по силам ли? Казалось, что это всё  по силам! А   оказалось, что нет: стало очевидно во Времени, что катится такая и всякая ей подобная   жизнь  в  пустоту.  А жизнь, тугим поясом перетянутая – жизнь ли это? Это всегда боль, и голод, и болезнь;  это искренняя радость, а после и искренний ужас одиночества. Это боль не родившегося продолжения, это тоска по той гармонии  по той красоте, в которых все можно было найти,  и увидеть в одно мгновение, в одно касание. Ради чего – или ради кого все это? Ради сытости – но разве не сродни она жадности? Ради спокойствия – но разве не сродни оно заранее одобренному и потому  уже свершенному убийству? Пожертвовать собой, оборвать самого себя на полуслове, согласиться на подрезанные крылья,  перетянуть ту нить, по  руслу которой жизнь текла из вчерашнего  дня в день завтрашний, - это ли не главное преступление, это ли не главная ошибка существа, восставшего против течения Потока  ради возвышения и возвеличивания самого  себя? Когда поймет он это и когда услышит?  Когда пояс стянет слишком туго, когда дышать станет трудно, а после и невыносимо, когда духота и боль станут единственными спутниками  и верными друзьями.  Распеленай себя, избавь от удавки, - просто откажись от перетяжки между Землей и Небом,  в которой  и твоя клеть, и твоя погибель!  И вновь тогда будет всего одна дорога, - та, что  от Земли до Неба – это ввысь. И вновь тогда будет всего один путь наверх – это рост. И вновь тогда окажется главной задачей, главной целью и главным смыслом всей жизни сохранение её неразрывности, неделимости, непрерывности её в Потоке Времени, который подарил когда-то ей и её скорость, и её бесконечность, и беспредельность. Удивительно  и  странно то, что лишь голод и боль приводят к освобождению, к мудрости и к свободе! Хотя нет в этом ничего удивительного! – для тебя самого. Ты слышишь лишь то, что способен слышать, и чувствуешь только то, что способен чувствовать: свой плач, а не чужой, и свою беду, и  свою тоску, и свою печаль.… А потому ты всё еще остаешься – вне , ты все еще затянут своим тугим поясом! А ведь там, за ним, в  твоей боли,  живет одна большая, огромная боль одной  большой общей жизни! А тебе иначе не понять и не услышать, что, если ты разрешишь ей задохнуться, она угаснет вместе с тобой,  ибо ты – носитель, и тебе дано – нести!

135. Что такое прикосновение? Это всегда ответ, это всегда реакция, это всегда последующие  изменения. Великое искусство – ваять и творить! Чем угодно – на что отзовется материал, что услышит, как услышит душу мастера, гения.… Услышать, почувствовать и отозваться на прикосновение – главная данность жизни, главное свойство и качество души, позволившее ей измениться, очиститься, стать выше и сильнее,  прозрачнее и крепче. С ней, оказывается, можно разговаривать, её можно взращивать, и воспитывать, и учить, как дитя! И можно, и нужно, и необходимо, - тем более что она – душа – дитя пока единственное. Ей нужны эти беседы, ей нужна эта чистота и  правда, и ответы на вопросы, ею заданные,  а не жизнью. Ей свет нужен, ей нужен  простор, нужна свобода! А ключ к ней, как и ко всему один! – память о том, что  ты  хозяин. Не молчи сам - и не прячь ни от себя, ни от неё красоты вашего общего с ней  мира. Она слышит и чувствует – и, только тронь, она зазвучит, и запоет её струна. Подари душе эту прекрасную песнь! Музыка – она ли не творец, не скульптор, не учитель? И дано – слышать. Слушай – и впитывай, и уже тем самым изменяйся к лучшему! Слушай Прекрасное – пусть  даже если это просто тишина! – в Его звуках всегда  живет  чистая магия, волшебство, жизнь чудесная и удивительная. Дано ведь для чего-то  – слышать! Дано! – для того, чтобы понимать,  - так пойми всю силу звука, всю степень власти его  - для того, чтобы  узнать цену слова и молчания, возможности их и их силу,  а значит, и свою. Твори во благо, раз дан ключ! Твори! – ведь поймут и услышат не только слово. И  звуки музыки способны рассказать  обо всем – и даже без слов! – ибо это не струна, но сама Душа Мира поет и ищет отклик в любой земной душе.  А еще есть цвет. Мир не черен и не безлик, - он всеми красками своими, всеми цветами  и оттенками расскажет о себе, о чувствах своих и о настроениях, и о мыслях. А душа поймет  и откликнется на зов - опять безо всяких слов, которых возможно сказать сотни, но ни одно из них не станет таким острым, верным и точным, и ни в одном из них не будет такой силы, такой правды и такой простоты  для понимания и восприятия. Тебе дано чудо великое –  возможность диалога с миром и с самим собой без единого слова, - одним лишь прикосновением, которое способно изменить до глубины и в корне.  Дано видеть, слышать, понимать и воспринимать; дано чувствовать и выражать свои чувства, свое восприятие и понимание; дано впитывать и накапливать, чтобы после отдавать – ибо дитя собственной души не должно остаться для тебя единственным. Но сначала прими его и признай его! – это и дар, и возможность раскрыться, расцвести, и мир вокруг себя своей любовью и к нему, и к жизни расцветить, окрасить, осветить, пропеть. Вот он, смысл жизни той, невидимой и Высокой: душа должна заговорить  и с тобою, и с миром, и с другой душой. Тогда не нужно будет злых, чужих и непонятных  слов, грубых усилий и бесплодных попыток соединить чуждое или разорвать единое целое ради эфемерной платформы, на которой только и возможно, как кажется, построить жизнь. Душа должна заговорить! Тебе дано видеть – и ей дано. Тебе дано слышать – и ей дано! Дай ей возможность такую, просто подарив ей встречу с  Прекрасным! Великое – лучший и единственный вечный  Творец, лучший скульптор, и мастер, и Учитель. Но ты поймешь это Великое – душа поймет и отзовется обязательно! Ибо  всё Великое,  Прекрасное и Вечное, - это просто голос и зов  Великой живой Души,  которая каждого  из нас слышит и понимает без единого слова.

136. Я желаю, чтобы во всем, что есть в этом мире и в этой жизни, была гармония.  Я не очень многого хочу, ибо она всегда и всему есть и начало, и продолжение, и главное условие. Я хочу чистоты, баланса и истины во всем, я желаю прозрачной ясности в каждой складке  мысли, слова и дела. Я мечтаю о том, чтобы не осталось этих складок  и морщин  - ни одной, ни единой! Пусть уходят они – а ты отпусти их из памяти, отпусти и из души. И из сердца отпусти, - прости, пойми, полюби и  прими как должное все сущее, не пытаясь ни преломить, ни переломить его. Лишь  всем своим существом, каждым  проявлением жизни  старайся  улучшить,   поднять, и осветить, принести чистоту и радость в окружающее и окружающему: не только настоящему дню, но и – не жалея себя! – каждому из дней  будущих. Я мечтаю о том, чтобы не осталось в жизни  ни одной складки, ни одной морщины сомнения или страха! Если мысль натянута, как струна, и если слово – это игла, а душа – это проявление, прежде всего,  духа, но не  разума и не тела, - если все так, то разве погаснет когда-нибудь взгляд,  разве  похолодеет и замрет когда-нибудь сердце? Я, может быть, кажусь кому-то продавцом? – цинично перебираю гирьки грехов и благих деяний, взвешиваю и отмеряю достоинства и недостатки, чтобы вынести свой вердикт, - достоин или не достоин….. Может быть, кому-нибудь и кажусь я именно таким! Но  чего мне опасаться и за что тревожиться? Не я – весы, но передо мною их чаши! Передо мною – так же, как и перед каждым из вас, – эталон Истины и правды, - главный эталон меры всякой жизни. Баланс и чистота во всем – не есть  ли они главное условие  развития и гармонии? Они! – они и есть. Я даровал тебе эти весы – весы, знающие и безошибочно называющие меру и цену всему, что есть в  мире, и каждому поступку, мысли, слову, движению души и сердца. Я даровал тебе главное чудо, способное или остановить, или подтолкнуть, или изменить в корне и  русло,  и принцип твоей жизни. Я подарил тебе внутренний голос – это Мой голос, Мое прикосновение, Моя оценка тебя и жизни твоей!  - тот  тихий, так часто мучающий тебя по ночам, гнетущий оправданными тревогами за несправедливые и неправедные деяния души голос  твоей совести.  Я не продавец, который оценивает и отмеряет равнодушно –  но я бесстрастен и перед тонкой стрелкой весов, на которых будущее складывается сегодня и угадывается уже сегодня, голову преклоняю еще больше даже, чем  ты, обиженный на справедливость и потому уже глуповатый  и недальновидный. Я не говорю « глупец» до той поры, пока ты слышишь Мой голос,  пока внимательно слушаешь его и сверяешь с ним каждый свой шаг, внутренний или внешний. Ты перенял Мою Науку – а значит,  стрелка компаса, карта и луч маяка  не дадут ни сбиться с верного пути, ни погибнуть. Но это всё – твое, земное! Земные дороги, земные пути ценны много меньше, – но вслепую ходить даже  и по ним нельзя! В этом ты согласился со мной почти впервые,  приняв  моё  на службу своему, земному. Но есть еще один луч маяка, и еще одна стрелка компаса, и еще одна карта –  всё это  там, в твоем мире!  Это мой голос и мой зов, которые тревожат тебя  бессонными ночами как тихий голос совести, ведущей бесконечный спор с тобой, ибо ты есть  пока еще – корабль без руля и без ветрил. А Я? Я  всего лишь хочу чистоты,  справедливости и правды во всем этом мире, - ибо  чем плох луч, и его свет,  чем страшен и пугает Путь ко Мне? Добра желают потому, что любят -  а Я люблю.  Вразумить и воспитать  мечтают того, в кого верят – а Я в тебя верю. Я верю и люблю  -   потому и говорю с тобой как с  равным, - через твои тревоги, сомнения и печали, которые приводят к истинному осознанию, к пониманию, к раскаянию и к желанию вернуться  в Мой Луч по доброй воле, а не из страха  возмездия за содеянное тобою же. А ты, маленький кораблик, потрепанный бурями и исхлестанный ветрами,  - ты вспомни о том, что есть другой, не земной маяк,  и он укажет путь ко Мне Моим Светом,  Моим голосом –  голосом твоей совести.

137. А чего хочешь ты? Ведь не может же быть так, чтобы  ты, даже как будто всего добившийся, перестал желать, перестал искать и мечтать! Не может – просто потому, что ты живешь и дышишь, а значит,  бьется в тебе не только  острая игла ума, но и тонкая прожилка пульса, в  которой и происходит разговор с самим собой - через свое собственное  сердце. Чего желаешь ты? Перечислять всё твое бессмысленно – ибо всего не перечислить, потому что оно неисчислимо. Ты настежь распахнул врата желаний, перестав задавать себе главный вопрос: для чего все это – и вообще нужно ли оно? А кто-то давно уже за тобой наблюдает – и когда-то давно  во многом даже был согласен с тобою!- да, это нужно; да, это необходимо…именно с той, главной точки зрения: для чего? Ты был старательным ребенком, который упорен в поисках  и достижениях. Ты открывал для себя тайны Неба и Земли, ты постигал науки, развивал искусства, тянулся к Прекрасному – принимал его, учился видеть и отражать, впитывал – через высокое Искусство.… И во всем тогда жило  созидание, сотворчество – ты строил свою жизнь так, как умел и как чувствовал, ты строил и себя для этой жизни – поднимал, развивал и воспитывал, чувствуя свою особенность, свое отличие от остального мира, свою данность и свои силы,  и свои – почти безграничные – возможности. Тебе бы и идти дальше, и лететь выше вот так, помня о Земле и не забывая о Небе и о Науке Его! Но что-то помешало, что-то зацепило, что-то остановило, - что именно? Ты отвернулся, задумался – а во взгляде незнакомое ранее и чужое выражение холода, которому нет нужды ни в ком и ни в чем,  и нет ни по ком тоски.  Что оборвалось вот так вот – вдруг – какая связь? Ведь было же единство,  - и сердце билось, и душа тянулась и рвалась,  и разум понимал и подхватывал именно воплощение её, этой мечты! И вдруг лопнуло всё, как будто в одночасье: сердце бьется, но оно перестало быть горячим, живым сердцем. Душа молчит, - а, может быть, её и нет уже вовсе! – изгнана за ненадобностью  как груз беспокойный, хлопотный и бессмысленный с виду, вечно болящий и вечно томящий своим томлением,  манящий куда-то и тревожащий  смутно или явно. Этот  холодный и жесткий расчет легко  пробивает  дорогу идущему по  пути земному  своей силой грубой, беспринципной и потому  здесь, на этом пути, почти всемогущей. Вот такая  она – дорога не туда и в никуда,  - и распахнуты всегда  настежь ворота тех, её низких и грубых  желаний. Мечты этого пути –  все  то, чего он требует в качестве необходимости  от  каждого, его   избравшего и по нему  идущего. А желания неисчислимы! – хотя возможности пока еще –   к счастью! -  исчерпаемы.  Есть уже всё, о чем грезил и даже не грезил; есть главное – идти стало легче,  ибо груз физический куда легче и приятнее тяжести той, моральной. Она ведь, та мораль, как пуповина к телу матери, связывала тебя со многими  огромными  телами Мироздания! Через неё ты напитывался и энергиями, и соками жизни, через неё получал свои – Истинные! – Знания, которыми теперь ты так по праву гордишься, забыв о том, как они стали твоими. Через Неё – через Любовь, через мораль, через единение с главным, с Великим! А  теперь жить тебе, потерянному и  одинокому, стало легче ли? Да, стало легче на время,  – это детский и тебе уже непростительный эгоизм безответственности;  это  мнимая и в итоге погубившая тебя свобода от власти Законов Мира, по которым Мир живет и тебе, крупице его, жить должно  по сей день и навсегда. Легче стало на время – Я  ведь помню счастье души твоей, которая впервые  осознала свою  способность  и возможность, свою  данность – отделить свое земное «Я» от огромного «Я» мира, осознать его малым космосом, принадлежащим самому себе. Выделить и осознать  свое «Я» -  ты был в состоянии? Да!  –  но сил хватило, а мудрости – нет. Но вот   разделять  большое и малое ты  был   вправе ли? Лишил  Силы и мудрости Космоса  весь свой род, - выкосил не только просеку, но и вырвал корень, - всё, что держало, что помогало, что поднимало. Так чего же ты хочешь сегодня? Ты со многим справился сам – хватило и  сил,  и знаний, и неразумной  слепой смелости.  Ты собрал коллекцию желаний  и мечты -  сегодня нет в ней ниши пустой, не заполненной! Все, о чем мечталось и все, к чему устремлялся когда-либо, и все, за что продался -  все сбылось и привилось. А все же чего-то не хватает! Чего? Ты осознал главную  и давнюю свою ошибку! Тогда тебе казалось, что, освободившись от мира, ты останешься сам по себе и только тогда ты будешь счастлив. Но ведь вера, и Знание, и Закон,  и принципы и основы бытия  и Мироздания тебя не связывали! – они  всегда только сдерживали от ошибок и направляли, наставляли  на Путь Истинный. Ты правом выбора вырвался из их, как ты полагал и определил для себя, «плена», -  вырвался очень просто, разорвав связь  сердца, души  и тела. Тебя повела рука даже уже не разума, но   просто ума – ибо разум не обрывает, не разрывает, но всегда соединяет и  бережет именно  то, главное и целое, и видит во всем именно истинное, главное. А сейчас ты просто желаешь того,   чего так и не смог получить, прожив подряд столько бессмысленных, как оказалось, жизней. Чего же? Того, о чем ты всегда мечтал: « Я хочу счастья». Всегда мечтал – но только искал всегда не там, а значит, и не нашел его. Высокое  не ищут в низком! За Ним поднимаются – а если разум земной противится этому, не отпускает, его просто оставляют  здесь, на Земле и для Земли.  А душе поводырь не нужен! – она всегда тоскует по Высокому и  она не привязана к Земле ничем,  кроме Любви.  А Любовь эта  всемогуща, потому что она–  оттуда пришла , от целого  Мира,  и потому нет Ей ни земной, ни небесной границы или меры.

 138. Есть свет физический – и ведь ты этого не отрицаешь, ибо невозможно отрицать то, что очевидно. Есть физический мрак – ночь, тьма, приносящая холод и забирающая живое тепло.  Всё в жизни тянется к свету и ко дню – и ты тоже, и не сомневаешься ничуть в том, что  жизнь, прежде всего, должна нести собой  тепло и свет. Есть влага, без которой жизнь невозможна и засыхает на глазах, - и всё это ты знаешь и не отрицаешь, ибо живешь этим же – и это всё для тебя очевидно. Свет, тепло, вода и пища  - вот те условия, что необходимы для развития, для роста и для взросления, - вот те условия, что необходимы для жизни! И ты согласен с этим, ибо ты видишь, знаешь, наблюдаешь и всей своей жизнью  подтверждаешь незыблемость, истинность, непреложность  и безусловность этого простого и  всем понятного  постулата – абсолюта. Ему не требуется никаких доказательств,  ибо доказательство его единое и главное  есть сама жизнь.  Мир видимый, ты кажешься непростым, хотя ты ведь очень прост!  Ты прост, ибо ты  заметен, – и свет твой всегда  есть благо, а мрак  - всегда  неизвестность и смутная тревога. Тебя не отрицают как нечто эфемерное и потому невозможное, ибо ты  - на ладони и законы твои – тоже на ладони, хотя  восхищают  и всегда   восхищали они своей гениальной мудростью всё человечество - уже не одну тысячу лет  жизни его  здесь, на Земле.  Но себя ты не признаёшь  продолжением земным чего-то более  высокого, более тонкого, более прозрачного!  Почему-то  не признаёшь в себе Высокого,  не видимого глазом каркаса  - не признаёшь  именно потому, что он невидим, а потому, с точки зрения человека – невозможен.  Но ведь это не так! Ведь есть же в мире Точки касания  с  Высоким! -  когда Оно становится по крохам, пусть и снизу вверх, но понятным  и доступным! Есть свет видимый, а есть невидимый,  внутренний свет каждой жизни, - он лучится из любых любящих глаз, он чувствуется в каждом прикосновении любящих рук, он слышится в звучании каждого любящего сердца или голоса. Он есть – и его тоже не отрицаешь! Не отрицаешь земного Солнца -  счастья, не отрицаешь земного мрака беды и  горя, не отрицаешь ни  холода забвения, ни таяния слез…  ты не отрицаешь своей души -  и видишь, чувствуешь, что живет она по Законам Мира. Так почему же принять отказываешься ту, Его огромную и для тебя пока невидимую, а потому непонятную Душу?  Вы живёте в параллели, а все чаще – в споре, - почему-то…. Хотя Закон Жизни один! -  это Закон Её  вечного свечения и излучения ею только тепла и света.   Как не принять, как не понять этого? Если есть свет для тела – то обязательно должен быть Свет и для души.  Если есть вечное возвращение Света после ночи  - то значит, и душа возвращается вместе с ним  - и его принося!  Если мрак, если тьма в Мир приходят после захода Солнца,  то и зло в душу  опускается только тогда, когда  покидают её тепло и свет.  Что  есть они, те  внутренние свет и тепло? Это добро, чистота, красота, - это всё то, что естественно для мира и  необходимо ему, а значит,  и тебе! Спроси целый мир – что необходимо ему для  полноценного, полнокровного счастья?  Чтобы ты признал за ним право жить по Законам, по канонам Того, Высокого и невидимого, и лишь принимал Законы его бытия как единственно  и для себя возможные  и верные. Идти не против, но  лететь в Потоке; не спорить, но соглашаться и принимать ритмы,  правила, условия  и требования,  - ибо вот они, в мире видимом, а он – как на ладони!  Но поднимись выше! – признай, что не ты строишь и диктуешь. Признай, что свет, идущий снизу вверх – это всегда только отражение  Его,  а источник, свет дарящий – он там, наверху! Насколько легче и осмысленнее станет жизнь, если стать просто её земным отражением! Жить в соответствии,  – ты ведь без сомнения, слушая себя,  определишь, что  хорошо  и что правильно для тебя, а что – разрушительно и губительно. Хорошо для жизни все то, что её созидает и поет, - а потому созидай жизнь и пой её, душа человека! Хорошо, когда вокруг  живут тепло и свет, - а потому  стань источником  тепла и света! Не неси собою зла в мир, не порождай его,  не культивируй ни в самом себе, ни вокруг  просто тем уже, что храни  в душе только свет и отдавай его миру. Как? Пусть глаза лучатся им, - а значит, пусть Любовь поселится и в душе, и в сердце. Пусть душа будет  чувствовать тонко, а разум сохранится  острым и мудрым!  Как?  Их Любовь   поднимет и окрылит, – любовь к миру, к жизни, к душе родной и к себе самому.  Ты ведь никогда не отрицаешь того,  что  отрицать невозможно! – ты  никогда не отрицаешь очевидного. А значит, не можешь ты  отрицать и чуда того, невидимого мира,  продолжением которого является твой земной дом и ты сам.  Ибо твоя Любовь – она оттуда, и свет твоих глаз – оттуда, и душа твоя – оттуда тоже. Ищи его, невидимый, в отражении земном! – и сам становись его отражением, -  чтобы обрести  ключ к  вечной  тайне   мудрости и счастья.

139. В Бесконечности, в  Беспредельности Пространства Вселенной  много ли ты значишь, – и ты, и конкретная – не обязательно даже твоя! – земная жизнь? Кажется, что немного, - ничтожно мало или даже вообще ничего. Но ведь живешь   ты для чего-то! -  и жизнь твоя дана тебе  для чего-то, и пристальный, внимательный взгляд Космоса ты чувствуешь на себе единственном. Всё происходит так,  как будто ты есть не просто ты,   человек  обычный,  а Центр Вселенной, от которого берет свое начало  Мироздание. Всё происходит так, как будто от тебя в этом мире зависит всё – и   сегодняшний день его,  и завтрашний: будут ли они, и лишь с твоего разрешения  и согласия - да, будут….  Конечно, это не совсем так! Ты не можешь быть Центром Мироздания – ты слишком юн и  эгоистичен, слишком еще не готов  ни к полетам тем, высоким, ни к тем, высоким,  их скоростям. Но ты – Центр, ты – точка отсчета  мироздания иного, своего – ты Творец  и повелитель, ты хозяин и владыка своего Космоса – того, пугающе огромного, незнакомого Космоса внутри самого себя. И  конечно, не удивительно то, что  смотрят на тебя с высоты пристально, изучающее и внимательно! Каков ты  - в себе и с самим собой? Себя тронешь ли, попытаешься ли изучить и понять – или  останешься за человеческой дверью физического тела, запечатанной наглухо приговором «невозможно»?  Пока – не пытаешься, хотя  и с интересом, настойчиво, но по-детски тянешься к тому, Великому, Высокому. Тебе хочется понять сразу  Его, минуя свое, малое -  но не понять, что ты сам есть зеркальное, хотя и живое , изменчивое отражение  Того, огромного и Вечного. Потому и чувствуешь ты себя иногда как будто Центром Мироздания! Потому и собираешь, как линза, и его свет, и его боль от   пока еще несовершенства мира. Впечатление такое,  как будто ты – единственный во всем мире, и платишь за ошибки всего мира,  и луки и пики всех, небесных и земных, хранителей и вершителей Закона  и порядка вещей  своими острыми иглами сходятся на  тебе: вот он! Да, ты и есть – Он! Отражение малое, но зеркальное – ты многое значишь для Вселенной! Много – так же, как и любая другая земная  жизнь. Ты несешь в себе Мироздание – и начало Его, и все этапы его развития, и все его Законы. В тебе – вся Его сила  и все Его знания, вся Его власть над расстоянием, скоростью, пространством  и Временем. Ты – крошечная живая станция, которая поддерживает собой и своим существованием  Его жизнь, и потому ты просто должен, обязан  быть не против жизни, но за,  и жить с нею  в унисон, а не вступать в бесконечные споры и ссоры, приводящие в итоге только к разрушениям – катастрофам. Убирают отработавшее, отжившее, исчерпавшее или не оправдавшее себя. Убирают, трансформируя, улучшая, выравнивая. Убирают ради лучшего, убирают ради достижения Высшего, -  и учат, и воспитывают, и демонстрируют на примерах  ясных и ярких. Даже если на великой  плахе Эволюции оказывается твое  собственное «Я»  и ты сам – ты не можешь не согласиться с тем, что  рост и взросление нужны, а идут они и через расставания, и через разлуки, и через потери и утраты.  Ты – маленький Космос,  ты – целый мир  в одной огромной Вселенной! И всё в тебе есть – и Солнце, и далекие звезды, которые зовут к себе, и дороги к ним, их же светом остро вычерченные. Ты веришь карте ночного неба, - она всегда манила и звала, но никогда не заманивала и не обманывала,  - а потому поверь и в свою звездную карту! Это так легко – открыть самого себя, если путеводитель по душе собственной – вот он, -  и в небе, но  как  на ладони! Ты - малый Космос, связанный и со всем Мирозданием, и с Центром Вселенной, - а  значит, есть в тебе и твое Солнце,  и твоя скорость, способная душу  поднять до высот,  позволяющих  коснуться  даже самого высокого и чистого - Истины. Есть твоя мысль – та, что способна увести за собою ввысь, - так пусть она и тянется ввысь, к тому же самому ночному небу! Пусть она тянется ввысь – не мешай ей! Прислушайся к себе, загляни в самого себя, - где твоя звезда, где твой Млечный Путь? Они есть – они  всегда есть в душе! Мечтой, горением, силой огромного, как будто неземного притяжения и желания творить, которое окрыляет уже одним только  желанием,  а к высотам ранее неведомым поднимает самим творчеством.  Через свое, малое, соединяешься с Высоким, с Великим!  Соединишься так, как должно, -  так, как в состоянии и как можешь. Не тянись выше – к тому, чего тебе  пока касаться нельзя. Потянись к себе - до своей звезды и по своей дороге: за мечтой – через огромный труд; за результатом его - через муки поиска  и счастье  света;  за огромной радостью обретения самого себя -   и в процессе, и в результате, и в продолжении. А обретая себя,  обретешь целый мир! И это-  правда, -   ибо что есть в мире из того, чего нет в тебе самом? Ничего! Ты – крошечный Космос,  ты – отражение огромной Вселенной.  И если в тебе есть Солнце, твое Солнце,  и ты нашел его – то и жизнь тем будет дана уже всему  миру, - целому  миру.   Люби жизнь – это и есть твое главное Солнце…

140. Так хочется идеальной чистоты и прозрачности во всем!  Стать как тот камень – чистый, лучистый, сильный, несокрушимый и прекрасный…. Он не играет с лучом Света, он принимает его – и рассыпает вокруг себя тысячами живых  солнечных огней.  В нем не должно быть ни царапины, ни пятнышка, потому что тогда не цена его упадет, но целостность, ценность нарушится, - свету невозможно пройти, залучиться! Так и ты, так и тебе – требуется  и время, и поиск, и тяжкий кропотливый труд огранки, чтобы стать таким же, как он. И пусть тебе в помощь и знания, и умения, и навыки,  и труд, и любовь, и вера тех, кто видит в тебе твое прекрасное и чистое Начало – но главным  гением и вершителем чудес   для самого себя всегда остаешься ты сам.  И никто лучше, чем ты, не увидит трещин и сколов,  если  знаешь о них только ты!  И никто, кроме тебя, не догадается о царапинах и  ранах памяти -  обиды и боль, зло и радость от причинения зла, зависть, жадность и роптание на самого  старшего и, как кажется, самого строгого и сурового Учителя за его мудрость, строгость и  принципиальную суровость. Кто, как не ты, лучше других знаешь  и помнишь и об ошибках своих,  и о грехах? Ты сам – человек – и только ты. Но, в отличие от камня, ты можешь и должен  исправлять пороки – ибо ты должен и можешь  не только реагировать на свет, но и принимать его луч, и уметь пропускать его через себя, и рассказывать другим  о том, что принес он собою на Землю. Стать прозрачным и чистым – это первое требование истинной человеческой, духовной его ценности! Это – и сила духа,  и возможности его  явные и пока еще сокрытые, и удивительное его свойство приносить  в мир так остро необходимую здесь красоту, которая дарована Вечностью и  потому остается на все Времена и во всех веках самой  понятной и близкой для каждой живой души. Пришло Прекрасное на Землю в виде неизменном, не тронутом пороками и Временами. Легко ли Ему здесь быть и оставаться таким? Быть – легко, ибо нет ничего невозможного для того, кто понял, что есть  он, зачем он и ради чего он. А стать – необходимо, ибо чистый кристалл остро нуждается в каждом своем воплощении, в каждой дарованной ему жизни. Так много горя и беды ты видел на своем пути! – расскажи о них. Чистотой расскажи, красотой расскажи, – расскажи спокойной и уверенной мудростью человека, по-настоящему взрослого и ценящего каждый новый день как новый шаг на Пути истинного  восхождения. Если в каждом есть зерно Прекрасного – то  почему не вырасти ему, не набрать всей своей силы и мощи? Что мешает родиться тому бриллианту духа, которого так отчаянно ждут и которого здесь, на Земле, так всегда и  отчаянно не хватает? Зерно страха: не дождаться плодов труда тяжкого и по большей части своей невидимого и неблагодарного. Еще - неуверенность, – но не только в том, что  не хватит сил справиться с самим собой, а сомнения в необходимости приложения в жизни каких-либо усилий. Кому это нужно – да и нужно ли вообще? – вот тот вопрос, что убивает не родившееся еще дитя; вот то самое начало конца – начало гибели истинной жизни человека, его истинной ценности, истинного предназначения. Это начало гибели души – той, что должна и обязана просиять, может быть, одной из самых ярких звезд в созвездии. Да, в нем звезд много – и  одна из них, быть может,  вспыхнет и сможет удержаться, и просияет, открыв кому-то глаза, кого-то вдохновив, кого-то пробудив и утешив. Но только необходимо их для жизни  – соцветие, созвездие, и каждая его звездная крошечная точка  ожидаема и нужна! Кому? Всей Земле, всему человечеству,  ибо в созвездии этом – ваша общая Судьба, ваше общее будущее. Ты не имеешь права ни загубить его, погаснув, ни уничтожить, загасив. Найди свое место в том, общем Плане! Найди – и гори, и принимай, и отдавай Свет! – рассыпай его в мир  тысячами живых солнечных огней.  В этом – твой смысл, в этом – и твоя чистота, и  твоя мудрость, в этом – взросление и восхождение  к Вершинам уже неземным.  Кому это нужно? Не спрашивай! Это просто нужно, – а кто-то прозреет, а кто-то очнется от тяжкого сна, а кто-то и сам вспыхнет  ярким огнем тепла, почувствует в себе  и силы его, и  возможности. Это нужно!  Ибо в этом – общая судьба общего дома. А ведь он живет – и он любит жизнь, и он мечтает остаться жить, а не стать погасшей звездой,  загубленной по вине лучшего из своих детей.